Социальный капитал и проблемы его формирования

В современной мировой экономике резко усиливается уровень непосредственной зависимости разработки, внедрения, эффективного использования новейших технологий во всех сферах общественного производства и управления от качества подготовки и уровня обеспечения интереса к труду основной массы хозяйствующих субъектов. Творческий, инновационный потенциал работника становится главным ресурсом экономики, нового качества экономического роста развитых стран Запада. Именно такой потенциал является залогом успешного реформирования хозяйственных систем постсоциалистических стран, в частности Украины.

В экономической литературе развитых стран все больше внимания уделяется анализу закономерностей становления, проявления и функционирования таких факторов развития, как «человеческий» и «социальный» капитал. Государство и предприниматели постоянно увеличивают доли инвестиций в этот «капитал» с целью повышения его инновационной эффективности. Если термин «человеческий капитал» достаточно распространен в научной литературе и экономической политике Запада, то «социальный капитал» принадлежит к относительно новых категорий, которые появляются в последнее время именно в связи с трансформацией постиндустриального общества в определенную сверхэкономичные систему.

«Человеческий капитал» - это, по мнению американского экономиста Линвуд Т. Гайгера, знания, умения и навыки, которые человек приобретает и увеличивающие ее производительные способности [4. - С. 558]. Подобную

характеристику сущности понятия «человеческий капитал» дает и лауреат

Нобелевской премии Джеймс Бьюкенен, называя основными чертами мастерство, талант и способности, принадлежащие определенному индивиду [2. - С. 314].

Однако, рассматривая проблему формирования норм и институтов, определяющих конституционный статус-кво, то есть механизм распределения и закрепления прав частной собственности, правила, согласно которым осуществляется обмен этими правами между людьми и группами и т.д., Дж. Бьюкенен подчеркивает, что «существует разительное отличие человеческого капитала от овеществленного. Эффективная передача прав на продукт человеческого капитала может быть невозможным, поскольку для ее реализации необходимо особое поведение владельца ». В то же время «между овеществленным капиталом и индивидом, имеет права на продукт этого капитала, не существует никакого подобного связи в поведении». Так, по мнению ученого, «пока капитал индивида основном воплощен в физических и / или интеллектуальных способностях, его шансы выжить в условиях анархии или сохранить существующие права в случае перезаключення соглашения скорее всего близкие статус-кво. Исходя из этого, делает вывод Дж. Бьюкенен, «мы можем предполагать, что важные изменения структуры прав скорее всего найдут поддержку в среде тех, кто обладает относительно большими правами на материальные ресурсы, чем тех, кто обладает соответствующими правами на человеческий капитал »[2. - С. 314].

В приведенных высказываниях выдающегося экономиста фактически заложена, как мы считаем, методология понимания сущности «социального капитала», его отличия от «капитала человеческого», основные допустимые тенденции дальнейшего развития социально-экономической системы капиталистического общества, исходя из имеющихся противоречий и потребностей его гармонизации и динамизации .

Итак, по нашему мнению, проблема становления «социального капитала», определение его места и роли в инновационном реформировании структуры отношений собственности, экономической системы в целом с позиций создания для нее положительной исторической перспективы заключается в признании за «человеческим капиталом» права на существование его как особого, специфического, определяющего фактора и субъекта производ ства с обеспечением ему возможностей для полной самореализации, развития и влияния не только на эффективность процессов внедрения новейших технологий, но и на процесс принятия решений по организации такого внедрения и использования его результатов. А это, конечно, предполагает, помимо наличия у индивида талантов, способностей, навыков и т.д., еще и формирование определенных социальных связей и норм, закрепленных в системе соглашений на макро-и микроуровне.

Таким образом, говоря о «социальный капитал» и его роль в процессе обеспечения эффективности социально-экономического роста, мы должны, на наш взгляд, исходить из понимания таких его особенностей:

1. Наличие непосредственной связи с его носителем - высококвалифицированным работником, наделенным не только определенной системой знаний, информации, навыков, но и определенными талантами, способностью к творчеству. Следовательно, не каждого субъекта экономических, хозяйственных отношений нельзя отождествлять с понятием «социальный капитал».

2. Наличие у такого носителя потребности и интереса к творческому использованию своих способностей в процессе развития и использования новить них технологий.

3. Наличие потребности и интереса к непосредственному участию в управ ления процессами производства и распределения продукта, в частности прибыли.

4. Наличие в социально-рыночной среде условий, обеспечивающих возможность не только появления, но и реального воплощения (в определенных конкретных для каждого периода развития пределах) потребностей и интересов такого характера.

5. Формирование государством и частным капиталом конкретных целей экономической политики (соответствующих средств, инструментов) на макро-и микроуровне, реализация которых активно содействовала бы дальнейшему формированию и развитию «социального капитала», обеспечению эффективного использования его инновационных потенций.

