Экономические преобразования правительства В.С. Черномырдина

Экономические преобразования правительства В.С. Черномырдина. Пытаясь сдержать инфляцию, правительство В.С. Черномырдина провел в 1993 г. денежную реформу: изъял из обращения денежные знаки образца 1961-1992 гг заменил их на новые. Это привело к введению национальных валют всеми странами-членами СНГ.

Состав правительства В.С. Черномырдина постоянно менялся. В 1993 г. многие члены гайдаровского кабинета изменили производственники (А.Н. Сосковец и др.)., Хотя достаточно прочные позиции сохраняли и реформаторы. Первым вице-премьером и министром финансов Президент назначил Б.Г. Федорова. В сентябре-декабре 1993 г. министром экономики работал Е.Т. Гайдар. Именно благодаря им осенью 1993 г. была осуществлена ??полная либерализация сельского хозяйства, прекратилось мощное финансирование государственного сектора экономики через кредитную и бюджетную системы. В конце 1993 г. были сделаны необходимые шаги для полноценной макроэкономической стабилизации, в частности дефицит бюджета был сокращен до 6% валового внутреннего продукта (ВВП).

После парламентских выборах 12 декабря 1993 г. ситуация в России изменилась. Е.Т. Гайдар и Б. Федоров вынуждены уйти из правительства, и в нем вновь усилились позиции промышленного и аграрного лобби. Непоследовательность правительства, давление на него со стороны оппозиции привели осенью 1994 г. к новому усилению инфляции и обвального (на 27%) падение курса рубля 11 октября, названного «черным вторником».

В августе 1994 г. российское правительство внедряет новую программу действий, которая имела целью построение «высокоэффективной, динамической, социально ориентированной рыночной экономики». Эта программа предусматривала: жесткий контроль государства за ходом инфляционных процессов, завершения массовой приватизации, привлечения инвестиций в реальное производство, поощрение предпринимательской деятельности населения и повышения его благосостояния. 22 июля 1994 был издан указ Президента Российской Федерации по программе приватизации государственных и муниципальных предприятий. Он начал второй, «денежный» этап приватизации. Времени предприятия или пакеты их акций стали передаваться только за деньги. Приватизация имущества осуществлялась через денежные, специализированные аукционы, коммерческие и инвестиционные конкурсы, по закрытой подписке. Интенсивно развивался фондовый рынок, оформлялся социальный слой, который имел права собственника.

В течение длительного времени правительству не удавалось остановить сокращение объемов промышленного производства. В тяжелом положении оказались наукоемкие предприятия, где были сосредоточены наиболее квалифицированные кадры и ведущий потенциал развития российской промышленности. Спад производства продукции высоких технологий составил 70% и выше.

Положение в топливно-энергетическом комплексе было несколько лучше, здесь спад составил 28,7%. Возникла реальная угроза деиндустриализации России и ее отступления на позиции стран «третьего мира». Правительства В.С. Черномырдина удалось наконец остановить инфляцию. Если в 1993 г. она достигала 40% в месяц, то в конце 1997 г. не превышала 1%. Однако достигнуто это было преимущественно за счет хронических задержек заработной платы коллективам бюджетных предприятий, военнослужащим.

Для решения проблем, постоянно возникали, правительство В.С. Черномырдина сознательно шел на увеличение государственного долга. В конце деятельности этого правительства состоял из внешнего долга в 125 млрд долларов и примерно такой же суммы долга. Последний образовался главным образом за счет выпуска ценных бумаг государственных краткосрочных обязательств (ГКО), которые давали их владельцам сверхвысокие прибыли (до 300% в руб.). Механизм заимствований через систему ДКЗ был запущен государством в 1996 г. с целью компенсации бюджетного дефицита и был очень рискованным для нее. Покупая ГКС, банки кредитовали государство. Объемы заимствований росли, уверенность банков в их возвращении неуклонно уменьшалась, и поэтому государство было вынуждено соглашаться на увеличение процентов по ним.

