Суть и способы функционирования политической власти

Политическая властьРассмотрев вопросы взаимодействия общества и политической системы в контексте развития в современных условиях, когда многие из общественных образований переживают периоды бурных изменений, модернизации, уместно поставить вопрос о природе самой политической власти и механизм ее функционирования.

В последние годы идея власти претерпела изменения по нескольким направлениям:
1) от упрощенного понимания власти как проявления воли человека, наделенного полномочиями в применении санкций, угрозы наказания, лишение наград или обещания каких-то благ, она стала интерпретироваться как воля, спереть на более изысканные формы убеждения;
2) больший акцент получили ограничения, возложенные на субъект власти, так же, как идея о том, что объекты власти и ее сторонники раз создают те ограничения, в рамках которых должны действовать политические лидеры;
3) власть начали рассматривать с точки зрения ее опоры (кроме всего прочего) на опыт и практику;
4) репутация власти начала трактоваться как-то, возможно, совершенно отличное от реальной власти.
Природа власти. Взяв в качестве рабочего определения власти способность индивидуума или группы влиять на поведение других соответствии со своими желаниями, можно выделить такие ее аспекты:
а) Власть это отношения между людьми, которые не являются их характерной чертой или свойством.
б) Власть предметно обусловлена. Отношения власти не поддавались бы оценке, будь они неделимы. Каждая грань отношений имеет свой предел власти, то есть «х» имеет власть над «у» в вопросе «А», но не в вопросе «В».
в) Власти относительная: «х» имеет над "у" больше власти, чем «z».
г) Власть «ситуационная»: это функция, зависящая от условий,
в которых она осуществляется.
д) Власть отчасти опирается на одобрение влиятельной партии,
е) Власти заканчивается там, где начинается реальное насилие.

Власть часто прибегает к угрозе применения силы или насилия, но, по мнению некоторых ученых, неспособность обеспечивать согласие без использования физического насилия означает, что власти нет, а есть лишь попытка оказать влияние.
К. Дойч отмечает, что власть можно понимать как инструмент приобретения всех ценностей, вроде сеток для ловли рыбы. Для многих она - стоимость сама по себе, для других часто - неожиданный успех. Властным функциям присущи средства и цели; в случае необходимости они являются главной политической ценностью, но только в контексте всех других ценностей, потому что люди не могут довольствоваться одной из них. Власть как самая человеческая ценность означает возможность влиять на поведение других в политическом смысле. Власть можно понимать как способность менять политику или влиять на ее результаты.
Социальная власть является одним из аспектов или одной из характеристик распределения социального знания. Именно так предлагает определять и понимать власть английский политолог Бери Барнс. Любой конкретный распределение знаний наделяет обобщенной способностью к действию индивидов, имеющих эти знания и конституирующих их; эта способность действовать и является социальной властью, властью общества, которую оно конституирует благодаря обладанию знаниями.
В целом общество обладает значительно большей властью, чем множество отдельных индивидов. Однако эта «дополнительная» власть никогда не бывает одинаково доступна для всех индивидов в обществе. По мере того, как действия складываются в определенный порядок, возможность управлять ими по своему усмотрению концентрируется в руках небольшой группы людей.
Хотя в теории увеличение власти общества необязательно сопровождается концентрацией права свободы действий в использовании этой власти, на практике обычно одно сопровождает другое. Как правило, одни индивиды создают определенную систему устоявшихся правил, а другие - руководят ею. Способность к социальному действию становится значительно доступнее для одних, чем для других.
Социальная власть - это способность к действию в данном обществе, и поэтому она преимущественно может быть определена как действие, возможна в данном обществе. Социальной властью обладают те, кто пользуется правом по своему усмотрению управлять социальной деятельностью, то есть те, кто обладает свободой действий в использовании устоявшегося порядка.
Социальная власть определяется как распределение знания, а знания - это общепринятая убеждению, признанная вера, стало связана с социальной деятельностью.

