Послереволюционная реакция

Послереволюционная реакция. В 1907 г., опираясь на консервативную большинство в Думе, правительство было готово к наступлению против «революционных эксцессов». Было провозглашено чрезвычайное положение и строго запрещены все демонстрации. По всей империи вводились военные трибуналы, которые приговаривали к смертной казни сотни революционеров и восставших крестьян. Политические партии были вынуждены уйти в подполье, а их наиболее известные вожди, включая многих старых деятелей РУП, бежали за границу. Один за другим распускались украинские клубы. Разрешались лишь «Просвещения», деятельность которых сводилась к постановке пьес, и несколько научных обществ. Украинские периодические издания, в таком разнообразии появились в 1905 г., практически исчезли, а всякие разговоры об украинизации образования теперь вызывали со стороны властей откровенное насмешки.

 

Антиукраинская политика правительства находила активную поддержку в определенных слоях российского общества. Знаменитый либерал Петр Струве в 1908 г. написал ряд статей, в которых отстаивал необходимость поддерживать идею «Великой России» и остро критиковал украинское движение за отсутствие патриотизма. По мере того как в годы перед первой мировой войной русский национализм набирал шовинистического окраску, все чаще многие россияне смотрели на деятелей украинского движения как на сторонников «предательского сепаратизма», или, употребляя любимое слово украинофобов, как на «мазепинцев». Упорно распространялись слухи, будто ведущие украинские деятели тайно оплачивались немцами и австрийцами.

 

Некоторые российские газеты на Украине, как, например, «Новое Время» и «Киевлянин», постоянно предостерегали читателей от «опасности» украинства. В 1908 г. в Киеве был основан «Клуб русских националистов», которые ставил перед собой цель «вести общественную и культурную войну против украинского движения в защиту основ Российского государства на Украине».

Но украинские имели и сторонников. В 1911 г. на Всероссийском съезде работников земств в Москве представители Харьковского и Полтавского земств решительно выступили за введение в начальных школах украинского языка. Земства на Украине вообще поддерживали развитие украинской культуры. В академических кругах украинских движение защищали такие известные российские ученые-филологи, как Алексей Шахматов, Федор Корш, Иван Бодуэн де Куртенэ. Особенно решительно поддерживал требования украинской автономии пылкий теоретик сионизма Владимир Жаботинский из Одессы. Однако эти доброжелатели составляли редкие исключения среди общего враждебности российского общества и царского правительства к украинскому движению в годы, предшествовавшие первой мировой войне.