Украина в планах Первой мировой

Украина в планах Первой мировой

Украина в планах Первой мировой

Появление в 1870 г. объединенной Германии радикально изменила геополитическую ситуацию в Европе. Ускоренное индустриальное развитие на переломе XIX и XX ст. дало необходимые средства для широкой экономической и политической экспансии Второго рейха на Балканы и в Восточную Европу. Идеологическую основу для обоснования этой экспансии готовил Пангерманский союз, который пользовался всесторонней поддержкой в правительственных кругах.

Пангерманисты, среди которых были влиятельные в стране политики, деловые люди и профессора, призывали к созданию Великогермании. Когда началась мировая война, "стальной король" Август Тиссен так сформулировал программу анексий: "Россия должна отдать нам прибалтийские провинции, возможно, часть Польши и Донецкий бассейн с Одессой, Крымом и Приазовьем, а также Кавказ, чтобы мы смогли суходолом достичь Малой Азии и Персии".

Осенью в 1915 г. в Берлине было создано общество "Украина", возглавленное одним из ведущих деятелей Пангерманского союза бароном Гебзаттелем. Совместно с "Союзом дунайских и балтийских стран в Германии" это общество начало выдавать журнал "Будущее Восточной Европы". Украинская проблематика заняла в нем ведущее место. Проффесоры-пангерманисты проводили в своих публикациях мысль о том, что Украина имеет исключительное значение для Германии, особенно в экономической сфере.

Далеко не всегда пангерманисты призывали к механическому включению украинских земель в состав Великогермании. Некоторые из них считали возможным ограничиться их экономическим "освоением", с одновременным предоставлением Украине политической независимости. В меморандуме от 1 декабря в 1915 г.

который находился среди секретных документов генерального штаба Германии, указывалось: "Каждый, кто в действительности знает и понимает географическое и экономическое положение, в котором находится Россия, сознательный того факта что Большая Россия может существовать только через занимание богатой Украины. Если мы сможем изменить состояние Украины на независимый и удержать независимую Украину при жизни, то с определенностью дадим смертельный удар Большой России. Поэтому Украину следует считать сердцем Большой России.

За мнением всех экспертов как раз это занимание Украины делает Россию большим европейским государством. Украина, если будет отделена от России, создаст стена между свойственно Россией, Центральными государствами и Балканами, закрывая доступ России к Черному морю".

Несогласие с пангерманистами, которое в своих далекоидущих планах не останавливалось перед включением всей Дунайской империи к Великогермании, не мешало многим австрийским политикам солидаризироваться со своими немецкими коллегами относительно будущего Украины. Шла речь о том, чтобы уничтожить Русскую империю путем выделения из нее национальных государств-сателлитов. Существование такого плана 11 августа в 1914 г. подтвердил Т.Бетман-Гольвег в депеше немецкому послу в Вене.

Эта позиция немецкого правительства была подтверждена в ноте австрийского министра иностранных дел Л. Берхтольда турецкому правительству от 21 ноября этого же года. От имени Центральных государств тот заявил: "Нашей главной целью в этой войне является длительное ослабление России, и потому на случай нашей победы создания независимого украинского государства было бы нам очень по душе".

Иногда планы утверждения "независимой" Украины строились с учетом позиции украинских политических сил. После встреч с украинскими политиками во Львове консул Е.Урбас докладывал министерству иностранных дел в августе 1914р., что в случае успешного наступления австро-венгерских войск надо немедленно обратиться к населению Украины с конкретной программой социально-экономических и политических превращений.

В конечном итоге австрийское правительство отказалось от шагов, которые могли бы осуществлять к утверждению Украинского государства даже с призрачной независимостью. Он понял, что такое государство неминуемо станет притягательным для украинцев Восточной Галичины, Буковины и Закарпатья. Поэтому Австро-Венгрия оставила своему союзнику беспокойства об организации жизни в национальных окраинах Русской империи после задания ей решающего поражения. Одновременно она выдвинула претензии на большую часть Правобережной Украины - Подолье и Волынь.

Империалисты обоих военно-политических блоков расписали в тайных договорах территории, которые должны были отойти им после победы над врагом. Распределение территорий осуществлялось с целью согласовать взаимные аппетиты. Исключение составляли лишь Соединенные Штаты, которых не иметь имперской природы и хотели установления свободы международной торговли, а не политико-административного контроля над отдельными территориями.

Все другие большие государства, кроме увлечения территорий, в том числе колониальных, ставили перед собой в войне задания покончить с противником как с конкурентом, то есть уничтожить его империю. Однако, как мы могли убедиться из приведенных высказываний пангерманистов, разрушения Русской империи не предвещало ничего доброго Украине. Украинцы никогда не получить бы от победной Германии суверенное национальное государство. Государственность надо было добывать в борьбе самим.

Претензии русских правящих кругов на украинские земли за пределами собственной империи даже не скрывались в тайных договорах. Союзники России не претендовать на ее "законную добычу". Согласовывая с ними направление главных ударов, русский генеральный штаб добился того, чтобы основную часть своих вооруженных сил направить против Австро-Венгрии. Шла речь о том, чтобы быстрее всего поглотить западноукраинские земли и перенести дальше на запад имперская граница.