Развитие социально-классовой структуры общества СССР

Развитие социально-классовой структуры общества СССР. Социальная политика , будучи признанным приоритетным направлением деятельности партийно-государственного руководства СССР, во многом определялась правильным пониманием специфики социальной структуры общества.

В партийных и государственных документах 1965-1985 гг постоянно декларировалась идея точного учета интересов классов и социальных групп, которые составляли понятие «народ». Однако на практике существовало схематическое представление о социально-классовый состав общества на уровне его «макроструктуры», которое сложилось еще в 1930-е гг Согласно сталинской официальной доктрины социальная структура советского общества состояла из двух классов - рабочих и крестьян и прослойки между ними - интеллигенции. Такая социальная структура базировалась на распределительных отношениях, а не на принципе отношение к средствам производства, которые были полностью национализированы. Крестьяне ели продукцию производили рабочие и, в свою очередь производили предметы потребления рабочих.

Аналогично рабочие производили то, что было необходимо крестьянам, и потребляли продукты, произведенные крестьянами. Служащие распределяли и контролировали потоки продуктов от крестьян до рабочих и наоборот, следя за тем, чтобы потребление удовлетворяло критериям социальной справедливости, то есть тому, как она понималась государством на каждом этапе построения социализма. Государство строго фиксировало принадлежность к каждой социальной группы и контролировала через систему квот, ограничений и репрессий состав каждой группы и отношения между ними.

Такое представление о «макроструктуру» советского общества не учитывало многообразия и динамики взаимодействия интересов различных социальных групп и слоев и приводило к упрощению картины социально-классовых отношений. В 1960-1980-е гг подчеркивалась обычно общность коренных интересов рабочего класса, крестьянства и интеллигенции и недооценивалось значение их специфических интересов.

В партийно-государственных документах этого периода как важнейшее политическое задание предъявлялось обеспечение ведущей роли рабочего класса в обществе. Однако в этот период условия жизни и условия социального развития рабочих неуклонно ухудшались.

В течение длительного времени руководство страны отстаивало курс на количественный рост рабочего класса. Добиться численного превосходства рабочего класса в структуре населения считалось прогрессивной тенденцией. Действительно, численность рабочего класса увеличилась с 1970 по 1985 гг с 64,9 до 81,7 млн, т.е. на 16,8 млн. Но количественный рост рабочего класса соответствовало только потребностям экстенсивного развития экономики. В условиях ориентации на внедрение в производство результатов НТР усиливалась, на первый план постепенно выдвигался качественный фактор, возрастали требования к культурно-технического, профессионального и научного потенциала работников. Однако качественных изменений в рабочем классе в эти годы и не произошло. Некоторое повышение уровня профессиональной культуры рабочего класса было достигнуто за счет тех его профессиональных групп, которые были заняты в передовых отраслях промышленности.

В политической жизни общества усиление роли рабочего класса осуществлялось только на словах. Формально доля рабочих среди членов КПСС поднялась до 59%, увеличилось их количество в руководящих органах партии. Но реальная роль рабочих во внутрипартийной жизни не повысилась, ведь все вопросы в партии решались, как и раньше, партаппаратом.

Доля рабочих в составе Советов всех ступеней в этот период тоже увеличилась. В Верховном Совете СССР в конце 1970-х годов она составляла 34,8%. Однако и в этом формально высшем органе законодательной власти представителям рабочего класса оставалось только единогласно голосовать за указы и законопроекты, к разработке которых они не имели никакого отношения.

Таким образом, положение рабочих как в экономическом, так и политической жизни было очень противоречивым. На словах им отводились передовые позиции в обществе, а в действительности они были отчуждены и от собственности на средства производства, и от политической власти.

Но самая социальная проблема заключалась в том, что рабочего класса был внутренне глубоко дифференцированным. Рабочие, занятые в передовых отраслях промышленности, которые определяли научно-технический прогресс, из всех социальных параметров отличались от малоквалифицированных, а тем более неквалифицированных рабочих. У них была отличается, разный характер работы, объем доходов, а следовательно, разные объем и качество потребления, характер организации быта и досуга. Таким образом, оперировать таким понятием, как «рабочий класс» без учета степени его социальной стратификации означало быть абсолютно оторванным от реальных процессов жизни.

