Проблемы законодательного регулирования

Становление финансово-промышленных групп в Украине связано с рядом проблем. Рассмотрим их только со стороны анализа законодательства. Причины, по которым мы обращаемся к этой проблеме сейчас, заключаются в следующем. Если специалисты, которые рассматривали этот вопрос раньше, или проводили анализ непосредственно после выхода закона о ПФГ [5], или делали анализ на перспективу (насколько негативным может быть влияние такого нормативного акта на дальнейшее экономическое развитие), то мы руководствуемся несколько иным.

Банковский (а шире - финансовый) капитал в Украине прошел стадию формирования и вступил в стадию зрелости. Он будет развиваться и дальше, но уже не теми темпами, которые являются характерными для пред-него накопления капитала. Меры по экономической стабилизации уже вызвали существенное падение доходности, связанной с операциями с валютой и государственными ценными бумагами. Сейчас также наблюдается значительный рост интереса банков к своих кредитных портфелей, разработки комплексной и взвешенной кредитной политики. Ближайшее время мы станем свидетелями бурного развития рынка корпоративных ценных бумаг. Наступление финансового капитала будет также связанного с формированием и закреплением позиций государственно-финансового истеблишмента и, соответственно, значительной оппозиции парламентской ди ректората. И наконец, приватизация крупных промышленных предприятий предоставляет возможности для их объединения уже на основе министерско-отраслевых директив, а путем восстановления и создания новых производственно-технологических связей, опосредованных денежными потоками.

Эти симптомы свидетельствуют, что финансовый капитал искать, и уж находит новые направления для своих вложений, прежде всего те из них, которые отличаются надежностью, доходностью, перспективностью. Одним из этих направлений можно считать создание финансово-промышленных групп.

На начало 1998 г. все аспекты деятельности финансово-промыш вых групп в Украине регулировались Законом о промышленно-финан сове группы (далее - ПФГ), который был принят Верховной Радой Украины в 1996 г. [1]. До принятия этого Закона была сделана только одна попытка законодательного закрепления института ФПГ в Украине, а именно: подписание Президентом Л. Кучмой указа о финансово-промышленные группы в Украине (№ 85/95 от 21.01.95, вето обя но постановлению Верховной Рады 85/95-ВР от 02.03.95) [3].

Аналитическая оценка законодательных положений показала, что ныне действующий Закон представляет собой непродуманный, антиэкономические акт нормотворчества, который рано или поздно будет заменен. Наибольшие претензии, на наш взгляд, вызывают такие положения.

К первому блоку можно отнести претензии, касающиеся общей идеи о финансово-промышленные группы, так сказать, официальной позиции относительно их функционирования и роли в возрождении национальной экономики.

Общепринятой в мировой экономической практике существует мнение о том, что сочетание промышленного и финансового капитала - процесс исторический, объективный и в конечном итоге - положительный. Закон о ПФГ в Украине принимался же как неохотно уступка, причем уступка не экономическому прогрессу, а «плутократии», что рождается. В законодательстве отсутствует даже намек на то, что ПФГ нужны народному гос-педерастов. А между тем, Указ Президента Украины о финансово-промышленные группы с самого начала определял, с какой целью создаются ФПГ: обеспечение структурной перестройки экономики, ускорения научно-технического прогресса и т.п.. Специально не определив роль ПФГ в экономике, Закон, таким образом, существенно снизил свою действенность.

Кроме того, отсутствие законодательно оформленного стимулирования о введении этого акта в реальное действие сделала его принятия чисто формальным. (Указ Президента Российской Федерации о создании ФПГ, вышедший на два года раньше в России [4], обязал соответствующие структуры в кратчайшие сроки представить Правительству Российской Федерации не менее двух экспериментальных проектов создания ФПГ, а соответствующие министерства и ведомства - способствовать созданию ФПГ в процессе приватизации.

Далее, Закон не акцентировал внимание на том, чем ПФГ принципиально отличаются от других интеграционных структур, например холдингов. Такая неопределенность формулировок и размытость некоторых основных положений заставляют потенциальных участников ПФГ очень осторожно подходить к этим объединениям и отдавать предпочтение более определенным холдингам и другим структурам.

И наконец, большие опасения вызывает статья 1 Закона, согласно которой ПФГ создается на определенный период. Это может означать все, что угодно, вплоть до обещания «прикрыть» ПФГ, если она перестанет соответствовать целям государственных программ развития приоритетных отраслей производства.

