Первая сабля Хмельницкого

Мир побелел от дождя. Не было неба. Не было земли. Только ливень белым забором везде, куда хватает глаз.

Обильный дождь пригасил чувство опасности, и всадник остановился. Хорошо хоть на мгновение забыть о войне, побыть, как в детстве, наедине с дождем, подставляя теплым струйка и лицо, и душа.

Всадник снял тяжелую мокрую шапку, закрыл глаза. Мысленно полетел в широкие запорожские степи. Почему-то вспомнил, как упоительно пахнет Богун-зелье. И захотел за ним среди тех болот, рек, ручьев, ручейков и белой сливы, что аж дымилась влажным дымом. Так вдруг захотелось, чтобы в лесистом Волынском крае оказался его степной собрат. Не надеясь на чудо, все же остановился, огляделся вокруг, пытаясь разглядеть хоть травинку. Но ища травы, сквозь пелену дождя в нескольких шагах от себя он увидел две фигуры, услышал холодный лязг оружия. «Еще раз спасла мне жизнь Богун-трава, - притаившись в мокрых зарослях, подумал всадник, - так, как и тогда, под Винницей».

Дождь не утихал, и воспоминания не покидали. Несколько лет назад ему довелось защищать Винницу. Тогда именно доходила края зима. Ловушка для поляков была готова: по его приказу казаки на месте переправы прорубили в реке проруби, а чтобы не заметили враги казацких хитрости, притрусили их сеном и соломой, - издали бросался в глаза «вьижджений» путь. Для убедительности сам все время вертелся на том пути - и чуть не попал в прорубь, но почему-то вдруг замедлил хода коня, потому показалось, что повеяло запахом Богун-зелье. И остановил его перед самой прорубью то ароматный запах степи ... Всадник стряхнул с плеч цепкую усталость и скрылся за дождевой завесой.

Вскоре полковник Богун был в казацком лагере.

Казаки волновались. Дождь трещал по хохлатых головах, крепких плечах, сильных руках, вибилював рубашки и загар, и не мог смыть тревогу по казацких душ.

- Войско без гетмана, как пчелы без матки! Пойдем за отцом Хмельницким, без него все равно - погибель! - Слышалось сквозь дождь.

- Как же мы получим нашего гетмана, когда держит его в плену неверный хан!

- Что-то и Богун молчит. Вероятно, ржавчина избила его саблю, а голыми руками не повоюешь. Эх, Поле Берестецкой, гроб казацкая! Старшинам к нам безразлично, отправляют посольства к королю польскому, советуются с ним о мире и собственные привилегии. Разве за такое мы три года кровь лили-проливали?

- Видно, взяла смерть в осаду лагерь казацкий. Как не помогут полякам их пушки, так пригодятся голод и предательство. Сколько мы еще продержимся без хлеба?

Пекли сердце те горькие слова. А еще колола глаза страшная правда: как повезет вывести украинскую армию из окружения, то погибнет навеки казацкая слава. И медлить нельзя и дня! В том Иван Богун убедился, объезжая накануне местность. Ведь видел собственными глазами, как чинят поляки через реку Пляшевку запруды, чтобы затопить казацкий лагерь. И небо помогает врагу, выливая такими дождями, как сегодня, множество воды! Поэтому с твердым намерением добиться своего отправился Богун до гетманского палатки на совет.

В ночь на ЗО июня 1651 совет старшин выбрала полковника Ивана Богуна наказным гетманом и принял - вырываться из окружения. Утренний туман надежно скрывал изменения в расположении украинской армии. Под защитой многотысячного отряда конницы, которым руководил лично Иван Богун, тремя переправами, намощено из повозок, кожухов, обрубленных кустов и хвороста, отходили основные казацкие силы. «Если бы хотя бы несколько часов продержать поляков в заблуждении! Если не поверит польский король казацким хитростям, поймет, почему наши послы согласились вдруг на позорный мир, - быть битве »- наказной гетман крепко сжимал оружие.

... Когда туман рассеялся, поляки увидели опустевший казацкий лагерь.

- Не иначе как Богунова дело, - переговаривались польские солдаты после победного боя против тех казаков, которые не успели выйти из окружения. - Лисью характер имеет тот полковник. Снова ускользнул ... Кто же теперь поймает лису за хвост?

Спасенные казацкие полки возвращались домой. Лил дождь и каждый знал заживут раны, будут новые победы. Потому что впереди, как всегда, первая сабля Хмельницкого - отважный полковник Иван Богун.
Много лет назад отгулы под Берестечком пушки. Но земли и болота на месте битвы хранят следы древних событий, кости погибших, их оружие и личные вещи. Большое количество таких памятников собрано в музее-заповеднике «Казацкие могилы», расположенном возле села Пляшевой на Ровенщине. Археологические исследования на месте Берестецкой битвы начались летом 1970 г. Среди находок - немало уникальных. Например, нигде, кроме места Берестецкой битвы, не сохранился до наших дней казацкий порох. Консервирующей свойства торфа сохранили для нас казацкие вещи из дерева и кожи. Интересна, в частности, коллекция деревянных ложек. Черенки некоторых украшенные резьбой. Вопреки распространенному мнению, будто казак держал ложку за голенищем сапога, в результате раскопок выяснилось: он носил ее на поясе в кожаном футляре.

На месте Берестецкой битвы были найдены и первая в Украине пару казацких сапог 17 ст. За последующие годы их раскопано более 200. Многие сапог даже сохранили запах дегтя, которым их смазывали казаки.
Гетман Богдан Хмельницкий возглавил возрожденную Украинское государство, имея за плечами большой опыт казацкого старшины, дипломата и полководца. Он родился 27 декабря 1595 г. в семье мелкого украинского шляхтича. Получил хорошее образование: владел украинским, польским, латинским, турецким и татарским языками. Уже 1620 сражался против турок. Принимал участие в казацких восстаниях 30-х pp. С середины 40-х pp. активно готовил восстание против Польши. Богдана Хмельницкого признавали руководителем казацкого государства много иностранных владельцев, о чем свидетельствуют их письма. «Ваша светлость», «светлый и знатный», «светлый» - обращались родовитые иностранцы в Хмельницкий.