Время российское руководство стало практиковать кредитования правительства через залоговые аукционы. Их суть заключалась в том, что финансисты давали кредит правительству, получая в залог пакеты акций крупных компаний, приватизация которых была запрещена законодательством. На самом деле возвращать кредит государство не собиралась, ведь в бюджете такие средства не были предусмотрены. После окончания срока кредитования залоговый пакет акций переходил в собственность кредитора. Идею залоговых аукционов выдвинул руководитель ОНЭКСИМ-банка В.А. Потанин. Они проводились преимущественно в 1995 г. Участие в этих аукционах приняли крупнейшие российские финансово-промышленные группы и банки: ОНЭКСИМ-банк (В. Потанин), ЛогоВАЗ (Б. Березовский), Мост (В. Гусинский), МЕНАТЕП (М. Ходорковский) , СБС - Агро (А. Смоленский), Альфа-групп (М. Фридман), Газпром (Р. Вяхирев) и Лукойл (В. Алекперов). За небольшие деньги государство отдавала им стратегически значимые, хорошо работающие и прибыльные предприятия. Например, ОНЭКСИМ-банк совместно с Альфа-групп в 1995 г. получили в залог нефтяную компанию СИДАНКО за 130 млн долларов. В 1998 г. 10% пакета акций этой компании они продали уже за 500 млн долларов. Банк МЕНАТЕП в 1995 г. приобрел контрольный пакет нефтяной кампании ЮКОС за

159 млн долларов, на максимуме капитализации ЮКОС оценивался в 26620000000 долларов. Всего через залоговые аукционы банкам было передано 21 объект государственной собственности, что дало бюджету 5100000000000 рублей. В 1996-1997 гг произошла серия приватизационных сделок. Те же финансово-промышленные группы и банки приватизировали за счет государства крупные государственные объекты: «Агропромбанк» (СБС-банк), «Восточную нефтяную компанию» (МЕНАТЕП), ведущие телевизионные каналы России - ОРТ (Б. Березовский), НТВ ( Медиа-Мост В. Гусинского) и многие другие.

В декабре 1997 г. в лексикон россиян вошло слово «олигархи», под которым понималось узкий круг богатых лиц, совершивших своим бизнесом близость к власти и влияли на принятие государственных решений. Однако эти меры не спасли положения. Государственный долг рос, а вместе с ним и зависимость России от кредиторов, прежде всего от Международного валютного фонда (МВФ). Ежегодно государственный бюджет России приходилось согласовывать с МВФ.

Весной 1997 г. в России сложилась взрывоопасная ситуация, страна стояла на пороге полного прекращения выплат пенсий и зарплат. Во многих регионах готовились акции протеста. Главной причиной кризисного состояния российского общества было медленное и непоследовательное проведение реформ. Пытаясь любой ценой выиграть выборы, политики шли путем невыполнимых обещаний, не решаясь начать социальные реформы, оздоровление финансовой и налоговой систем. Правительство запланировало в бюджете такие доходы, которых в действительности не было, поэтому объем неплатежей продолжал расти.

В марте 1997 г. правительство В.С. Черномырдина укрепился двумя молодыми вице-премьерами - Б.Ю. Немцовым и А.Б. Чубайсом. Они немедленно начали регулирования естественных монополий, таких, как Российское акционерное общество «Единые энергетические системы России» (РАО «ЕЭС России») и «Газпром», выплатили долги пенсионерам, предложили Государственной Думе секвестр бюджета (сокращение расходных статей) и долгосрочные программы налоговой и жилищно-коммунальной реформ.

Либеральные реформы удалось сдвинуть с мертвой точки, и в экономике появились признаки оздоровления. Однако эти меры не исправили динамику экономического развития в целом. Реальный ВВП России в 1998 г. составил 57% от уровня 1990 г., а это означало, что показатели падения были выше, чем во времена «великой депрессии» в США.