Формирование военно-политических блоков

Военно-политические блоки

Формирование военно-политических блоков

В 1994 г. вышла в свет книга Е.Гобсбаума "Век экстремизма". В 2001 г. появился ее украинский перевод (Издательский дом "Альтернативы", - Киев ). С легкой руки всемирно-известного английского историка прошлый век начал восприниматься не в его календарном виде, а в сокращенном варианте: как расстояние во времени между двумя ключевыми событиями - началом Первой мировой войны и развалом Советского Союза. Первая мировая война отделила новую историю от новейшей.

Утверждается взгляд на эту войну как на кризис евроатлантической цивилизации. Ученые отмечают, что во второй половине XIX ст. началось стремительное ускорение индустриального развития ведущих стран, не компенсированное адекватным политическим прогрессом. Имперские государственные институты унаследовали от предыдущих эпох абсолютную или относительную независимость от общества, но впервые получили возможность концентрировать в своих руках колоссальные ресурсы. Эта возможность была использована традиционно - на развитие военного потенциала.

Те, кто контролировал государственные институты, не замедлили пустить в ход новые возможности, чтобы развязать силой всегда существующие межгосударственные противоречия.

Из большого расстояния во времени уже понятно, что первоисточники мировой войны истекают в австро-немецком договоре, подписанном в Вене в октябре в 1879 г. В условиях острого колониального конфликта с Францией в 1882 г. до настоящего договора присоединилась Италия. Так возник Тройственный союз, который формально просуществовал до 1915 г. Когда вспыхнула война, Италия сначала объявила о нейтралитете, а потом присоединилась к другой стороне.

Ответом на наступательный союз центральных европейских государств стало заключение в 1891 г. франко-русского соглашения. Через год возникла идея дополнить соглашение военной конвенцией. В случае нападения Германии на Францию Россия обязывалась немедленно задействовать против агрессора войска численностью от 700 до 800 тыс. человек с тем, чтобы Германии пришлось одновременно воевать на западе и на востоке. Оговаривая обязательства, которые он готов был взять на себя, царь Александр III в 1892 г.

заметил: "Нам действительно надо договориться с французами и, в случае войны между Францией и Германией, немедленно ринуться на немцев, чтобы не дать им времени разгромить сначала Францию, а потом обратиться против нас". В начале 1894 г. военная конвенция вошла в действие, и генеральные штабы двух государств стали планировать общие операции.

Заключено в апреле в 1904 г. англо-французское соглашение положила начало формированию Тройственного согласия - Антанты. Обострение англо-немецких противоречий заставило правящие круги Британской империи отказаться от политики "блестящей изоляции", которая традиционно проводилась в эпоху после Наполеона. В 1907 г. до англо-французского соглашения фактически присоединилась Россия. Подол Европы на два военно-политических блока завершился.

В 1895 г. генеральный штаб Второго рейха начал разрабатывать диспозицию войны на два фронта, которая получила название плана Шлиффена. Германия за первые недели войны должна была нанести поражение Франции. Для этого на Западном фронте сосредоточивались девять десятых ее вооруженных сил. План основывался на том, что России с ее расстояниями нужно было в десять раз больше времени, чем Центральным государствам, для проведения мобилизации. Тем временем после поражения Франции Германия переводила все свои войска на Восточный фронт, против России.

Генеральные штабы Антанты разрабатывали стратегию будущих военных действий с учетом известного им плана Шлиффена. На совещаниях 1912-1913 гг. были решены, что Россия нанесет удар по Берлину или вторгнется в Восточную Пруссию двумя армиями на 15-й день войны, то есть значительно раньше, чем ее вооруженные силы достигнут численности военного времени. Другие четыре армии предназначались для операций на Юго-западном фронте, которые должны были вывести из войны Австро-Венгрию.

Принята в 1912 г. Большая военная программа предусматривала достижение Россией до 1917 г. качественных сдвигов в уровне вооружений и уменьшении сроков мобилизации (до 18 дней). Правящие круги Второго рейха побаивались, что по завершению программы россияне будут способны оказаться в Берлине раньше, чем немцы - в Париже.

Этим объяснялась повышенная агрессивность Германии. Кайзер Вильгельм II не желал терять добытое преимущество в боеготовности Центральных государств затягиванием начала войны. Совокупные экономические и человеческие ресурсы Антанты намного превышали ресурсы Центральных государств. Это значило, что шансы на победу для Антанты существенно росли при условиях затягивания начала войны. И наоборот, шансы на победу Центральных государств повышались в случае приближения сроков войны и проведения ее в виде блицкрига.