Организационный прогресс

Экономическая ситуация последних нескольких лет в Украине дает возможность наблюдать за развитием довольно интересных форм организации бизнеса. Нельзя не заметить, как вокруг многих промышленных предприятий функционирует большое количество посреднических фирм, которые сотрудничают с ними преимущественно на давальческих условиях. Эта форма организации предприятий вызывает много нареканий по ряду причин (как с точки зрения самих промышленных предприятий, так и с точки зрения государства). Последняя имеет в первую очередь претензии фискального характера, а сами предпри ятия жалуются на неравноправное сотрудничество с такими фирмами. Но интересно то, что как государство, так и сами предприятия (а точнее их менеджмент и часто по субъективным причинам), приложили немало усилий к возникновению фирм такого типа. Оставшись в результате инфляционных процессов и не всегда удачного менеджмента без оборотных средств и работая в условиях тотальной бартеризации, мало какое оборудование подп-приятия может позволить себе обходиться без посредников. Такая организация бизнеса стала уже привычной для украинской экономики и некоторые ее черты и проявления весьма основательно освещались в литературе, но анализа именно организационных вопросов не было уделено достаточно внимания.

В этой статье сделана попытка посмотреть на организационные процессы в украинской экономике в свете быстрого роста качественно новой формы организации бизнеса. Одна из многих имен, которое дали ему специалисты, - это «hollow corporation», т.е. «оболочечная» (пустотелый) корпорация. Ее проще воплощение и представляют собой большинство украинских фирм-посредников.

«Оболочечная» фирма по своей природе резко отличается от традиционных «бюрократических» организационных структур, которые имеют много вертикальных уровней управления и осуществляют непосредственный контроль за действиями всех своих подразделений. В традиционных фирмах производство осуществляется на собственных предприятиях, научные исследо вания и дизайнерские разработки - внутри самой корпорации, маркетингом и реализацией продукции также занимаются его соответствующие подразделения. Для поддержания нормального существования такой системы необходимо и привлечение дополнительного персонала - бухгалтеров, юристов, специалистов по кадровым вопросам и т.д..

В «оболочечный» фирме многие из этих функций, прежде всего производство, вынесены за внутриорганизационные рамки. В чистом виде она представляет собой управляющую фирму, которая нанимает небольшое количество ме ров, которые, в свою очередь, координируют работу сторонних подрядных организаций. Таким образом, внешним компаниям передаются на контрактной основе практически все бизнес-функции, кроме управления. Безусловно, между такой «оболочкой» и традиционной вертикально интегрированной компанией существует широкий спектр возможностей существования фирмы. Но в последнее время «дезинтеграция», или перемещение компаний «оболочечную» часть спектра, становится все более массовым мировым явлением. И не исключено, что в постиндустриальную эпоху «оболочечные» компании станут в некоторых отраслях типичной формой организации бизнеса. Американский экономист Реймонд Майлс вообще считает, что в «будущем вместо корпорации будет достаточно иметь коммутатор». Такая точка зрения может показаться слишком радикальной, однако уже существуют фирмы (так называемые динамические виртуальные организации), функционирование которых базируется на активном взаимодействии через глобальные компьютерные сети большого числа независимых подрядчиков для решения конкретной проблемы. Длительность существования таких «фирм» - несколько недель или даже дней. Фактически здесь уже можно говорить о полном исчезновении фирмы в ее традиционном понимании. Бурное развитие «оболочечной» формы бизнеса, который, по сути, может привести к исчезновению фирмы в ее традиционном понимании, заставил экономистов задуматься над вопросом: что такое фирма вообще и почему она существует? Выяснилось, что еще в 30-е годы, когда о «оболочечные» фирмы не было и речи, молодой американский экономист Рональд Коуз предложил свой ответ. За эту работу в 1991 году ему присудили Нобе-ливский премию.

В своей работе, опубликованной в 1937 г., Коузу удалось показать, что в условиях, когда на рынке все определяется классической теорией спроса и предложения, фирма просто не нужна. Чтобы спасти фирму, Коуз решил ввести в теорию новый вид расходов - транзакционные. Сам он определил так: «Чтобы осуществить рыночную трансакцию, необходимо определить, с кем желательно заключить сделку, сообщить потенциальных партнеров об условиях сделки, провести предварительные переговоры, подготовить контракт, собрать сведения, чтобы убедиться, что условия контракта выполняются и т.д. ». И именно желание избежать расходов на совершение сделок (transactions) через рынок и может объяснить существование фирмы, внутри которой транзакции является результатом административных решений. Иными словами, теперь главной целью существования фирмы является не производство или мак-максимизации прибыли, а минимизация транзакционных расходов. До Коуза экономическая теория такими вещами пренебрегала. Сам автор теории транзакционных расходов назвал их расходами использования механизма цен.

