Горный тип геоэлемента

Горный тип геоэлемента. Эта группа состоит в преобладающем большинстве из светолюбивых видов, обитающих в верхних лесных и субальпийских регионах евразийских гор. Более подробная ценологическая характеристика представителей типа дана выше при обзоре классификации географических элементов. В результате снижений горные виды позастревали коегде на равнине и были поглощены широколиственными формациями. Изолированные в отдельных системах виды, само собой разумеется. не смогли удержать общие морфологические единицы в различных горных странах Голарктики и даже Евразии, поэтому примеры горноголарктического ж горноевразийского геоэлементов в нашем списке можно иметь толь 10 из общего числа 20, следующее место занимает горноевропейский геоэлемент — 4 вида, совсем ничтожно участие горноур альскогор но ал т айского геоэлемента — 2 вида и горносредиземноморского — 1 вид.


Все горноцентральноевропейские виды, за исключением Traunsteinera giobosa (L.) Rchb., встречающегося в Крыму и, под сомнением, на Кавказе и в Малой Азии, не произрастают в горных странах Околочерноморья, то же самое можно сказать относительно горноур альскогорно альпийских видов, и только горноевропейские виды и горноевразийски Polygonum alpinum All. заходят на Кавказ и в Малую Азию. В связи с этим любопытно отметить полное отсутствие горных околочерноморских, в частности кавказских, видов в составе флоры широколиственных лесов европейской части России. Это явление требует объяснения, тем более что в субсредиземноморском типе, как раз особенно сильна флористическая связь между Кавказом и южными дубравами европейской равнины Союза; не менее резко выражена связь с Кавказом (правда, главным образом с Северным) у номадийцев, заходящих под полог наших дубрав, среди них имеются даже дизъюнктивные предкавказскопонтические виды. Далее, горные кавказские связи наблюдаются также во флоре перигляциальных степей на Среднерусской возвышенности, например у Potentilla pimpinelloides L.


Для того чтобы могла осуществиться миграция субальпийских кавказцев на равнину Восточной Европы, климат последней должен приобрести хотя бы неполное сходство с влажным холодным и снежным климатом субальпийского региона Кавказа. Естественно допускать существование подобных условий на юге нашей равнины во время великого оледенения с его далеко спускавшимися по Днепру и Дону языками.


Как показали наши исследования [80], есть основания полагать, что «перигляциальные степи, и в частности звено Cariocion humilis, простирались ранее, в ледниковые периоды, значительно дальше к югу и, вероятно, смыкались со сниженногорными травянистыми формациями Предкавказья и нагорными степями Северного Кавказа». Можно думать, что в известное время в некотором отдалении от гляциальной кромки существовал ландшафт горных сосняков с редколесьями и полянами Cariceta humilis и Aveneta desertorum, а в более влажных позициях — с разнотравными степями, лиственничниками и березняками, нечто, напоминающее современные формационные отношения в континентальной Приалтайской Сибири. Чем дальше была отодвинута от ледника перигляциальная равнина, тем большей влажностью должен был отличаться ее климат; соответственно в ландшафте начинали преобладать мезофильные березняки и разнотравные формации, которые могли давать приют кавказским субальпийцам.


В прилегающей к Кавказу европейской части России наиболее удаленной территорией от Донского языка являлось побережье Каспия, уходящее к Южному Приуралью. Именно в этом районе и нужно искать следы горных кавказцев. Выше, при разборе уральского типа геоэлемента, было уже отмечено, что крупнотравные эндемики Южного и отчасти Среднего Урала Lathyrus litvinovii Iljin, Knautia tatarica Litv. и Mulgedium hispidum DC. имеют викарные виды на Кавказе и в Малой Азии, при этом викарные пары двух последних видов являются типичными представителями субальпийского крупнотравья. Таким образом, хотя и в несколько замаскированном виде, удается вскрыть во флоре широколиственных лесов Приуралья поглощенных горных кавказцев. Кроме того, в группе дизъюнктивных видов связующего типа имеется кавказскоприуральскоюжносибирский представитель Primula macrocalyx Bunge с горным оттенком, произрастающий в широколиственных лесах Южного Приуралья. В связи с этим можно также упомянуть о наличии во флоре Урала другого дизъюнктивноареального вида Primula pallasii Lehm., обитающего в горах Кавказа, на Урале и в Приалтайской Сибири. Путь миграции этих кавказских по генезису видов пролегал вдоль Каспийского моря к Южному Уралу, некоторые виды проникли еще дальше на восток по «субарктическим степям» (выражение И. Подперы) Западной Сибири к Алтаю.