Социальная власть - это не продукт индивидуальных убеждений, а характерный признак группы индивидов, взаимодействующих, их общая способность к действию, и она существует как распределение знаний, которые индивиды несут в себе и поддерживают их. Эта концепция позволяет прояснить, почему общество с высокоразвитой технологией является в целом более мощным, чем похожее по размерам общество, не имеющее такой технологии.
Власть содержится в обществе в целом, однако право на ее использование по своему усмотрению обычно распределяется более селективно. Структура власти или распределение власти фактически является распределением именно этого права. Когда говорят, что один человек обладает большей властью, чем другая, это означает, что она имеет большую свободу действий, то есть говорят о власти, хотя точнее было бы сказать о праве на свободное ее применения.
Власти индивида, обладающего ею, фактически зависит от способности к действию других. Этот индивид подобен, водителя, который располагает автомобиль. Его власть находится в самом автомобиле, зависит от характера двигателя и т.д.. Водитель распоряжается ею и, можно сказать, владеет ею. Вполне аналогично этому индивид обладает властью лишь в определенном смысле, поскольку она содержится в социальном контексте и находится вне ее владельцем.

Мы слишком склонны считать, что власть присуща тем индивидам, которые владеют ею. Даже когда отчетливо понимаем, что это ошибочно, мы снова подвергаемся такому образу мышления и в последствии делаем ошибочные выводы. Возможно, в этом нам следует винить нашу историю.
В Европе еще с феодальных времен сделали фетиш из иерархии и считали, что способность использования власти сконцентрирована в «высших эшелонах» общества. Героические фигуры излучали власть, свет этого излучения озаряло всех. Даже сама наша речь и лингвистические идиомы построены на этой концепции.

Влиятельные фигуры - это «властелины», они «обладают» властью, власть «делится» или «распределяется» среди них. Это уже стало привычкой. И остается фактом также является то, что властью, способностью к действию фактически обладают и те, кто якобы безвольный, и только право ее свободного использования надежно сконцентрировано на самых высоких уровнях общества.
Устранение шаха в 1979 г. знаменовало собой начало революционным изменениям в Иране. Многие из западных политических деятелей были поражены этим событием. Значительное число ученых-обществоведов и политологов обнаружила, что их идеи нуждаются в пересмотре. Шах, наконец, имел фантастические нефтяные доходы, арсеналы современного оружия, огромные ресурсы подавления, включая знаменитой секретной полицией, разветвленный государственный аппарат и т.д.. Священнослужители, которые подняли народ на революцию, не имели почти ничего. Шах определенной степени имел право свободы действий. Революция передала это право в другие руки и одержала победу. Именно так поступали все победные революции, чтобы произошло перераспределение знаний о власти. Мы должны четко понимать, что власть находилась вне и над границами обладателя власти.

Социальная власть в значительной степени воплощена в установившемся порядке (рутине) и организованной взаимодействия. В основном это утверждение справедливо, однако его не следует интерпретировать слишком строго. Возьмем, для примера, бунт, который также является проявлением власти. Тот, кто начинает бунт и ведет его в правильном направлении, обладает властью. Различные забастовки, мятежи, беспорядки и т.д., какими бы хаотичными они ни были, являются проявлением власти.
Несомненно, что по мере того, как мятежники, забастовщики и аналогичные группы становятся более организованными, а их действия - квалифицированнее и скоординированными, власти этих лиц и групп, их способность к действию повышается. Понятно, что тот, кто обладает властью, видит в високоупорядкованих и привычных действиях надежный инструмент, который можно использовать по своему усмотрению, чем непослушные беспорядочные массы. И даже слабые общие тенденции в коллективной действия делают их весьма полезным инструментом.
В тех случаях, когда власть осуществляется при активной поддержке подчиненных, упорядочения и предыдущая организация действия играют значительно меньшую роль, поскольку усердные подчиненные всегда будут помнить о цели обладателя власти и импровизировать, творчески адаптировать свои действия для того, чтобы способствовать достижению его цели. Однако такое мнение было бы ошибочно. Творческая, новаторская коллективная деятельность, скорее всего, рождается вне организации и вне порядка, который установился.
Власти преимущественно, если не абсолютно, воплощается, а значит, и опирается на установившийся порядок и организованные действия. Но именно право действовать по своему усмотрению в использовании этого порядка и организации и означает обладание властью. Что же представляет собой это право? Не более, чем
способность лица действовать или давать какой-то знак, после чего происходят соответствующие изменения в данном порядке вещей. Если ее действия или знак изменяет данный порядок так, как она того хотела, то это означает, что она обладает правом свободы действий в отношении этого установленного порядка.

