«Парад суверенитетов»

«Парад суверенитетов». Первые конфликты на национальной почве возникли в 1986 г. в Якутии и Казахстане. В 1987 г. началось активное движение крымских татар за восстановление их автономии в Крыму. В начале 1988 г. началось движение за объединение Карабаха с Арменией. Последняя настаивала на включении Карабаха в свой состав. За это выступали армяне Нагорно-Карабахской АО, составлявшие 80% ее населения, а Азербайджан выступал против территориального передела своей республики. Конфликт приобрел форм кровавой и затяжной войны. Азербайджанцы стали спешно покидать Армению, а армяне - Азербайджан. Уже в 1989 г. число беженцев в Закавказье превысило 300 тыс. человек. Союзное руководство оказалось беспомощным в этом конфликте.

В течение 1988 г. в прибалтийских республиках - Литве, Латвии и Эстонии оформились «Народные фронты», под руководством которых началось движение за отделение от СССР. В ноябре 1988 г. сессия ВР Эстонии принял Декларацию о суверенитете и дополнения к республиканской конституции, что позволяло приостанавливать действие союзных законов. В мае и июле 1989 г. Декларацию и Закон о государственном суверенитете приняли соответственно Литва и Латвия. В декабре 1989 г. на II Съезде народных депутатов СССР прибалтам удалось добиться осуждения советско-германского договора 1939 г. и их присоединение к Советскому Союзу, после чего большинство делегатов съезда Компартии Литвы приняла решение о выходе из КПСС. Это означало начало распада единой компартии, которая еще оставалась основой аппарата управления Советским Союзом.

В марте 1989 г. в Фергане (Узбекистан) произошел конфликт между узбеками и турками-месхетинцев, которые еще в 1944 г. были депортированы с территории Грузии в Узбекистан. Были многочисленные жертвы с обеих сторон. Ряд кровавых межэтнических конфликтов состоялась в Сухуми (Абхазия, 1989), Баку (Азербайджан, 1990), Цхинвали (Южная Осетия, 1990). В 1989 г. в Грузии начал расти движение за выход из СССР. В апреле того же года в Тбилиси против сторонников сепаратизма была применена военная сила, вследствие чего 20 человек погибли. 9 марта 1990 Верховная Рада Грузии осудила оккупацию своей страны в 1921 г. и его дальнейшее включение в Советский Союз.

Национальные проблемы стали предметом всестороннего обсуждения на пленуме ЦК КПСС в сентябре 1989 г. Впрочем платформа ЦК КПСС «Национальная политика партии в современных условиях», принятая на пленуме, содержала лишь декларативные заявления о совершенствовании советской федерации и наполнения реальным политическим и экономическим содержанием, о обеспечение равных прав и возможностей каждому народу, всем видам национальной автономии подобное. Только в апреле-мае 1990 г. Верховный Совет СССР принял ряд законов, призванных урегулировать межнациональные и федеративные отношения: «Об усилении ответственности за посягательство на национальное равноправие граждан и насильственное нарушение единства территории Союза ССР», «О порядке решения вопросов, "связанных с выходом союзной республики из СССР», «Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик». Однако эти документы были приняты с опозданием, центральная власть во главе с М.С. Горбачевым действовала в «национальном направлении» части неэффективно.

В 1990 г. национальный вопрос приобретает еще большую остроту, а межнациональные конфликты - более массовый и организованный характер. В январе 1990 г. массовые демонстрации начались в Молдавии. В марте 1990 г. в Украине националистическая организация «Народный Рух» продемонстрировала свою силу на выборах в Верховную Раду Украины.

Во время выборов в Верховную Раду Литвы в феврале 1990 г. 90 из 140 мест получил оппозиционный блок «Саюдис». Оппозиция победила и в Латвии, а в Эстонии она получила почти половину мест. 11 марта 1990 Верховный Совет Литвы принял Акт «О восстановлении независимого Литовского государства». 30 марта и 4 мая аналогичные акты приняли Эстония и Латвия.

В стране создались новые центры реальной власти в лице многочисленных республиканских Съездов народных депутатов и Верховных Советов, в которых произошло блокирование политиков либерально-демократической ориентации и старых опытных партократов. Быстро растущее дистанцирование республиканской номенклатуры от союзных верхов объяснялось прежде всего тем, что она сознательно взяла курс на ликвидацию всех форм своего подчинения центру, на получение всей полноты власти. Добиться этого можно только путем выхода республик из Союза, получения ими статуса суверенных, независимых государств, полноправных субъектов международного права. Республиканским элитам удалось на некоторое время связать свои интересы с интересами широких слоев населения, которые выражали несогласие с существующей формой взаимоотношений субъектов формально федеративного, а в действительности унитарного Союза.

Начался пересмотр всех звеньев национально-территориальной структуры: отношение союзных республик Союза; отношений между республиками, между республиками и подчиненными им автономиями; отношений между народами, которые имели любую государственность, и этносами, оставшиеся вне ее. Особенно резко обострилась конфронтация республиканских народов со своими «национальными меньшинствами». Так, литовский "Саюдис", с одной стороны, принял закон о республиканском гражданстве, а с другой - дал отпор всем попыткам установления польской автономии и даже допустил антисемитских действий в Клайпеде. Самоопределение Грузии сопровождалось кровопролитием в Абхазии, насилием в Южной Осетии, религиозными притеснениями в Аджарии. Узбекские лидеры борьбы за самоопределение выражали недовольство «имперским вмешательством центра», когда союзные войска выступили на помощь туркам-месхетинцам, которых уничтожали представители «коренной национальности».

Таким образом, борьба за самоопределение через отделение дополнялась пафосом неделимости, направленным против «несуверенных» меньшинств на той же территории. Лозунг «отделения и неделимости», провозглашенное национальными движениями в союзных республиках, отражало объективную политическую зажатость республиканских народов между центром и «местными сепаратистами», которые в кризисных обстоятельствах оказались объективными союзниками центра.

Союзная власть обычно уклонялась от прямого содействия своим союзникам «снизу» и не выражала поддержки автономиям, неоднократно заявляли о своем желании остаться в составе СССР в случае выхода из него республик, в которых они входили. Таким образом, сложилась очень противоречивая ситуация: не соглашаясь с существующей национально-территориальной системой, лидеры национального большинства союзных республик не хотели мириться с выделением территорий, на которых представители их титульной нации оказались бы в положении национального меньшинства. Дальнейшее развитие событий зависело от союзного руководства, а также от ситуации в России.