Ко второму блоку претензий следует отнести, на наш взгляд, положения Закона, касающиеся приоритетов. Например, непонятно жесткое и немотивированное признание приоритета промышленности над финансами. А еще более непонятным является то, почему это положение до сих пор не опровергнуто, хотя вполне понятно, насколько губительным для разви тия ФПГ оно есть.

Понятно, что столь же противоестественным было бы настаивать на приоритете в ФПГ финансовой составляющей. В зависимости от цели основателей , конкретных условий и перспектив развития каждая такая структура должна иметь право самостоятельно определять те детерминанты, которые являются для нее целесообразные. Например, вряд ли финансовые институты когда-нибудь займут руководящие позиции в такой ПФГ (фактически, а формально холдинга), как «Укрнефтегаз». Вместе с тем российская группа «Менатеп» наглядно демонстрирует, какой размах может достичь ФПГ, в составе которой финансовый капитал играет определяющую роль. Кстати, группа «Менатеп» и еще одну ФПГ - консорциум «Альфа-Групп» российские эксперты считают образцом двух разных подходов к выбору приоритета группы: финансового или промышленного капитала [6, 7].

Можно надеяться, что в дальнейшем будут иметь место две основные тенденции. Во-первых, происходить (и уже происходит) трансформация государственного народнохозяйственного комплекса, выкристаллизации ряда предприятий одной и / или смежных отраслей, связанных похожими производственно-технологическими потоками, их объединение в единый комплекс под эгидой главного предприятия из этой цепи или под эгидой отдельной управляющей компании. Такие структуры всего отвечать требованиям к ПФГ, зафиксированным в действующем За-коне.

Во-вторых, крупнейшие банки (и государственные, и частные), как только

позволят нормы, немедленно выступят инициаторами создания ФПГ. Здесь уже непосредственно банк займется подбором предприятий в «портфель ФПГ», образованием других финансовых институтов, разработкой финансовых и технологических схем. Кроме того, несомненно появятся разновидности, сочетание этих двух подходов.

Недемократическим и как таковым, что ограничивает экономическую свободу субъектов хозяйствования, следует признать пункт 7 статьи 2 Закона, согласно которому главным предприятием ПФГ не могут быть торговые, транспортные и некоторые другие предприятия (о возможной роли и месте банков в ПФГ уже говорилось выше ). А как известно, именно торговые предприятия являются одними из немногих, обладающих весомым инвестиционным потенциалом и стремятся этот потенциал реализовать. Об этом, в частности, свидетельствует уже упоминавшийся российский консорциум «Альфа-Групп», головным предприятием которого является торговая компания «Альфа-Эко». Идеологическую подоплеку этого ограничения в Законе вполне понятно, но оно не подлежит оправданию.

Третий блок претензий касается преференций для ПФГ, которые были утверждены Законом. Вопрос о льготах для ПФГ остается одним из самых актуальных. Неужели снятием уплаты пошлин и сборов при экспорте или импорта промежуточной продукции исчерпывается перечень прямых и косвенных льгот, которые могли бы существенно стимулировать формирование и развитие ПФГ в Украине? Ведь у государства есть ряд рычагов, начиная от обычных налоговых льгот и заканчивая различными формами государственного страхования, помощи во внешнеэкономической деятельности, амортизационной политике. Это тем более странно, что само определение ПФГ в Законе прямо говорит, что создаются эти объединения с целью реализации государственных программ развития приоритетных отраслей производства и структурной перестройки экономики Украины. Поэтому понятно, почему в экономике ускоренно создаются холдинги, а институт ПФГ с его зарегламентированную, длительной и, кстати, недешевой процедурой регистрации, пока не действует.

Однако следует отметить, что в ближайшее время законодательство о ПФГ, очевидно, будет решительно изменена. Помимо политических, существует ряд и чисто экономических причин, позволяющих сделать такое предположение.

Во-первых, отсутствие целостного законодательного регулирования в этой сфере тормозит экономическое развитие как промышленного, так и финансового сектора, который не может развиваться в правовом вакууме, сам по себе.

Во-вторых, несмотря на несовершенную законодательную базу, ПФГ создаются и будут создаваться. Вопрос лишь в том, будут ли они называться ПФГ и таким образом попадут под регламентацию недействующего закона, или как-то иначе.

В-третьих, создание работающих законодательных норм в этой сфере требует развитие международных экономических связей. (Нельзя не учитывать того факта, что Украина становится зоной экспансии российского капитала, а значит, здесь неизбежно лоббирование его интересов, что, в свою очередь, требует соответствующего законодательного регулирования деятельности ПФГ). На сегодняшний день транснациональные ПФГ стран СНГ с участием Украины является одним из наиболее перспективных направлений международного экономического сотрудничества.