Консерватизм и бюрократизация политической системы СССР

Консерватизм и бюрократизация политической системы СССР. Развитие советской политической системы в 1965-1985 гг был сложный и противоречивый характер. Главным оставалось противоречие между демократической формой и бюрократической сущностью политической системы. Оно возникло еще в начале 1930-х годов, когда сформировалась командно-административная система управления. Характерной ее признаком стало засилье бюрократизма, ограничение демократии, отчуждение трудящихся от собственности и власти. С высоких трибун и в средствах массовой информации говорилось, что в управлении государством участвует едва ли не все взрослое население страны, и приводились цифры депутатов Советов всех уровней, народных контролеров, народных заседателей и т.д.. В действительности же все эти заявления имели скрыть тот факт, что реальная и почти бесконтрольная власть была сосредоточена в руках партийно-государственной номенклатуры.

Особенностью советской политической системы был ее замкнутый характер. Это означало, что исчерпывающий перечень всех составляющих элементов политической системы был определен в конституционном порядке. В советских конституциях, начиная с Конституции 1936 г., в законодательном порядке были определены составные элементы политической системы советского общества: Коммунистическая партия, Советское государство, профсоюзы, комсомол, общественные организации, трудовые коллективы. Итак, любые новые элементы политической системы, не подпадающие под признаки общественной организации, автоматически рассматривались как неконституционные, есть незаконные.

Кроме того, все основные элементы политической системы рассматривались как «приводные ремни» от партии к массам. Если до 1937 г. партийное руководство осуществлялось через членов партии, через коммунистические фракции в Советах, общественных организациях, то после провозглашения в 1937 г. «нерушимого блока коммунистов и беспартийных» исчезла даже тень самостоятельности Советов отношении партийных комитетов. Партийные органы постепенно усвоили стиль прямого и непосредственного командования Советами, органами государственного управления, профсоюзами, комсомолом, общественными организациями.

Распространению такого командно-приказного стиля способствовало предоставление уставом партии партийным комитетам учреждений, организаций, предприятий, колхозов права контроля за деятельностью администрации. Решения и постановления ЦК КПСС содержали непосредственные приказы советским органам, министерствам, ведомствам, профсоюзным организациям.

Практика прямого командования и фактической подмены государственных органов дополнялась практикой сращивания партийного, государственного аппарата, аппарата профсоюзов и общественных организаций. Это выражалось не только в том, что все ответственные должности в государственных, так и в общественных организациях замещались членами партии, но и в том, что руководители ведомств и общественных организаций, как правило, входили в состав ЦК КПСС, обкомов и райкомов партии.

Сращивание общественных организаций с партийно-государственным управленческим аппаратом приводило к их бюрократизации, снижало их творческий потенциал. Значительная часть действующих в 1970-х - начале 1980-х гг общественных организаций были приложениями к соответствующих ведомств.

Например, Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР) находилось при Госкомитете по делам изобретений. Многим общесоюзным общественным организациям предоставлялись государственные полномочия и они были несколько подобными министерств. Некоторые общественные организации создавались только для выполнения представительских функций за рубежом и на самом деле никого не представляли (Комитет молодежных организаций, Комитет советских женщин). Состав таких организаций и комитетов фактически назначался партийными инстанциями, а не избирался.

Огосударствление и бюрократизация способствовали тому, что советская политическая система теряла гибкость, способность адекватно реагировать на общественные процессы, которые развивались. Усилилось противоречие между застывшей бюрократической политической системы и социально-политическим развитием общества.

На ситуацию, которая сложилась в стране в 1965-1985 гг, большое влияние оказал состояние самой правящей партии. В течение длительного времени КПСС действовала в рамках командно-административной системы управления обществом, давала всем руководящие указания и команды, теряя специфичность как политическая организация. Партийные организации непосредственно решали большое количество хозяйственных проблем, забывая, что подлинным предметом их деятельности является не техника и технология, а интересы и настроения людей. В деятельности многих партийных комитетов преобладал консервативный стиль работы, недемократические формы взаимоотношений между руководителями и подчиненными.

