Научные дискуссии как метод давления на интеллигенцию в СССР

Одним из методов партийного диктата и давления на интеллигенцию стали дискуссии в различных сферах науки. После войны с новой силой вспыхнула инициирована И.В. Сталиным борьба в биологической науке между «школой» академика Т.Д. Лысенко и представителями советской генетической науки. Первый этап этих драматических событий произошло еще до войны. Один из основателей отечественной генетики - И. Вавилов погиб в сталинском застенке в 1943 г. На этот раз противостояние вышло за пределы открытой дискуссии. В 1945 г. кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б) и первый заместитель СНК СССР М.О. Вознесенский в содружестве с другим кандидатом в члены Политбюро А.С. Щербаковым, тоже из Ждановского круга, вдохновили критическую публикацию в американском журнале «Сайнс» академика А.Р. Нищего относительно деятельности Т.Д. Лысенко.

В феврале 1947 г. академик ВАСХНИЛ (Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина) Б.М. Завадский доставил А.А. Жданову письмо, добавив две статьи по просьбе посодействовать их публикации.

В этих материалах содержалась хорошо аргументированная критика последних работ Т.Д. Лысенко, по словам Б. Завадского «уже открыто ставит вопрос о свое несогласие с основными положениями учения Дарвина и Тимирязева ». Тогда же состоялся пленум ЦК ВКП (б), посвящен аграрным проблемам. Отношение его участников к «народного академика» и его «Школы» было прохладным, скептическим. Даже его постоянные сторонники В.М. Молотов, Г.М. Маленков, Н.С. Хрущев и другие не сочли нужным публично проявлять свою симпатию к Т.Д. Лысенко.

Наступление на лысенковщины продолжался, сначала получив, как казалось, полную поддержку А.А. Жданова. В апреле 1948 г. на семинаре лекторов обкомов партии выступил заведующий отделом науки управления пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) Ю.А. Жданов - сын А.А. Жданова. Возглавляемый им отдел получил обширные материалы с доказательствами несостоятельности «учения» Т.Д. Лысенко и больших потерь от него сельского хозяйства страны.

Главная мысль доклада Ю.А. Жданова сводилась к стремлению примирить враждующие течения в биологической науке. Но из выступления было видно, что его личные симпатии на стороне противников Т.Д. Лысенко. Кроме того, он заявил, что Т.Д. Лысенко «зря берет на себя роль монополиста мичуринского учения ».

Однако вскоре положение резко изменилось. И.В. Сталин лично выступил в защиту «народного академика». Юрию Жданову пришлось униженно извиняться. Опираясь на такую ??поддержку, Т.Д. Лысенко в доклада на сессии ВАСХНИЛ в августе 1948 г. полностью перечеркнул достижения советской генетики, навязав присутствовать личную оценку положения в мировой и советской биологической науке, и дерзко заявил участникам сессии, что его доклад был одобрен ЦК партии. Позже Т.Д. Лысенко сообщил, что И.В. Сталин лично редактировал проект докладе, тщательно объясняя, как выразить отдельные моменты.

После августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г. от работы были отстранены ученые-генетики, единомышленники покойного М.И. Вавилова – академик И.И. Шмальгаузен, профессора М.М. Завадовский, Д.А. Сабинин, А.Р. Нищий, Ю.И. Полянский и многие другие. Целый ряд перспективных направлений в биологии попала в разряд антинаучных и идеологически враждебных марксизма. Хромосомная теория, основы которой заложили еще Г. Мендель и Т. Морган, одной из первых подверглась сокрушительной критике. Итак, перспективная наука, в которую советские ученые сделали к этому времени значительный вклад, объявлялась бесплодной буржуазной «лженаукой, пронизанной схоластикой и идеализмом ».

Школу выдающегося физиолога академика Л.А. Орбели, исследование которого получили мировое признание, в 1950 г. тоже были разогнаны. Зато появилась «Новая клеточная теория» А.Б. Лепешинской, которую поддержал И.В. Сталин. Она широко пропагандировалась как гениальное изобретение. Специально направленные наблюдатели следили за тем, чтобы ученые на каждой лекции обязательно говорили о ней. В частных беседах большинство медиков выражало мнение об «открытии» А.Б. Лепешинской как об обычном глупость и результат абсолютной безграмотности, хотя официально прославляли «научную клеточную теорию ». Полная научная несостоятельность этой теории была доказана лишь после смерти И.В. Сталина. Кибернетика вместе с трудами ее ведущего теоретика Н. Винера также была подвергнута гонениям, непризнании, и, как генетика, причислена к разряду «Идеалистических лженаук».

Дискуссии коснулись и сферы гуманитарных наук: философии, языкознания, политэкономии социализма. Во время одной из таких дискуссий 1947 г. были подвергнуты критике попытки отхода от принципа партийности в философии, уменьшения противоречий и нахождение точки соприкосновения между марксистско-ленинским и другими философскими направлениями. Философов нацеливали исключительно на «боевые проблемы современности». Другими словам, нерешительная попытка советских философов постепенно отказаться от унизительной роли «служанки партии» и господствующей идеологии не завершилась успехом. Философию вернули на прежнее место в идеологической сфере общества.

Последователям академика Н.Я. Марра был нанесен удар в дискуссии по языкознанию. А попытки советских ученых-экономистов разобраться в актуальным проблемам капиталистической экономики были «награждены» грубой критикой. В записке 1949 рабочих Отдела агитации и пропаганды Д.Т. Шепилова и Л.Ф. Ильичева секретарю ЦК Г.М. Маленков были «выявлены недостатки» в работе государственного издательства политической литературы (Держполитвидав). Авторы записки считали, что Держполитвидав печатал книги с «грубыми теоретическими и политическими ошибками ». Как пример приводились монографии ученых-экономистов Е.С. Варги, Л.Я. Еветова, в которых якобы проповедовалась оппортунистическая теория «организованного капитализма» и плановых элементов капиталистической экономики, проявлялись присущие ленинизма взгляды на роль государства в капиталистической экономике.

Попытки самостоятельного исследования некоторых проблем политэкономии социализма в дискуссии 1951 вызвали резкую реакцию И.В. Сталина. Один из инакомыслящих - экономист Л.Д. Ярошенко был выслан из Москвы в Иркутск, а потом попал на Лубянку. Наказанию подверглись его жена и брат. Как он лично писал в письме секретарю ЦК Г.М. Маленков: «С момента появления письма тов. Сталина о моих ошибках я был поставлен по существу вне закона ».

Выводы, которые сделал сам Л.Д. Ярошенко из всего, что произошло, были очень характерны для интеллигенции того времени: «... я допустил грубую серьезной ошибки. Предложил по вопросу основного экономического закона общества свое мнение, отличное от мнения тов. Сталина ... Для каждого члена партии мнение тов. Сталина есть и должно быть незыблемым законом ». Этот вывод ученого стал итогом многолетнего издевательства и унижение достоинства интеллигенции деспотической сталинской системой.

Итак, именно в послевоенный период пробуждения общественного самосознания стало особенно заметным и режим вынужден был усилить преследовать свободы художественного и научного творчества. Многочисленные идеологические кампании, прямые репрессивные меры имели целью искоренить любое инакомыслие в сознании народа, положить конец попыткам критического переосмысления реальности, которые были способны обеспечить потребности общества в новых идеях.