Нужно вернуться к прежним целям образования

ОбразованиеДа, действительно, еще совсем недавно практически каждый человек всю свою жизнь существовал в рамках одной-единственной профессиональной деятельности. Он получал соответствующее образование в молодости (в вузе, техникуме, ПТУ), и оно верой и правдой служило ему основой для работы по определенной специальности, обеспечивая достаточный запас необходимых знаний и умений на будущее. Смена профессии была большой редкостью, воспринималась как несостоятельность, как жизненная если не трагедия, то, по крайней мере, драма. Человек, рискнувший поменять специальность, считался в лучшем случае неудачником и вызывал сочувствие.

Но вот лихие 90-е вынудили целые поколения — выпускников вузов, технических работников, инженеров, ученых, даже рабочих — сменить профессию. Поскольку это произошло в массовом масштабе, то было воспринято без особых личностных комплексов (что ж поделать, если беда общая), но при этом еще и выяснилось, что ничего трагического в этом нет. За 10—12 лет (нормальный средний срок становления профессионала) весьма значительная часть людей добилась вполне приличных успехов в новой для себя области деятельности, кто в предпринимательстве, кто в политике, кто в информатизации, кто в эмиграции, кто в чиновничьей карьере, а кто — в банковских, биржевых и прочих спекуляциях.

Но главным было не это — главным было создание прецедента. Если человек поменял профессию один раз, то почему бы ему не поменять ее снова, если прежняя уже надоела, или исчерпала себя, или не дает больше возможностей для развития? И вот в итоге оказалось, что смена профессии в поколении нынешних 40—50-летних людей стала не чем-то из ряда вон выходящим, как это было раньше, а обыденностью. А в более молодых поколениях — просто нормой.

Произошла этакая профессиональная депривация: человек перестал воспринимать ту или иную профессию как неотделимую от себя, а ее выбор из жизненно важного судьбоносного решения превратился в рядовую тактическую задачу,требующую только найти наиболее подходящий в смысле интересов и выгодный в финансовом отношении вариант. Все сказанное можно было бы отнести на счет «временных трудностей переходного периода», но вот только сам переходный период постепенно уже превратился во вполне стабильное состояние.

В этом отношении представляют интерес результаты проведенного фондом «Общественное мнение» опроса семей, в которых есть дети, относительно важности высшего образования (Россия, 2008/2009). 88% респондентов считают, что «в наше время иметь высшее образование ВАЖНО», причем 53% опрошенных семей готовы ежемесячно тратить (или тратят) до 30% семейного дохода «на то, чтобы дать ребенку самое качественное образование». А вот распределение мнений, «для чего прежде всего стоит получать высшее образование» (допускалось несколько ответов): чтобы найти хорошо оплачиваемую работу — 74%, чтобы стать специалистом, который везде нужен, — 45%, чтобы добиться успеха, сделать карьеру — 43%, чтобы найти интересную, творческую работу — 22%, чтобы стать культурным человеком — 14%... Ответ «чтобы заниматься наукой» дали 4%. А ответы «чтобы работать по сознательно избранной специальности» или «что-бы заниматься любимым делом», по-видимому, не дал никто.

Не пора ли нам задуматься над парадоксальностью ситуации: полученное профессионально образование слишком часто оказывается человеку ненужным, остается невостребованным сразу же за дверями вуза. Нет ли здесь чего-то более существенного, более определяющего, более содержательного, чем просто случайное стечение обстоятельств? Не работает ли тут какой-то объективный закон, который мы пока не знаем и не замечали просто потому, что не искали? По нашему мнению, дело обстоит именно так. И всем нам, рано или поздно, хотим мы этого или не хотим, придется признать, что смена профессии просто обязана постепенно стать и восприниматься нормой — такой же, как смена из- носившихся ботинок.

Причина нового для России явления — не желание или нежелание выпускников, не нерадивость ректоров, а современные темпы объективного развития технологий. Они как раз подошли к той черте, когда за 10—12 лет (а в некоторых областях, например в компьютерной, — и еще быстрее) технологии практически в любой сфере человеческой деятельности обновляются и радикально меняются настолько, что освоить новую технологию в своей старой профессии по затратам времени и сил — все равно что приобрести новую профессию. Тогда какая разница? Сохраняешь ты формально ту же специальность или получаешь новую, но в любом случае ты должен учиться заново, и фактически ты меняешь свою деятельность. И это — главное.

С этой точки зрения профессиональная депривация 90-х годов послужила лишь спусковым крючком, инициатором перехода к новому психологическому отношению к профессии. Теперь смена профессии сразу же после окончания — не более чем частная форма общего явления, обусловленная не капризами людей и тем более не их непослушанием, а наличием у тех или иных профессий своих внутренних проблем. Объяснение надо искать не в вузах, а в социально-общественном положении профессий.