Следует заметить, что экономисты, политики на Западе почувствовали потребность в анализе тенденций и закономерностей трансформации капиталистической рыночной системы, в частности таких определяющих факторов ее функционирования и развития, как социальная система, система отношений собственности, система и характер взаимозависимостей субъектов этих отношений, уже достаточно давно. В этом контексте можно вспомнить Франклина Делано Рузвельта, Йозефа Алоиза Шумпетера, Вальтера Ойкена, Мюл лера-Армака, Людвига Эрхарда, Джеймса Бьюкенена и многих других ученых и политиков, которые сосредоточили значительную долю своей деятельности на попытке не только понять проблемы и перспективы дальнейшего существования и развития капиталистической системы, но и пытались сформулировать основные принципы действия механизма, посредством которого развитие может быть обеспечено. Все они в своих поисках обращались к определению места и роли человека, «человеческого капитала» в процессах обеспечения эффективности использования достижений научно-технического прогресса и научно-технической революции, эффективности инвестиций в сферу, непосредственно связанную с инновациями.

Большое внимание указанной выше проблеме уделял Римский клуб. Если первые доклады, подготовленные известными экономистами по его заказу, ставили целью анализ глобальных проблем выживания человечества в будущем, то впоследствии, уже в докладе Д. Боткина, Н. Ельманджры и М. Малици «Пределы обучения» (1979) проблемы реализации внутреннего потенциала человека были признаны ключевыми для всего комплекса глобальных проблем [7. - С. 526].

Авторы доклада «Пределы обучения» понимают процесс обучения как приобретения и использования новых методологических приемов, навыков, установок и ценностей, необходимых для того, чтобы жить в мире, который быстро меняется. Обучение для них является подготовительным процессом к тому, чтобы справляться с новыми ситуациями, т.е. это такой подход к знаниям и жизни, подчеркивает значение инициативности человека [7. - С. 526]. Значительное внимание в докладе уделяется обоснованию роли так называемого «социетальных обучения», т.е. обучение на уровне отдельных социальных групп, организаций, целых обществ в условиях динамичного развития социально-экономических процессов в обществе.

Заслуживает внимания принципиально новый взгляд на суть, значение и перспективы обучения: по мнению авторов доклада, на смену системе «обучение поддержки», которая включает фиксированные методы и правила, предназначенные для того, чтобы справляться с ситуациями, уже известны и повторяются, имеет прийти инновационное обучение, суть которого заключается, во-первых, в ориентировании людей на сознательный выбор альтернатив, развитие воображения о возможных предстоящих трудностях и путях их преодоления, а во-вторых, в активизации принципа участия - участия как целых обществ, так и отдельных людей в процессе принятия важней-ших решений на всех уровнях, начиная с глобального и заканчивая локальным.

Так, согласно подходами Римского клуба, начиная со второй половины 70-х годов, каждый отдельный человек в конечном итоге становится единственной надеждой и единственной гарантией преодоления «осложнений», стоящих перед человечеством. Фактически этим тезисом признавались принципы, сформулированные еще в начале века известным философом Сергеем Булгаковым, который подчеркивал, что свобода выступает общей основой творческого процесса, а каждая хозяйственная эпоха имеет свой дух и, в свою очередь, является порождением этого духа, каждая экономическая эпоха имеет свой особый тип «экономического человека», пород жений духом хозяйства [1. - С. 185, 187].

Научно-техническая революция, качественные изменения и развитие потребностей в дальнейших изменениях всех элементов производительных сил, характера взаимозависимости между различными субъектами экономических отношений вызвали к жизни, к тому же как массовое явление, нового работника, с новыми интересами и мотивами к труду, с новым взглядом на свое будущее. Исходя из этого, по мнению Римского клуба, обучение во всех его видах и проявлениях призвано развивать и подчеркивать не только общее, но и особенное в человеке, не столько регулировать, сколько стимулировать его деятельность [7. - С. 527].

Следует отметить, что ученые и политики развитых стран не остановились на определении методологических и теоретических проблем формирования и развития «человеческого» и «социального» капитала. Фактически в это же время, а во многом даже раньше, под влиянием процессов в экономической и социальной системах, вызванных бурным развитием научно-технической революции и, соответственно, всех факторов, обеспечивающих эффективное использование ее достижений в интересах развития рынка, рыночной системы хозяйствования, в Западной Европе начался процесс активного формирования к соответствующей экономической политики, национальных правительств, направленной на трансформацию «человеческого капитала» в «капитал социальный», поиск средств, с помощью которых такая трансформация могла бы успешно происходить. Конечно, такая политика напрямую связана как с развитием соответствующей законодательной базы, созданием необходимых для реализации институтов, так и с определенными изменениями в структуре и направленности инвестиций, что давало и дает возможность обеспечить инновационный эффект таких инвестиций.

На макроуровне этот процесс находит свое проявление и воплощение в формировании механизма обеспечения прав и свобод человека, реализации принципа, согласно которому на первый план в социальной политике государства выдвигается ответственность общества за условия существования каждого его гражданина при том, что каждый гражданин должен чувствовать ответственность за уровень своей инициативы и активности в плане обеспечения своего существования. Качественно новый шаг в социальной политике развитых стран - формирование механизма обес чение и поддержания классового мира, конструктивного сотрудничества всех социальных групп.

