Европейский тип геоэлемента

Европейский тип геоэлемента. Эта наиболее многочисленная группа видов является в эколого-ценологическом отношении довольно разнообразной, хотя и тяготеющей в основном к мезофильному типу. Здесь наблюдаются и более светолюбивые опушечные, светло-дубравные, луговые и луговостепные растения, а также теневые фагетальные виды.

Преобладающее большинство видов свойственно различным широколиственно-лесным формациям, но немало и поглощенных видов луговых и луговостепных формаций, т. е. растений, которые оказались под пологом после наступления леса на степи и суходольные луга.
В филогенетическом отношении представители восточноевропейского геоэлемента являются большею частью молодыми видами, слабо отграниченными морфологически, и возникали они в особых ксерофильных п осветленных условиях кверцетального комплекса. Как мы увидим ниже, их генетические корни уходят в южно-сибирский и средиземноморский, а отчасти также в европейский центры.


Правда, в списке имеется один несомненно древний вид — Viola nliginosa Bess., но он не типичен для флоры широколиственных лесов и встречается в заболоченных полесских грабняках. История этой фиалки неясна, в особенности вопрос об ее убежище; возможно, она представляет собой третичный или древнеплейстоценовый реликт, переживший в болотистых местопроизрастаниях сухие периоды лессообразования.


Это резкое преобладание глубокотеневых лесных видов в дизъюнктивноареальном элементе европейского типа указывает на то, что данная экологическая группа является и наиболее древней в составе флоры широколиственных лесов. Любопытно, что в составе европейского дизъюнктивного геоэлемента имеются два вида из синузии весенних эфемероидов: приалтайско-европейский Gagea minima L. и маньчжурско-приалтайско-европейский G. lutea (L.) KerGawl.,— обстоятельство, свидетельствующее о том, что по крайней мере часть ранневесенних эфемероидов наших широколиственных лесов ведут свою историю от листопадных формаций однообразного лесного пояса Палеарктики конца третичного периода и не принадлежат к растениям арктического или альпийского происхождения, нашедшим свое убежище в современных летнезеленых лесах. Если принять во внимание количественные соотношения между вариациями в типах ареалов европейского дизъюнктивного элемента, то окажется, что преобладающей группой здесь является приалтайско-европейский дизъюнктивный субэлемент—18 видов из 43, остальные 13 субэлементов содержат списки от 5 до 1 вида.


Наименьшее количество видов из этой группы имеют дизъюнктивные ареалы, охватывающие также Северную Америку,— всего 7 видов, из них 4 встречаются и в области маньчжурской флоры, 2 совершенно отсутствуют в Азии (Phyiiitis scolopendrium (L.) Newm. и Equisetum majus Gars.) и 1 заходит только в западную часть азиатского континента (Clinopodium vulgare L.).


Принимая во внимание, что Phyiiitis scolopendrium и Equisetum majus размножаются при помощи спор и поэтому не исключена возможность их новейшего заноса в Америку из Европы (что и допускается многими авторами), a Clinopodium vulgare легко дичает, мы приходим к выводу о недостоверной выраженности в современных ареалах связи широколиственно-лесной флоры Европы с Америкой, помимо востока Азии.


Переходя к деталям распространения, мы видим, что почти все виды этого геоэлемента встречаются хотя бы в одной из околочерноморских стран, исключение составляют только Ranunculus cassubicus L., Hepatica nobilis Gars. Из 40 видов, свойственных более южным циркумэвксинским странам, только 5 видов не найдено в Крыму: Polystichum braunii Fee, Festuca silvatica (Poll.) Vill., Carex cuprina (Sand.) Nendtv., Actaea spicata L., Digitalis ambigua Murr.,— зато 14 видов из этого списка отсутствуют в Малой Азии. Эти показатели стоят в согласии с данными по европейскому, западноевропейскому и центро-восточно-европейскому геоэлементам, свидетельствуя, что главный поток миграции в южные страны Околочерноморья здесь также направлялся северным путем.