Последователи Коуза (например, экономист Дж. Джарилло) предлагают все расходы фирмы разделить на три типа - внутренние, внешние и транзакционные. Это можно пояснить на следующем примере. Пусть бизнес фирмы А заключается в том, что он покупает продукт «А», перерабатывает его в продукт «В», который затем продает. Расходы по закупке «А» - внешние, расходы, связанные с переработкой «А» в «В», - внутренние (в данном случае они совпадают с производственными). Если продавец «А» и покупатель «В» уже были когда-то найдены и вся схема реализуется при фиксированных цен и объемов, то транзакционные расходы равны нулю. Однако в реальности и покупателя, и продавца еще нужно найти, а цены и объемы постоянно меняются - их необходимо определить для каждой конкретной сделки. Все это изд-ки, на которые фирма вынуждена идти. Чтобы сами эти транзакции стали возможны, классический механизм ценообразования еще нужно «включить».

Таким образом, транзакционные расходы можно интерпретировать как расходы на адаптацию фирмы к рыночным условиям, которые изменяются. Если на рынке, где работает, ничего не меняется, то дополнительные транзакционные расходы равны нулю. В определенном смысле и фирму следует организовывать только тогда, когда есть идея создать новый или изменить старый рынок.

Во всех своих рассуждениях под фирмой Коуз понимал фирму-производителя. Если фирма будет владеть средствами производства, то кроме расходов, связанных с производством продукции, ей придется нести расходы на предварительное изучение рынка, на продвижение продукции на рынок, на заключение всех необходимых для этого контрактов и т.п. (для него они и будут транзакционными). А теперь представим, что существует другая фирма, которая не владеет средствами производства, но которая предлагает фирме-производителю за определенную плату взять ее транзакционные расходы на себя. Это и есть так называемая «оболочечная» фирма. Функция фирмы-производителя заключается лишь в том, чтобы производить, а производить и как продавать - это уже проблемы оболочечной фирмы. Иными словами, «оболочечная» фирма берет на себя отношения фирмы-производителя с рынком (окружает «оболочкой»). Она адаптирует производителя к рынку, ограждает его от проблем, если производитель сам не может или не хочет их решить.

Понятно, что роль «оболочечной» фирмы будет тем больше, чем больше транзакционные расходы по сравнению с производственными. Поэтому наиболее ощутимо присутствие «оболочечных» фирм там, где рыночная конъюнктура быстро меняется. Вот как писал об этом предшественник Коуза Фрэнк Найт: «При наличии неопределенности ... осуществления реальной деятельности становится действительно второстепенным в жизни, главной проблемой или функцией становится решение - что делать и как это делать ». Поиски ответа на два последних вопроса и составляют суть «оболочечного» бизнеса. «Оболочечные» фирмы порождаемые страхом производителей перед неопределенностью своего экономического будущего, или, иначе говоря, нежеланием или опасением рисковать. Коуз ввел понятие транзакционных расходов, чтобы сохранить фирму в ее тради-ции смысле. Но по иронии судьбы именно благодаря росту их значимости стало возможным существование в современной экономике виртуальных организаций, в которых черты классической фирмы полностью исчезают.

Сейчас существует много примеров функционирования «оболочечных» фирм во многих странах мира. Одним из показательных примеров является мировой лидер в производстве спортивной одежды Nike Inc. Уже с момента своего основания в 1964 г. Nike постепенно передавала производственные функции на контрактной основе подрядчикам из разных стран (т.е. повышала степень своей «оболонковости»). Наконец, избавившись собственности на средства производства полностью, Nike сегодня рассматривает себя прежде всего как исследовательское, дизайнерскую и маркетинговую корпорацию, которая имеет возможность инвестировать большую часть своей прибыли в научные исследования и рекламу, а не в фиксированные активы (основной капитал). Другой пример - калифорнийская компания Esprit de Corp., Которая построила весь свой бизнес, связанный с одеждой, на контрактных отношениях с более чем 150 «независимыми» фабриками, разбросанными по всему миру.