Таким образом, лицо обладает властью в той мере, в которой порядки, установившиеся, подвергаются ее руководству.
Властью может обладать и «коллективная действующее лицо», которая заменяет индивидуум как обладателя власти. Такой «коллективным действующим лицом» может быть совет компании, центральный комитет партии или военный совет. Так же, как и индивид, это лицо разрабатывает свои процедуры и практику, формирует свои мысли и принимает решение. И однако ее нельзя отождествлять ни с одним индивидуумом, который входит в ее состав.
Могут быть различия между индивидом и коллективной действующим лицом в том, как решаются различные задачи, с каким успехом или трудностями, насколько сохраняется стабильность самой действующего лица, однако ни одно из этих различий не является фундаментальной. Коллективная действующее лицо может иметь власть точно так же, как и индивид, к тому же власть будет автономна и неделима, поскольку о ней известно, что ею владеет коллективная действующее лицо в целом.
Власть может ассоциироваться и с каким заведением. Здесь нет никакой фундаментальной проблемы. И в данном случае можно столкнуться с определенными проблемами, которые вытекают из того факта, что индивид, который действует «как официальное лицо», и индивид как таковой часто на практике не различаются.

ИСТОЧНИКИ ВЛАСТИ. Первоначальным источником власти, видимо, была грубая сила, ведь до этого времени она охотно признается. Этот факт помогает объяснить, почему власти в сознании народа часто отождествляется с прямым насилием. Террор, организованное насилие использовались правительствами достаточно часто, чтобы продемонстрировать, что сила такого рода обычно порождает уступчивость, смирение даже со стороны тех, кто лично не испытывает на себе боли его последствий. Но сила не единственный источник власти. Так чем еще обусловлена ??способность влиять на действия людей?

Издавна богатство было источником власти по той простой, но убедительной причины, его владельцы могли обеспечить людям средства существования. Очевидно, не потребовалось много времени, чтобы познать связь между богатством и властью.
Отметим наличие двух других важных источников власти - занимаемое положение и владение информацией.
С древности источником власти было занимаемое положение. Президент США распоряжается властью в определенных границах, пока занимает этот пост. В тот день, когда он покидает Белый дом, вновь становясь частным лицом, его властные полномочия сразу теряются. В наши дни британские или скандинавские монархи, несмотря на их высокое положение, наделены весьма скромными полномочиями. То же самое можно сказать и о президентов во многих парламентских республиках, таких как: Италия, Индия и ФРГ. Это, однако, не перечеркивает значение занимаемого положения как источника власти, поскольку власть в этих странах сопряжена с конкретной должностью (премьер-министра или других официальных лиц государства).