Главной опорой верховной власти в годы правления Л.И. Брежнева стал ЦК КПСС, особенно его аппарат. Если во второй половине 1960-х гг основные решения принимались на пленумах ЦК, то в последующие десятилетия центр властных полномочий переместился в отделы ЦК. Пленумы ЦК КПСС приобретали все более формальный характер, лишь принимая подготовленные аппаратом решения. Высшие форумы партии - съезды - имели парадный, заоргинизований характер. Ни один из выступавших не пытался реально оценить положение в стране, проанализировать проблемы, предложить пути их решения. Для внутрипартийной жизни не были характерны ни полемика, ни дискуссии. Происходило полное разрастание роли исполнительных органов в ущерб выборным; работники аппарата командовали выборными членами партийных комитетов. Крайне заорганизованный был и прием в КПСС. Регулирование приема осуществлялось путем доведения «разнарядок», установление лимитов.

Желающих вступить в партию никогда не хватало, были только трудности с обеспечением процентной преимущества рабочих. Именно руководящая партия создала такую ??ситуацию, когда люди, желающие поехать на работу или в командировку за границу, получить должность, защитить диссертацию, должны обладать заветной красной книгой. Подобное положение дел заставлял многих людей, особенно интеллигенции, приспосабливаться, кривить душой, чтобы как-то реализовать свои цели и планы, которые часто объективно совпадали с интересами общества и давали ему несомненную пользу.

Одним из проявлений кризиса стал культ Л.И. Брежнева, который искусственно поддерживался. Поскольку Генеральный секретарь не имел необходимых качеств личности, их отсутствие покрывалась насаждением чисто внешних аксессуаров. Л.И.Брежнев был четырежды удостоен звания Героя Советского Союза, награжден Золотой звездой Героя Социалистического труда, имел звание маршала Советского Союза, был лауреатом Ленинской премии по литературе, кавалером ордена Победы и тому подобное.

В конце 1970-х гг все высшее руководство страны превратилось в геронтократию. Средний возраст членов Политбюро ЦК КПСС, секретарей ЦК за 1971-1981 гг выросла с 60 до 68 лет. Этот период стал и временем полного расцвета номенклатурных привилегий, которые включали государственные дачи, спецпайки, спецлечения, спецтранспорт и т.д.. Однако все эти атрибуты власти нельзя было перевести в личную собственность и передать потомкам. С конца 1970-х годов в стране начала приобретать опасные рис и объемов преступность. Эта проблема требовала глубокого и всестороннего анализа, но руководство страны наоборот насаждало в обществе упрощенные представления о его социальное развитие.

Советском Союзе нет антагонистических классов, поэтому нет и антагонистических противоречий, а соответственно и социальных корней преступности. Поскольку социальные причины преступности отвергались, то она объяснялась главным плохой воспитательной работой и недостатками в работе правоохранительных органов. Однако преступность росла, приобретала организованный характер, и чтобы скрыть несостоятельность концептуального подхода к этой проблеме, конкретные данные о динамике преступности были строго засекречены. Между тем только за десять лет (1973-1983 гг) общее количество ежегодных преступлений увеличилось почти вдвое.

Самыми острыми проблемами системы правопорядка были также нарушение конституционных принципов независимости прокуратуры и суда, распространение «телефонного права». Недосягаемыми для правосудия были представители высшей и местной «номенклатуры». Серьезные правонарушения допускались самими правоохранительными органами. В их работе преобладал обвинительный уклон, часто применялись незаконные методы следствия. Обычными явлениями для системы правопорядка стали коррупция, взяточничество, злоупотребление служебным положением.

Организованная преступность стала консолидироваться на межрегиональной и межотраслевой основе. Огромные средства, сконцентрированные в руках преступной среды, использовались для подкупа должностных лиц. Таким образом, происходило сращивание преступного мира и аппарата власти, управления, правоохранительных органов. В обществе образовались многочисленные преступные структуры, фундаментом которых стал финансовый потенциал теневой экономики, а крышей - коррумпированные элементы различных эшелонов власти и управления.

Бесхозяйственность, коррупция, взяточничество, нарушение принципов социальной справедливости - все это привело к падению престижа партийно-государственного аппарата, разочарование среди населения, способствовало росту социальной апатии, пьянства, наркомании, преступности. Возникла острая потребность в радикальных политических, экономических и правовых реформах, направленных на укрепление демократических основ жизни общества.