Внутренняя политика Александра Первого с 1815 по 1825

Политика Александра ПервогоВторой (послевоенный) период царствования Александра I ознаменовался неуклонным ростом консервативных тенденций в социально-политическом развитии страны. Это особенно заметно, если учесть, что общество ожидало от государя углубления и расширения реформ, призванных решить важнейшие вопросы и облегчить участь героического русского народа. Однако, вероятно, император по-своему расценил причину и значение победы в Отечественной войне 1812 г. Российское самодержавие доказало не только свою жизнеспособность, но и превосходство над западным буржуазным конституционализмом. В продолжении реформ нет никакой необходимости, если Россия уже является сильнейшей европейской державой, а российского монарха во всем мире называют «современным Агамемноном, царем царей». Соответственно политическим убеждениям изменялся и характер государя. Окружающие заметили, что после войны царь все реже прислушивался к чужому мнению, стал раздражителен, все большее значение придавал мистическим предзнаменованиям. В начале 1820-х гг. у него появились продолжительные приступы меланхолии, переходившие в полную апатию.

Окончательному утверждению консервативного режима предшествовала последняя реформаторская инициатива. По решению Венского конгресса (1814 — 1815 гг.) в состав Российской империи вошло герцогство Варшавское. В том же году Александр I даровал Польше конституцию и автономию. Россия конституцию не получила, хотя в 1818 г. император заявил о своем намерении постепенно распространить конституционное устройство на всю территорию страны и даже поручил Н.Н. Новосильцеву разработать соответствующий проект.

Документ под названием «Государственная уставная грамота Российской империи» был составлен в 1819 — 1820 гг. Основными источниками для Грамоты послужили «Введение к уложению государственных законов» М.М. Сперанского и Конституция Царства Польского. Проект Новосильцева подразумевал введение гарантии неприкосновенности личности и основных политических прав, создание высшего представительного законосовещательного органа, установление федеративного административно-территориального устройства (12 наместничеств со своими парламентами). Александр I одобрил Уставную грамоту, наградил ее автора, но реализовывать проект не стал и вообще отказался от идеи реформирования государственной системы, так как Россия, по его мнению, была еще не готова к Конституции.

Не менее интересно в послевоенный период обстояли дела с решением крестьянского вопроса — второй важнейшей проблемой России начала XIX в. В 1816 — 1819 гг. отменено крепостное право в Прибалтике (Эстляндии, Курляндии, Лифляндии). Крестьяне получили полную личную свободу, но землю вынуждены были выкупать или арендовать у помещиков. В 1818 г. император поручил составить проект отмены крепостного права А.А. Аракчееву (1769 — 1834 гг.). В последние годы царствования Александра I этот человек пользовался таким безграничным доверием государя, что данный период получил в истории название «аракчеевщина». Недостаток образования, отсутствие чести и совести Аракчеев «компенсировал» рабской преданностью царю и грубой лестью. «Змей Горыныч», «выродок-ехидна», «обезьяна в мундире», «пресмыкающаяся тварь» — так отзывались о нем современники в приватных беседах.

План отмены крепостного права, предложенный Аракчеевым, предусматривал выкуп государством поступающих в продажу имений. Выкупленных крестьян отпускали на волю и давали им по две десятины земли (меньше прожиточной нормы). Неосуществимость данного проекта стала очевидной уже при его рассмотрении. Во-первых, казна не располагала достаточными средствами для его реализации (5 млн. рублей в год), во-вторых, отмирание крепостного права грозило затянуться на 200 лет (до 2018 г.).

А.А. Аракчееву принадлежит также идея организации печально известных военных поселений. Дело в том, что существовавшая со времен Петра I рекрутская повинность не позволяла в мирное время сокращать численность армии, а в военное — увеличивать за счет призыва резервистов. Государство тратило колоссальные средства на содержание огромного войска. Данная проблема чрезвычайно волновала Александра I. Решение ее А.А. Аракчеев видел в организации военных поселений — своеобразного симбиоза военной части и деревни. Люди, проживавшие в этих поселениях, считались военнообязанными, проходили соответствующее обучение, несли караульную службу и в то же время выращивали хлеб, разводили скот.

Первые военные поселения были основаны еще в 1810 — 1811 гг., а с 1816 г. власти приступили к их созданию в массовом порядке вблизи западных границ (Новгородская, Санкт-Петербургская, Херсонская, Могилевская и другие губернии). Разумеется, общее руководство военными поселениями, контроль за хозяйством, службой и бытом поселян император доверил А.А. Аракчееву.

Палочная армейская дисциплина (даже в брак вступали по приказу командира) и тяжелый крестьянский труд доводили людей до отчаяния. В поселениях вспыхивали бунты (1819 г. — Чугуев, 1831 г. — Старая Русса и др.), однако император был непреклонен. «Они будут во что б это ни стало», — всякий раз отвечал он на предложение упразднить военные поселения. Таких же взглядов придерживался и следующий государь — Николай I, и военные поселения просуществовали до 1857 г.