Знания, информация, опыт и особые навыки всегда были источником власти; особенно это было характерно для развитых цивилизаций, жизнь которых требовало множества разнообразных навыков, слитых в единое согласованное и систематизированное целое.
Значение знаний и опыта наглядно проявилось в нынешних индустриально развитых обществах независимо от их идеологической ориентации. Действительно, наше время - эпоха экспертов, однако эксперт по его узкой специализацией требует того, чтобы его окружение умело перерабатывать информацию и должно знания в своих конкретных областях. Специализация требует координации, зависящей, в свою очередь, от организации. Поэтому организация является еще одним важным источником власти.
Роль тех, кто организует и направляет усилия экспертов, ценится очень высоко, ибо позволяет осуществлять власть. Организация становится средой для становления отношений, способствующих не только мобилизации ресурсов и людей, но и (что немаловажно) претворению в жизнь принятых решений. Достаточно взглянуть на государственные или частные организации, чтобы понять их значение как источника власти. Фактически должность имеет смысл только как элемент организации. Даже опыт реализуется преимущественно в рамках организационной среды. Организация важна как источник власти и в другом контексте. То, что не под силу одному, достигается совместными усилиями.
ВЛАСТЬ И АВТОРИТЕТ. Очевидно, что авторитет - это качество, которое может иметь и не иметь субъект власти. Если такой способный, не прибегая к грубой силе, влиять на поведение других путем внушения, настойчивости и убеждения, можно сказать, что он имеет авторитет. Понятно, что авторитет - качество приобретенное. Она связана с признанием власти без прямого принуждения или явной готовности.
Авторитет часто определяется как власть, способная вызвать послушание. Ханна Аренд писала, что авторитет означает власть, опирающуюся на согласие. Его отличительная признак - безусловное, признание власти теми, кто должен проявлять покорность, одновременно не надо ни принуждать, ни убеждать. Иначе говоря, авторитет - это способность, врожденная или приобретенная, оказывать господствующий влияние на какую группу. Это проявление власти, и он предполагает послушание тех, кто подчиняется ей.
Человек, имеющий авторитет, обладает чем-то таким, что может быть названо способностью убедительно обосновать как свои действия, так и то, что она предлагает делать другим. Итак:
а) авторитет основывается на согласии, тогда как власть - это возможность навязывать свою волю другим;
б) авторитет - воплощение аргумента, тогда как власть не имеет таких черт в) принуждение - важный элемент власти, не характерный для авторитета.

Авторитет может быть разным: традиционным, законным, конституционным и харизматичным. Последний предусматривает преданность лидеру, наделенному особой божественной исключительностью, героизмом, достойным подражания характером. Авторитет может опираться и на законную силу, легитимность, общественное мнение, религию и происхождение.
Относительность власти. Поскольку власть является комбинацией четырех сложных переменных, ни один индивидуум, группа или государство не могут обладать постоянной или абсолютной сумме власти. В одних ее больше, чем в других, поскольку влияние неотъемлемый от конкуретнои цели, ситуации и меняется во времени. Власти соотносится с конкретной целью, поскольку содержит элементы необходимости, доверия, доброй воли.
Власть связана и с конкретными ситуациями, имеет тенденцию меняться в зависимости от них, слишком под влиянием власти, конкурирующий, набирает разнообразных форм и пользуется различными ресурсами. Ресурсы зависят от того, как меняются сплоченность организации или ее финансовые возможности; влияние основном соответствует колебаниям в престиже и доверии. Рабочий класс теряет влияние по мере того, как экономический спад раскалывает его ряды и истощает его ресурсы; авторитет правительства становится слабее по мере накопления свидетельств его коррумпированности и некомпетентности.
Властные отношения. Есть четыре способа определения властных отношений в конкретной ситуации:
1) Можно попробовать измерить власть в аспекте отдельного ведомства, предположив, что власть действует только в рамках официального учреждения. Однако одновременно упускается из виду роль влиятельных лиц и скрытых лидеров, а значит, реальные корни власти.
2) Для заполнения этого пробела можно воспользоваться компетентными экспертами, то есть собрать наблюдения и впечатления тех, кто тесно контактирует с официальными субъектами власти и имеет возможность наблюдать весь процесс в действии. Эффективность этого метода значительно снижена из-за отсутствия надежного критерия для отбора хорошо подготовленных наблюдателей.
3) Можно сконцентрировать внимание на реальном процессе принятия решений. Суть данного метода - выявление фактической деятельности людей, уровня их участия в конкретном процессе принятия решений.
4) Однако просто рассмотреть участие в процессе принятия решений маловато, тут нужно применить Четвертый метод, который заключается в том, чтобы на основе сравнения деятельности различных участников процесса принятия решений подойти к оценки характера и степени власти.
Тенденция отождествлять политику и власть берет начало от Макиавелли и, пожалуй, становится преобладающей чертой американской, а возможно и современной политологии в целом.
Политика здесь рассматривается с чисто технической точки зрения. Ценности считаются личными предпочтениями и имеют силу только в том случае, если они задействованы.