Викаризм

Что касается явлений пространственного викаризма, то в общем приходится констатировать, что он в трактуемой группе выражен слабо. Несмотря на полную изоляцию частей разорванных ареалов, у представителей ее наблюдается удивительная устойчивость морфологических признаков, чем и обусловлено собственно существование категории геоэлемента.

Ниже мы остановимся на этом вопросе подробнее, здесь же, забегая вперед, отметим, что морфологическая стабильность объясняется достаточно влажной и теневой экологией растений обсуждаемой группы. Лишь у некоторых видов обнаруживаются долготные викарные пары или тройки в области маньчжурской флоры и иногда также в Северной Америке: Festuca gigantea (L.) Vill. — F. extremiorientalis Ohwi; Circaea lutetiana L.— C. quadrisulcata Maxim. — C. canadensis L.; Epilobium roseum Schreb. — E. nudicarpum Kom., Sanicula europaea L.— S. elata Hamilt.— S. canadensis L. Подобные пары или тройки, как мы знаем, весьма распространены среди представителей европейского и отчасти западнои центровосточноевропейского геоэлементов. Это, конечно, явления одного порядка, но в последнем случае мы имеем дело с ареалами более разрушенными и сокращенными до рамок Европы или даже Западной Европы.


Наконец, известны дизъюнктивноареальные европейские виды с неизменной морфологической структурой, обитающие не только в Восточной Азии, но и в Северной Америке: Polystichum braunii Fee, Polygonatum multiflorum (L.) AIL, Convallaria majalis L.
Правда, Convallaria majalis L. в результате очень тонких морфологических исследований удалось расчленить на едва отличимые виды: европейский — С. majalis s. str., дальневосточный — С. manshurica Кот., сахалинский — С. keiskei Miq. и североамериканский —' С. majuscula Graene [90].