Брестский мирный договор

Брестский мирный договор

Брестский мирный договор

Выше мы уже писали, что ленинский декрет о мире был хорошо выверенным средством борьбы за власть. Практика его осуществления началась с окончательного развала русской армии, братания в окопах, за которыми наступила страшная руинная реакция во всех сферах государственной и социально-экономической жизни. Большевики целиком и полностью проигнорировали обязательство России перед союзниками, инициировали подписание договора о перемирии и начале сепаратных мирных переговоров.

Центральный Совет был категорически против подобного сценария действий. В постановлении Генерального секретариата 22 ноября в 1917 г. отметилась острая потребность немедленного мира, но говорилось о том, что успешные переговоры по этому делу с союзниками и врагами может вести лишь однородное, социалистическое правительство, признанное всеми народами России.

Призыв большевиков к солдатам о ведении неорганизованных переговоров на своих участках фронта, по мнению Генерального секретариата, неминуемо будет оттягивать начало мирных переговоров, с одной стороны, а из другого - обнажая фронт, может привести к восторгу "части Украины враждебными австро-германськими армиями".

Следовательно, УЦР была за ведения общих мирных переговоров, в которых бы участвовали все воюющие страны, при этом она хранила проантоновскую ориентацию.

Однако, когда в Бресте начались мирные переговоры, украинские лидеры поняли, что они могут потерять остатки влияния на армию. 24 декабря в 1917 г. Генеральный секретариат постановил послать в Брест "мирную делегацию Генерального секретариата, независимо от делегации Совета народных комиссаров". Тогда же сразу был сформирован предыдущий состав делегации УНР. В нее вошли М. Порш, В.Голубович, К.Мацеивич, М. Левицкий, М. Любинский, О. Севрюк и ряд финансовых, экономических и торговых экспертов.

В тот же день в ноте ко всем воюющим и нейтральным государствам Генеральный секретариат объявил о своем намерении стать на путь самостоятельной внешней политики, в дежурной ноте к правительствам республик, образованных на территории России он призывал все эти правительства прислали немедленно свои делегации в Брест для ведения мирных переговоров. Приезд таких делегаций оставил бы представителей большевиков монополии на ведение переговоров. Украинцы продолжали настаивать на том, что мир должен быть общим, и манифестировали свою проантоновскую внешнеполитическую линию.

Генеральный секретарь международных дел О. Шульгин на восьмых общих собраниях отметил, что украинское правительство идет путем отличающимся от правительства большевистского, которое хочет заключить сепаратный мир. "...мы же на это не согласны, мы не допустим, чтобы немцы и австрийцы перебрасывали свои полки на англичан, французов и других, - заверил он. - Мы стоим за общий мир".

26 декабря в 1917 г. центральные государства сообщили, что ожидают украинскую делегацию в Брест-Литовскому. 9 января в 1918 г. началось первое пленарное заседание мирной конференции, в ней участвовало около 400 лиц.

Первым заданием украинской делегации было отстоять себя как самостоятельную сторону. 10 января это задание было успешно развязано, а вот с идеей подписания общего мира ничего не вышло из-за негативного отношения к брестским переговорам стран Антанты. Мир должен был быть сепаратным, вне того переговорный процесс украинцев оказался успешным. Девятые общие собрания УЦР дали Совету народных министров право подписать договор. Проблемы продолжало лишь наступление большевистских войск на Киев.

После длительного перерыва переговоры в Брест-Литовскую возобновились 30 января. Драматическая момента заключалась в том, что председатель советской делегации Л. Троцкий заявил, что украинскую сторону должны представлять порутчики Народного секретариата, а не делегация Центрального Совета, которая быстро теряла контроль над территорией Украины и в конечном итоге вынуждена была оставить Киев. В ответ на это О.

Севрюк, который исполнял обязанности председателя украинской делегации, ознакомил собравшихся из IV Универсалом, который провозглашал независимость УНР, и потребовал формального признания Украины Германией и ее союзниками как самостоятельного государства. Союзники не признали полномочий Народного секретариата и продолжили переговоры с делегацией Центрального Совета.

Запись в дневнике О. Чернина, датированный 8 февраля, дает представление о напряжении последних дней: "Сегодня должен быть заключенный договор с Украиной. Это первый мир за эту ужасную войну. Но на самом ли деле Совет до сих пор продержался в Киеве? Василько показывает мне телеграмму, полученную украинской делегацией из Киева и датированную 6-м числом, а на мое предложение отправить туда австрийского офицера генерального штаба для получения точных сведений Троцкий ответил отказом. Его заявление, будто-то большевики уже захватили Украину, по-видимому, все же была хитростями.

К тому же Гратц, который видел Троцкого сегодня утром, чтобы сообщить ему о нашем решении заключить украинский мир еще сегодня, говорит, что он, по-видимому, очень подавленный. Это укрепляет мое решение подписать".

В ночь на 9 февраля (27 января за ст.ст.) мирный договор между УНР, с одной стороны, и Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией, из второго, было подписано. Ради заключения мира из УНР Германия и Австро-Венгрия обязывались передать ей большую часть Холмщины и Подляшья. Австро-Венгрия соглашалась на выделение в будущем западноукраинских земель в отдельный коронный край. Согласие австрийцев объединить украинские земли (на это они не соглашались со времен революции 1848-1849 гг.) оформлялась отдельным тайным приложением к соглашению о заключении мира.

Основной текст договора удостоверял завершение войны между договорными сторонами, это был мир без анексий и контрибуции. Стороны не выставляли претензий возмещения убытков, нанесенных войной, предусматривали обмен военнопленными, начертили перспективы возобновления экономических отношений, в частности обязывались провести обмен излишками сельскохозяйственных и промышленных товаров. И в Германии, и особенно в Австро-Венгрии не скрывали заинтересованность в украинском хлебе. В Австро-Венгрии мир априори окрестили хлебным.

УНР обязывалась на протяжении первой половины в 1918 г. поставить Германии и Австро-Венгрии в обмен на промышленные товары 60 млн. пудов хлеба, 2750 тыс. пудов мяса (живым весом), 400 млн. шт. яиц, другая сельскохозяйственная продукция и промышленное сырье. Не удивительно, что в день заключения мира австрийский министр иностранных дел получил такую телеграмму от императора Карла : "Глубоко тронутый и счастливый вестью о заключении мира с Украиной. Приношу Вам, дорогой граф Чернин, сердечную благодарность за Вашу целесообразную и успешную деятельность".

Брестский мирный договор был первым успехом молодой украинской дипломатии, но в тех условиях, которые сложились в УНР, сама по себе она мало что решала. Подписание договора застало Центральный Совет и Совет народных министров (так потом IV Универсала стал называться правительство УНР) в Житомире, куда они должны были отступить под натиском большевистских войск. Кардинально изменить ситуацию можно было лишь с посторонней военной помощью.