На ниве образования

Киев заблестел роскошными куполами церквей издалека. И как всадник спешил, но на мгновение остановился, чтобы полюбоваться волшебным пейзажем. Тонкое золотое кружево над исконных горами всегда завораживало. Гетман Сагайдачный 1620 ехал в Киев. Прошли времена упадка. Теперь, как и за Ярослава Мудрого, город становился центром образования и культуры. Ежегодно возводились новые церкви, при которых закладывали школы, широкой рекой плыли из Европы книги. А недавно усилиями образованных горожан создан в Киеве братство, которое будет заниматься книжной наукой. Благодаря киевской шляхтянци Гальшци Гулевичивна, которая подарила братству собственный особняк на Подоле, братья имеют свою школу. Учить в ней, как когда-то в Острожской академии, важнейшим наукам.

Но как радовали гетмана такие изменения, тревога не покидала его. Ведь слишком смутное было время. Поэтому и положил он себе записаться вместе со всем Войском Запорожским в Киевское братство, поддерживая православную церковь и образование военной силой и немалым средства. Это дело и привела его в Киев.

Встретившись с ректором Киевской братской школы, гетман поинтересовался и успехами своего бывшего воспитанника - мальчика-подростка, которого в прошлом году забрал из Сечи и отвез на учебу в Киев.

- Учат здесь большой мудрости, и не так, как в сечевой школе, - рассказывал бывший слуга. - На Сечи мы сами выбирали себе атаманов, решали школьные дела на советах, как и взрослые казаки. А тут старшего назначает учитель. Учимся греческого, латинского и старославянского языков, учимся составлять и произносить стихи, вычислять календарь, считать, петь и рисовать. Чтобы лучше усваивались чужие для нас языка, класс делят на три группы: первая пользуется латыни, другая - греческой, третья - церковнославянский. Так и общаемся. Ученики, которые учатся лучше других, занимают первые ряды. Однако на первой скамье трудно удержаться: одна ошибка - и ты снова пасешь задних.

- А ты на какой скамейке сидишь? - Поинтересовался гетман.

Парень не без гордости ответил, что на первой, и продолжил дальше:

- Квартира наша называется бурсой. Бурсацкий быт - прост и непритязателен. Живем тем, чему научились в школе. Одни бурсаки служат при церквях как звонари и посыльный. Другие помогают во время богослужения, в хоре или церковном оркестре. Есть и такие, которые ходят по домам зажиточных мещан, читают книги, декламируют стихи.

- Вижу, что в науке ты настоящий казак, - похвалил гетман парня. -И не слушай тех, кто говорит, что казак - это только воин. Мудрые головы нужны Украине не меньше, чем острые сабли.

Именно поэтому и поощрял гетман Сагайдачный образовательные дела щедрыми дарами. Киевская братская школа со временем превратилась в знаменитую Киево-Могилянскую академию, которая воспитала для Украины и соседних славянских стран многих ученых, писателей, государственных деятелей.


Образованность украинский вызвала немалое удивление иностранцев. «Все они, за малыми исключениями, даже их жены и дочери, умеют читать и знают порядок служб и церковное пение, - писал один из путешественников. - Кроме того, священники учат сирот и не позволяют, чтобы они слонялись невеждами по улицам ». Доля до Петра Могилы была щедрой и ласковой. Происходил он из древнего знатного рода молдавских господарей (обладателей). В начале 17 в. турки заставили его семью покинуть родную землю. Однако изгнание для Могилы не было несчастным. Окончив Львовскую братскую школу, он учился, наверное, в одном из европейских университетов. Затем служил в польском войске, участвовал в войне под Хотином. В 1625 г. постригся в монахи Киево-Печерского монастыря, а через несколько лет возглавил его.

Высокообразованный Петр Могила ревностно и неустанно заботился о развитии образования в Украине. В частности, он на протяжении двадцати лет руководил издательским делом в монастырской типографии. При монастыре основал школу. В 1632 г. она объединилась с братской школой. Так появилась Киевская академия, которая еще при жизни ее основателя стала именоваться Киево-Могилянской.

На склоне жизни, чувствуя приближение смерти, Петр Могила составил завещание, в котором прежде всего позаботился о судьбе основанной им академии, оставив ей все, что имел: библиотеку с 2131 книгу, дома и дворы на Подоле, скот и имущество с собственного хутора, даже домашняя утварь и митрополиче наряды, украшенные драгоценностями, а также ткани - на одежду бедным студентам. В конце завещании Могила просил беречь академию как «единственное его достояние»