Формирование новой концепции внешней политики России

Формирование новой концепции внешней политики России. Важнейшим событием международной жизни конца ХХ в., Которая оказала огромное влияние на систему международных отношений, стал распад СССР. На смену биполярному миру и длительному противостоянию двух общественных систем должна прийти новая организация международной жизни, отражающую современное соотношение сил в мире и отвечала глобальным вызовам современности.

Биполярный мир как особая система мировой стабильности имел две стороны. С одной стороны, раскол мира на два враждующих блока, гонка вооружений, блокады и эмбарго вели человечество к ядерному противостоянию и гибели земной цивилизации. С другой стороны, именно осознание того, что СССР и США способны уничтожить себя и весь мир, делало международные отношения более стабильными и предсказуемыми. Разделение мира на противоположные блоки способствовал поддержанию стабильности внутри самих военно-политических союзов.

Принцип нерушимости послевоенных границ, утвержденный Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), позволял населению западных и восточных блоков спокойно жить и работать Окончание «холодной» войны стало неожиданностью для всех участников и породило кратковременный период неопределенности в международных отношениях. Условия переходного периода открывали простор для развития международных отношений по различным сценариям. На формировании внешнеполитических приоритетов России сказалось противоречивое геополитическое положение страны. После обретения независимости Российская Федерация сохранила за собой 4/5 территории СССР, но производила не более половины его валового национального продукта, располагала вдвое меньше человеческий, экономический, научный и военный потенциал. Имея меньший потенциал, чем СССР, Россия имела и меньшие возможности для решения внешнеполитических задач.

В основу внешней политики России первой половины 1990-х гг была положена теория и практика атлантизма. Атлантический внешнеполитическая концепция, которую связывают с именем министра иностранных дел России А.В. Козырева, означала ориентацию на западную модель развития, неконфронтационно видение международных отношений, оптимистичную оценку распада СССР и перспектив дальнейшего развития международной ситуации. США и Западная Европа рассматривались как главные союзники и партнеры и на международной арене, и в осуществлении демократических реформ в России. Отношение западных политиков к новой ситуации в мире было другим. Россию воспринимали прежде всего как такую, которая проиграла «холодную» войну, и не спешили устанавливать с ней «стратегическое партнерство». В лучшем случае ей отводилась роль младшего партнера. Об игнорировании интересов России свидетельствовало продвижение к ее границам НАТО, противодействие реинтеграционным тенденциям на постсоветском пространстве. Россия оставалась видгороженою от Запада визовыми и таможенными барьерами, его рынки защищались высокими тарифами, квотами и другими регуляторами.

В своих отношениях с Европой и США в начале 1990-х гг Москва руководствовалась преимущественно прагматическими мотивами. От Запада зависело, состоится международно-политическое признание России как суверенного государства, унаследует она статусе члена Совета Безопасности ООН и собственность бывшего СССР за рубежом. Откровенно прозападная позиция Москвы позволяла закрепить основные позиции существенно слабой, чем СССР, России в постсоветской системе международных отношений.

Несмотря на некоторые ошибки и ограниченный арсенал средств, в первые годы либеральных реформ российской дипломатии удалось решить вопросы, связанные с распадом СССР и определению международного статуса Российской Федерации. Россия заняла место, которое принадлежало СССР в Совете Безопасности ООН.

С 1993 г. внешняя политика России постепенно меняется, в обществе укрепляется уверенность в том, что главным ориентиром внешней политики должно стать твердое защиту национальных интересов. В начале 1996 г. смена ориентиров во внешней политике подкрепляется кадровыми перестановками. А.В. Козырева на посту министра иностранных дел сменил Е.М. Примаков, с которым был связан отход от атлантизма и утверждение идеи многополярности системы международных отношений, в которой не может доминировать одна, даже самая мощная держава. Е.М. Примаков объявил приоритетом своей деятельности ближнее зарубежье, развитие двусторонних и многосторонних отношений со странами СНГ.