Елена Телига

В тот день, 9 февраля 1942 г., за Еленой Телигой закрылась дверь в тюремную камеру. "Это твой конец", - коварно выныривала мнение. И Елена усилием воли отгоняла лиховісницю. "Это твой конец. В Киеве останешься навеки..." - стугоніло в висках. Елена крепко, до хруста, сжала руки. Всю жизнь - сквозь детское незнание и длительную разлуку, сквозь вражеские границы и пределы - она слышала зов древнего города. Но недолгой оказалась ее земная встреча с порабощенным Киевом... Все произошло так, как некогда приснилось: И не видела Елена Телига толстых тюремных стен. Перед ее глазами - высокое киевское небо, а каждый день той короткой встречи с городом встает будто снова пережитый...

Киев приветствовал ее холодным огнем падолисту. 22 октября 1941 г. украинская поэтесса и борец за свободу Украины, пересекая тайно несколько границ, ступила на мостовую киевских улиц.

- Добрый день, тебе, золоточолий Киев, - с улыбкой промолвила красавица и направилась к одной из конспиративных квартир. По дороге она долго-долго мысленно разговаривала с городом, вспоминая свою юность и первое представление с ним. С чужого равнодушного Петербурга в Киев она попала 1917 г., когда ее отец, талантливый инженер, потомок древнего казацкого рода, получил должность профессора Киевского политехнического института. Здесь, в Киеве, захватил ее водоворот бурных событий. И не удержал тогда Киев золотой свободы. Полетела она жар-птицей где под небо, а с ней понеслись надежды и ожидания, двинулись на запад, как аисты, изгнанники - эмигранты. Так оказалась на чужбине и Елена. И вот теперь - по сколько лет - желанная встреча.

Тихо падали на мостовую подбитый первым морозом листья. Звонко цокали о давнем камни каблуки, а в такт им едва слышно отдавались невидимые дзиґарі, что неумолимо отсчитывали кем сосчитаны минуты жизни...

На следующий день началась большая работа. Елена Телига пришла в Киев с чрезвычайным задачей от Организации украинских националистов: разбудить украинские души, наполнить их верой в победу и силой к борьбе, поднять украинскую культуру, содействовать возвращению в Киев украинского языка. И это в условиях оккупации, после лет большевистской произвола, среди страха и безразличия, голода и холода.

Дни летели так быстро! Погасла осень. Вот и зима. Невидимые дзиґарі считают, считают... Однако Елена Телига, кажется, не слышала их. Ведь в ней столько хлопот: ежедневно спешила к Союза писателей, председателем которой ее выбрали, встречалась с киевской молодежью, убеждала, учила. А еще - писала статьи, воззвания; как редактор еженедельника "Литавры" поддерживала такие хрупкие и робкие ростки киевской литературы.

Однажды в Киеве начались массовые аресты. На Елене Телиге подстерегала смертельная опасность. Однако об отъезде из города она и слышать не хотела. "Я второй раз из Киева не уеду", - сказала твердо. Дзиґарі пробили 9 февраля 1942 г. Елена Телига должна была идти к Союза писателей.

- Меня ждут люди. Если я не приду, - как это будет выглядеть? - застегнула пальто, надела элегантной шляпки, в последний раз взглянула в зеркало. - Если меня арестуют и я погибну, то знайте, что выполнила свой долг до конца, и скажите об этом другим.

С теми словами закрыла дверь.

Елена шла заснеженным городом и не узнавала его. Тонко стучали каблуки. От мороза снег звенел, словно хрусталь. Мороз вичакловував настоящее чудо: из тишины выковал хрустальный горн. И в ней пел заснеженный Памятник погибшим Киев: "Королева отваги, королево отваги...". В Бабьем Яру в Киеве.

...В тот день было арестовано всех, кто пришел в доме Союза писателей. Елена Телига оказалась за решеткой киевской тюрьмы. В одной из камер остался надпись: "Здесь сидела и отсюда идет на расстрел Елена Телига". Она погибла в Бабьем Яру. Все произошло так, как предсказала судьба: И в паутине перекрестных красок Я страстно мечтаю до самого утра, Чтобы Бог послал мне величайший дар - Горячую смерть, не зимнее умирания.