Вторым основным классом советского общества считалось крестьянство. Формальным основанием для разделения общества на два класса принято считать наличие особой колхозно-кооперативной формы собственности, на которой базировалось крестьянство. На самом же колхозно-кооперативной формы собственности никогда не существовало. Все средства производства на селе, включая землю, принадлежали государству, а крестьяне были такими же наемными работниками на службе у государства, как и в других отраслях хозяйства. Колхозным имуществом, как и произведенной продукцией, крестьяне не распоряжались. Их главной материальной опорой было личное хозяйство. Длительная практика командования колхозами со стороны партийно-государственных органов.

Главным социальным задачам партийно-государственного руководства было слияние двух форм собственности - государственной и колхозно-кооперативной в единую - общегосударственной. С этой целью был взят курс на развитие межхозяйственных предприятий и организаций, в которых крестьяне были связаны не только с колхозной, но и с государственной собственностью, а формы организации их труда приближались к тем, которые существовали на государственных предприятиях.

Изменения в содержании и характере труда привели и некоторые сдвиги в внутришньокласовий структуре крестьянства. Увеличился слой крестьян, занятых сложными видами труда, близкими к индустриальному типу. По некоторым показателям крестьяне приблизились к рабочим, например по уровню образования и доходов. На этих фактах сближения рабочего класса и крестьянства постоянно отмечалось в партийных документах, на съездах КПСС. Однако вместе с тем в крестьянской среде продолжали происходить и негативные процессы, которые замалчивались. Речь шла о превосходстве тяжелого физического труда, особенно в животноводстве, о том, что значительная часть крестьянства не имела никакого специальности и была занята неквалифицированным видами труда. Все это способствовало падению престижа сельскохозяйственного труда и дальнейшему развитию стихийной миграции из села в город.

Процесс миграции крестьянства в города рос и вследствие крайне низких темпов социального переустройства села. По уровню обеспечения жильем с современными удобствами, медицинского, бытового, транспортного и культурного обслуживания село намного отставало от города. Большой вред селу нанесла и концепция перспективных и неперспективных деревень, которая возникла в 1960-е годы. Ее реализация привела к искусственному созданию крупных поселений за счет обескровливания и запустение тысяч малых сел. Быстрый рост городского населения за счет миграции сельских жителей привело острые проблемы, связанные с процессами урбанизации.

В официальной советской пропаганде постоянно звучала тезис о союзе рабочих и крестьян с интеллигенцией и усиление роли последней в советском обществе. Согласно объективных потребностей общества в ускорении НТП принимались меры по количественному росту интеллигенции. Этот курс привел к избыточному выпуска инженерных кадров и острого дефицита других специалистов с высшим образованием (экономистов, юристов, социологов). В этот период произошло резкое падение престижа инженерного труда вследствие низкого уровня ее оплаты, что стало важным сдерживающим фактором процесса интенсификации.

В Советском Союзе ежегодно увеличивалось количество научных работников, но эффективность использования потенциала была очень низкой, по сравнению с западными государствами. Анализ показал, что у большого числа научных работников, особенно научно-исследовательских институтов, не было никакой творческой отдачи.

Вместе происходил процесс увеличения бюрократии. В сфере управления в начале второй половины 1980-х годах было занято около 18 млн человек. Непомерное увеличение управленческого аппарата свидетельствовало о бюрократизации всей системы общественных отношений. Постепенно управленцы начали превращаться в некую касту привилегированных и подотчетных лиц, воспроизводила сама себя. Доходы верхнего слоя населения (номенклатуры), которая составляла 2% населения, в 20-25 раз превышали заработки нижних слоев.

Таким образом, в 1970-е - начале 1980-х гг социально-классовой структуры советского общества сложился догматический подход с присущим ему отрывом от процессов жизни. Рабочий класс и крестьянство были глубоко внутрь дифференцированными. Одновременно в советском обществе существовало много социально-профессиональных групп и слоев населения,занимали разное положение в системе общественного разделения труда. Особое место в социальной структуре занимали женщины, молодежь, ветераны, инвалиды, сезонных форм занятости. Вследствие господствующей официальной доктрины социальной структуры граждане советского государства не знали того общества, в котором жили. Главной задачей социологов стала разработка методологии и методики научного анализа структуры советского общества и создания его «социального портрета».