Виды Северного Кавказа

Последнее особенно подтверждается наличием группы видов, проникших только на Северный Кавказ: Festuca silvatica (Poll.) Vill.13, Digitalis ambigua Murr., Gagea minima (L.) KerGawl., Lathraea squamaria L. s. str., Asarum euro рае urn L., Campanula trachelium L. Сюда еще нужно причислить замечательный дизъюнктивноареальный приалтайскоманьчжурский вид Osmorhiza amurensis F, Schmidt, обнаруженный в нескольких пунктах Северного Кавказа.

Несомненно, это осколки докатившейся только до Северного Кавказа миграционной волны тургайской флоры. Разные «глубины» проникновения этих миграционных волн на юг отмечены видами, проникшими только на Северный Кавказ, видами, отсутствующими в Крыму, но обитающими на Кавказе, и, наконец, видами, выполнившими все Околочерноморье. Резкое преобладание последней категории в европейском дизъюнктивном элементе говорит о большей древности этой группы, успевшей после генетического исхода в третичном периоде из Восточных!


13 Вопреки категорическому отрицанию А. Гроссгейма. Festuca silvatica встречается на Северном Кавказе. Мы лично собирали ее на территории Государственного заповедника в буковопихтовом лесу близ Сенной поляны вместе с Osmorhiza amurensis F. Schmidt.
Азии и отчасти Северной Америки захватить всю территорию южных, некогда тропических по климатическому режиму, околочерноморских стран. Одновременно с этим наличие хотя бы небольшого числа видов, не встречающихся в Околочерноморье, притом видов весьма древних, подобных Hepatica nobilis, подтверждает флористическую независимость тургайской лесной области от южных стран Околосредиземья как в генетическом, так и в миграционном отношениях.


Не меньший интерес представляют также детали распространения видов обсуждаемого элемента в Сибири. Как известно, центром аккумуляции дизъюнктивно-ареальных европейских видов является липовый остров на предгорьях Кузнецкого Алатау и черненая тайга на северном склоне Алтая. Но, сверх того, многие из них встречаются также в Алтайско-Саяиском лесном районе на водоразделе Оби и Енисея в окрестностях Красноярска 14, в б. Канском и Минусинском уездах до Томска и даже далее на север, например: Сагdamine impatiens L., Hypericum hirsutum L., Epilobium montanum L., E. roseum Schreb., Circaea lutetiana L., Stachys sylvatica L., Asperula odorata L., Campanula ranunculoides L., Lapsana communis L. и др.

Это связано, повидимому, с языком повышенного количества осадков, спускающимся с АлтайскоСаянского горного сооружения на Обско-Енисейский водораздел. Обстоятельство весьма важное, указывающее на то, что главным фактором, способствовавшим переживанию представителей флоры широколиственных лесов в Сибири, явились не благоприятные температурные условия, ухудшающиеся к востоку, а повышенная влажность, которой, видимо, всегда отличалось это междуречье, прислоненное к первому горному барьеру, сгущавшему осадки, приносимые северными ветрами с Ледовитого океана.