Основными элементами такого механизма стали участие трудящихся в прибылях, в собственности, в управлении производством. Уже в 50-е годы развитые страны Запада разработали и приняли ряд законов, которые регламентировали бы процесс взаимодействия основных субъектов производства. Например, в 1952 г. в Германии был принят Закон о правах и обязанностях предпринимателя, коллектива рабочих и служащих предприятия, которым определялось право наемных работников на одну треть мест в совете наблюдателей предприятия. В 1957 г. в Австрии в рамках формирования «системы социального партнерства» было создано паритетное комиссии по вопросам цен и заработной платы, куда вошли канцлер, три министра, представители трудящихся, предприниматели, эксперты. На базе комиссии в 1963 г. был создан Совет по экономическим и социаль-ных вопросов, который решает все основные вопросы хозяйственной и социальной политики. Аналогично в Швеции, например, действует Национальное управление рынком рабочей силы, во Франции функционирует Социальная и экономическая Рада, в Великобритании - Национальный Совет экономического развития.

Успехи в реализации национальных программ социальной политики, потребности, проблемы и перспективы дальнейшего интеграционного развития европейских стран вызвали в конце 80-х - начале 90-х годов к жизни новую стратегическую цель социальной политики Евросоюза - создание единого социального пространства для объединенной Европы. Потребность в этом продиктована «прозой жизни»: именно в это время начинает нарастать дисбаланс в качестве условий жизни и труда, а соответственно, и в возможностях обеспечения экономического роста в различных регионах Европейского союза (в частности, по линии, разделяющей Север - Юг) , что означало, прежде существования на национальном уровне разного подхода к пониманию требований социальных законов и различных возможностей реализации этих требований, а для наиболее развитых стран - потенциальное сокращение рынков сбыта их продукции.

Среди основных задач социальной политики этого направления можно назвать следующие: выравнивание экономических и социальных структур стран-членов Союза, сокращение безработицы, обеспечение постоянного повышения уровня и качества жизни, условий труда населения; унификация систем и стандартов образования на всей территории Евросоюза, развитие механизмов социального партнерства основных субъектов рыночных отношений, создание и внедрение механизмов социальной адаптации населения различных стран-членов Евросоюза в условиях унифицированного воды ного законодательства и последствий интеграционных процессов, расширение демократических и социальных прав граждан объединенной Европы подобное.

Для реализации этих задач правительства стран-членов ЕС обеспечили формирование и внедрение целой серии общеевропейских программ в сфере образования и профессиональной подготовки, защиты пожилых людей и бедных, экологической направленности, таких как: «Кометт», «Эразмус», «Пейс», « Сайенс »,« Делта »,« Ирис »,« Еврожитло »и др. [5. - С. 107-108].

В 1988-1989 гг под давлением профсоюзов - членов Европейской конфедерации профсоюзов, правительствами стран, входящих в Европейский союз, принята Европейская хартия о фундаментальных социальных прав трудящихся. Она представляет собой ключевой элемент «человеческого измерения» Сообщества, его основополагающую социальную модель, которая определяет место трудящихся в социальной структуре Европы, то социальный стандарт, который гарантируется как на национальном уровне государств-членов, так и на уровне Европейского союза в пределах его компетенции [ 5. - С. 107-111]. Этот документ имеет столь принципиальное значение для формирования перспективных стратегических целей социальной политики как Евросоюза в целом, так и стран его членов, получивший характеристику Программы перехода от строительства «Европы хозяев» к строительству "Европы трудящихся».

Большую исследовательскую работу, спямовану на формирование методологической базы социальной политики, проведено в 60-70-е гг нашего столетия Международной организацией труда (МОТ), службами ООН и ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития). Результатом ее стало определение основных приоритетов и показателей социальной политики в современном мире, которые позволяют создать комплекс ну представление о состоянии, потребности и тенденции развития социальной жизни на международном и национальном уровнях. Среди приоритетов социальной политики по обеспечению нового качества работника было выделено восемь основных блоков, или направлений развития: здоровье, развитие личности путем обучения; занятость и качество трудовой жизни; свободное время и досуг; экономическое положение личности; благоприятную окружающую среду; социальное окружение; обеспечения безопасности и правосудия, участие в общественной жизни.

Названные выше приоритеты социальной политики определяют основные направления формирования его стратегических и тактических целей, направленность, характер и структуру государственных и частных инвестиций, прогнозируемый инновационный, экономический и социальный эффект от этих вложений в человека.

Значительные изменения, особенно в 90-х годов, произошли в подходах к пониманию роли «человеческого» и «социального» капитала на микроуровне, в сознании и стратегической политике высшего управленческого персонала фирм. Сегодня в большинстве развитых стран мира сформирована и активно используется концепция «управление человеческими ресурсами», суть которой заключается в том, что люди рассматриваются как достояние компании в конкурентной борьбе, которое нужно размещать, мотивировать, развивать вместе с другими ресурсами для достижения стратегических целей организации.

Согласно этой концепции управления человеческими ресурсами требует интегрированного подхода. Оно связано с динамикой всех аспектов тов внешней среды деятельности компании охватывает все управленческие решения, которые влияют на взаимоотношения между организацией и ее работниками, на стратегию бизнеса [6. - С. 40].