Князь Владимир

Князь Владимир, сын Святослава, занял великокняжеский стол в 980 г. и правил государством 35 лет. При Владимире начали чеканить первые древнерусские монеты - золотники и сребреники. На них с одной стороны был изображен сам князь, а с другой - его герб - трезубец и надпись «Владимир, а се его злато» или «Владимир на столе, а се его серебро».

Немало усилий приложил князь Владимир для борьбы против захватчиков-кочевников - печенегов. Он не только ходил в походы на воинственных соседей, но и укреплял собственное войско, строил города-крепости для защиты южных границ Киевской Руси.

Но больше прославил свое имя Владимир в деле распространения христианства, внедрив его как единую общегосударственную религию. Приобщение Киевского государства к христианскому миру способствовало развитию культуры. Именно поэтому потомки зовут Владимира Великим и почитают как святого. Никогда еще возвращении в Киев не было таким тревожным. Сквозь открытое окно Владимир поглядывал на розсвичене звездами небо, пытался выхватить из его мерцающего блеска спасательный паутину сна. Однако сон, слегка коснувшись век, терялся без следа в звездном сплетении. Наконец, обессиленный бессмысленным состязанием, князь вышел на крыльцо. Легкокрылая киевская ночь звала маняще и всевластной. Разве устоишь перед ее чарами?

Через мгновение Владимир следовал к Днепру. Дорога была хорошо известна, нашел бы ее даже с закрытыми глазами. Вела она к старому отшельнику Ва-силе. Не раз на жизненном пути обращался князь к нему за советом и рассудительным словом, искренность которых никогда не подвергал сомнению.

- Не гризися. Садись вон лунном, озноба голову зимним его лучами. А потом расскажешь о хлопотах, - шумел старый.

Вскоре князя убаюкала старческая рассказ. Откуда-то из прошлого шел к нему сильный воин, говорил уверенно и серьезно: «Не переживай, брат князь, вернусь с победой. Хотя и тяжелый выпадает поход, и добуду тебе, государь, славу ». Владимир вдруг проснулся. Почему-то всегда, когда говорил с Василием, вспоминал своего собрата Ставра. Сдержал он тогда слова - победил врага. И горькой была победа: Ставр не вернулся из похода. Захотел Владимир, мир стал ему не мил. И вот однажды появился Василий, изогнутый увечьем, в длинной одежде, с крестом на груди. Владимир впервые увидел его на одной из киевских улиц, что-то знакомое уловил во взгляде. Собственно, этот взгляд и спас Василия от гибели, когда княжеские дружинники схватили его и бросили в темницу. Владимир приказал освободить узника, посоветовал ему скрываться где-то в рощах над Днепром. Впоследствии, во время охоты, встретился с ним еще раз. Познакомились и подружились.

Всего ценил Владимир Василеву мудрость. Знал тот столько, что хватило бы на всех княжеских советников. Во многих делах помог. Но к княжескому дворцу идти не хотел. Так и жил отшельником в лесу.

- Василий, почему не идешь в Киев? - Спросил Владимир. - Теперь тебя не будут преследовать за веру твою, ибо и я, великий киевский князь, уже крещен, а сегодня, когда взойдет солнце, крестить всех киевлян.

- На все воля Божья. Давно тебе говорил: где бессильна оружие, поможет вера. Объединит вера в Иисуса Христа русские земли, а где единство - там и сила. Желать Киев как величественную столицу свои и чужие. А русичи присоединятся, просветленные Божьим словом, к мудрости книжной, к образованию и знания.

- Построим по всей Русской земле храмы, - мечтал Владимир. - Для науки божьей будут и школы, где учиться боярские дети. Верю-отступят темнота и невежество.

- Мудро говоришь, князю. Ведь говорит Спаситель: «Не препятствуйте детям приходить ко Мне». А теперь время возвращаться домой, вот и солнышко всходит, - попрощался Василий.

Когда солнце рассыпало первые лучи, Владимир был на Днепре. Отовсюду стекались киевляне. Шли женщины и мужчины, старые и малые, богатые и бедные. Никогда еще князь не видел такого множества людей в одном месте. Все раздевались на берегу заходили в воду. Берегом ходили священники читали молитву и осеняли киевлян золотыми крестами.

Вдруг неподалеку, среди толпы, Владимир увидел сгорбленную фигуру. Отшельник шел к Днепру с десятью худенькими детьми - киевскими сиротами.

- Креститься следует правой рукой, - учил Василий. - Для этого три пальца соединяем вместе, а два (безымянный и мизинец) прижимаем к ладони. Тремя соединенными пальцами прикасаемся сначала лба, потом живота, а затем правого и левого плеча, изображая на себе крест, и, опустив руку, кланяемся. Соединение трех пальцев символизирует нашу веру в Святую Троицу: Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого. Два прижаты пальцы является символом нашей веры в Сына Божьего Иисуса Христа, который имеет два естества - есть Бог и есть человек, а для нашего спасения сошел с небес на землю. Во время крещения руку возлагаем на лоб, чтобы освятить наш разум и наши мысли, на живот - чтобы освятить наши чувства, на плечи - чтобы освятить силы нашего тела и чтобы благословение Божие на наших поступках. Креститься надо по словам: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», «Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу ...»

Дети зашли в воду, а Василий, оставшись на берегу, страстно молился. Когда обряд закончился, он широко перекрестился. «Какой он силен в вере своей, - подумалось Владимиру. - Как когда-то Ставр в ратном доблести ». Василий, почувствовав на себе взгляд, оглянулся.

- Боже великий, и это он, - сказал Владимир и стремглав бросился обнимать своего давнего побратима. Сын Владимира Ярослав стремился сохранить величие унаследованной им государства. Он вернул захваченные врагами земли на западе. Южные же границы после блестящей победы над печенегами 1036 двинул далеко в степи.

Недремлющее заботился о безопасности своего государства, строя на границах прочные защитные сооружения.

Большой его делом было сведение всех русских законов в одну книгу. Так появился сборник «Русская правда» - первый свод законов, который предусматривал наказание за убийство, оскорбление, кражу. По «Русской правдой» чинили суд не одно столетие.

За Ярослава вырастали новые города, возвышались старые, строился и укреплялся стольный город Киев. Приобретало распространение христианство. Бурно возводились новые церкви, которые становились очагами просвещения, литературы и искусства.