Ассоциации леса

Если тип леса понимать как совокупность коренной и производных ассоциаций, т. е. то, что теперь принято называть серией, то коренную ассоциацию нужно рассматривать в пределах типа. Это положение уже, видимо, осознано П. Кожевниковым, и в его последней работе, как уже было отмечено, выпало третье звено, и тип леса именуется здесь коренной ассоциацией, которая volens nolens приобрела более широкий объем, а не является только отражением в названии комбинации доминантов. В общем можно приветствовать этот шаг: лучше широкие типы — серии ассоциаций — именовать по коренной ассоциации, нежели вводить более неопределенные названия — груды свежие н т. п. Если при этом отбросить и первое звено (необходимость этого мотивирована выше), то мы предстанем перед неизбежностью сосредоточить основное внимание на установлении серий — это единственно правильный путь для того, чтобы покончить с хаотическим описанием бесконечных «ассоциаций» по доминантам.


В цитированной уже работе С. Архипов сделал попытку дать развернутое описание серии дубравноширокотравных ассоциаций Nemorus. В работе высказан ряд весьма верных критических замечаний по поводу прежних классификаций. Отметив прогрессивное значение реконструкции украинскими типологами во главе с П. Погребняком алексеевских типов, благодаря применению принципов фитоценологии, а также умелое использование ими растенийиндикаторов, автор указывает, что «эдатопологическая интерпретация всего двухмерного построения (у П. Погребняка.— Ю. К.) — градаций плодородия и увлажнения — явление вторичное: интегральный биологический итог, основывающийся на анализе растительности». Не возражая принципиально против такого подытоживания, С. Архипов подчеркивает безмасштабность этих градаций в системе эдатопов П. Погребняка, тогда как
%исследованный нами объект доступен числу и мере и дает в наши руки целый ряд признаков, определяющих масштаб классификационного построения. Из этих признаков, в первую очередь. надо назвать производительность лесов — бонитет и растенияиндикаторы (детерминанты), обязательно учитываемые на фоне общей структуры растительного покрова. Таким образом, масштаб построения можно фитоценологически обосновать, не прибегая к иллюзорной эдатопологической интерпретации предмета».


В дальнейшем автор пользуется тремя классификационными понятиями:
1. Квалитет леса, характеризующий общий лесорастительный эффект, который возможен, в данных условиях произрастания.
2. Лесная растительная ассоциация (тип леса), объединяющая фитоценозы одного нормального бонитета с однородным составом детерминантов во всех ярусах.
3. Серия ассоциаций, объединяющая ассоциации одного нормального бонитета (по исследуемой древесной породе) с однородным составом детерминантов в напочвенном покрове (травяном, моховом, лишайниковом, кустарниковом) и подлеске в возрасте определившейся структуры коренных фитоценозов.
Отсюда следует, что квалитет леса определяется по двум аргументам — нормальному бонитету и составу детерминантов.