Приведенные примеры «оболочечных» фирм к потребительских рынков. Однако это далеко не единственная сфера их существования, по крайней мере в некоторых государствах, в частности, возникшие на территории бывшего Советского Союза. Нехватка денег и большая доля бартерных сделок приводят к тому, что почти ни один завод не может себе позволить отказаться от услуг посредников. Посредник - это «оболочечная» фирма нулевого степени, от него не требуется представление идей по производству продукции или формирование рынка ее сбыта. В украинской экономике такие фирмы распространены, в частности, экс-портноориен тована отраслях (черная металлургия, химия). Пользуясь отсутствием у предприятий этих отраслей оборотных средств, такие фирмы, предоставляя предприятиям необходимы оборотные средства через широкое использование бартерных схем, получают на выходе конечную продукцию, которую потом и реализуют. И выступают они в основном не как чисто посредники, а как настоящие организаторы или координаторы производства. В случае их отсутствия производственную цепочку не срабатывает, поскольку сами предприятия адаптироваться к «безденежного» рынка не могут или не хотят. Конечно, когда экономическая ситуация нормализуется и в экономике появится достаточное количество денег и завершится передел собственности в процессе приватизации, необходимость в таких «оболочечных» фирмах отпадет. Для многих из них встанет вопрос о необходимости серьезной реорганизации и переориентации направлений своей деятельности.

Преимущества «оболочечных» фирм на рынках с «капризным» спросом и в условиях бартерной экономики понятны. Но предрекать скорую гибель традиционных вертикально интегрированных корпораций, безусловно, нельзя. Но трудно представить себе устойчивый «оболочечный» бизнес в автомобилестроении или в производстве металла. «Оболочкой» компании могут легко оказаться за пределами бизнеса, ибо в отличие от вертикально инте-рованная корпораций они постоянно наталкиваются на риск конкуренции со своими производственными подрядчиками. Происходит это и на рынках, которые являются довольно благоприятными для «оболочечного» бизнеса. Так, в начале 80-х годов ряд американских компаний, производящих и реализующих спортивный инвентарь, воспользовались для изготовления ракеток услугами одной из тайваньских фирм. Не прошло и нескольких лет, как эта фирма, отказавшись от роли субподрядчика, вышла на американский рынок под собственным брендом.

Еще одним преимуществом интегрированных компаний перед «оболочечными» является их большая «укорененность» в рынках, например, дает им возможность в течение достаточно длительного периода субсидировать менее прибыльные (или даже убыточные) виды своей деятельности за счет более прибыльных в перспективе изменений рыночной конюнктуры. «Оболочечные» фирмы вследствие ухудшения конъюнктуры быстро изменят направление своей деятельности и в долгосрочной перспективе могут ошибиться. Наконец, еще один существенный недостаток «оболочечной» формы организации бизнеса - отсутствие надлежащего контроля за качеством производства.

В сценарии будущего мировой экономики, который был предложен экономистом Майклом Пиоро и политологом Чарльзом Сейбел, все производство продуктов массового спроса перемещается в страны третьего мира, а компании развитых стран тяготеют к гибкой специализации, становясь все более «оболочечными». Пиоро и Сейбл считают, что ключевыми игроками на рынке XXI века. станут организации, которые будут построены «по типу солнечной системы» (solar-system organization): большое количество внешних компаний-подрядчиков, которые вращаются в поле небольшой головной фирмы-организатора. Такая увлеченность авторов «оболочечных» будущим мировой экономики вполне понятна: когда транзакционные расходы сде-становятся быстрее производственных, то трудно избавиться желание пере-нести акцент с реального производства на все то, что его окружает.

Таким образом, те организационные процессы, которые в наше время можно наблюдать в развитых странах, ставят вопрос вообще о дальнейшем существовании фирмы в ее классическом понимании. Альтернативой таким классическим фирмам (вертикально интегрированным компаниям) являются так называемые «оболочечные» фирмы, которые в последнее время бурно развивающихся в мире. Словом, каждая из этих форм организации бизнеса имеет свои преимущества и недостатки. Но все же общий вывод из всего сказанного выше можно сделать такой, что скорее всего обе «фундаментальный» формы организации бизнеса будут успешно сосуществовать и дальше. И необходимо, чтобы украинские предприятия в организации своей работы все больше учитывали опыт организационных изменений в ведущих фирмах мира, в том числе и опыт функционирования «оболочечных» фирм. А в этом опыте есть много полезного как для потенциально «оболочечных» фирм, так и, что немаловажно, для производственных предприятий.