Российское революционное движение на Украине

В 1870-е годы стало очевидным, что несмотря на отмену крепостного экономическое положение крестьян не улучшилось и самодержавие не проявляет никаких признаков готовности к дальнейшему компромисса. В обществе распространялось разочарование. Это привело к росту в среде интеллигенции радикальных настроений и готовности сделать все для уничтожения старого строя. Словом, назрели благоприятные обстоятельства для появления революционеров.

К концу XIX в. социальный состав интеллигенции, из которой выходила большинство революционеров, потерпел заметных изменений. Осуществлена после реформы либерализация образования означала, что дворянство уже не составит подавляющего большинства студентов университетов, а затем и интеллигенции. Теперь в университеты поступали сыновья мещан, священников, мелких чиновников, казаков и даже крестьян. В трех университетах Украины - Киевском, Харьковском и Одесском - в 1895 г. они составляли около половины всех студентов. Эта среда разночинцев придавало новой интеллигенции определенных внеклассовой черт, несколько уменьшало ее отчужденность от масс.

 

Но несмотря на рост в конце XIX в. университетов интеллигенция продолжала оставаться крошечной частицей общества. В 1895 г. на Украине насчитывалось лишь около 5 тыс. студентов. А революционеры, конечно же, составляли незначительную долю интеллигенции. Например, в 1881 г. (пик революционной деятельности в империи) на 100 млн населения зафиксировано всего 1000 случаев антигосударственных действий. Наконец, революционное движение в сущности своей был лишен национальных признаков. Пытаясь создать в борьбе с царизмом объединены «всероссийские» силы, его участники сначала пренебрегали национальными проблемами, а потом стали смотреть на них как на основное препятствие в их революционной борьбе.

 

Народники. Начиная с 1860-х годов радикально настроенную молодежь империи обычно называли народниками. Само название говорит о том, что это были люди, которые отождествляли себя с народом, а в тех обстоятельствах это значило - с крестьянами. Это отождествление с крестьянством и идеализацию его, присущие радикально настроенной интеллигенции, трудно понять с точки зрения чисто рациональных соображений. Они в значительной мере вырастали из чувства вины, развившееся у молодых, идеалистически настроенных студентов, которые сравнивали свое привилегированное положение с тяжелой судьбой крестьянства. Разновидностью подсознательной компенсации крестьянину за его бедность стала его идеализация. Нравственную чистоту, будто свойственную крестьянину, интеллигенция выводила из его тяжелой и честного труда. По ее мнению, особенно ценным аспектом крестьянского общества была община, что, как казалось, свидетельствовала об отсутствии у крестьянина эгоизма и о его врожденную склонность к социализму.

 

Идеализация крестьянства характеризовала не одних лишь народников (такой подход в определенной степени разделяли хлопоманы и другие группы интеллигенции), однако исключительно их чертой была решительная приверженность делу революции, которая положила бы начало новому справедливому строю. Первую группу народников-революционеров организовал в 1871 г. в Петербурге Михаил Чайковский; подобные группы возникали по всей империи. На Украине одну из таких групп основал в 1873 г. в Одессе Федор Волховский. Она насчитывала 100 членов. Среди них был и Андрей Желябов - украинский студент из крестьянской семьи, который станет впоследствии одним из величайших революционеров империи. Вскоре в Киеве возник небольшой кружок анархистов, назывался «Киевская громада». В него также входили те, кто впоследствии станут известны революционерами: Вера осуждения, Владимир Дебогорий-Мокриевич и Яков Стефанович.

С появлением революционных групп между ними разгорелись жаркие споры относительно эффективных методов достижения поставленных целей. Одно из направлений, связанный с известным российским народником Петром Лавровым, отстаивал постепенный подход в подготовке народа к революции с помощью образования и пропаганды. Другой, не так популярен сначала подход ассоциировался с красочной и харизматичной фигурой российского анархиста Михаила Бакунина, который призвал революционеров к осуществлению насильственных подстрекательские актов, спровоцировали бы спонтанные массовые выступления народа. В 1874 г. для Лаврова и его сторонников, казалось, наступил звездный час, когда после страшного голода в Поволжье около 3 тыс. народников по всей империи бросили учебу в университетах и, нарядившись в крестьянскую одежду, пошли на село устанавливать контакты с народом и готовить его к большому восстания. Однако это «хождение в народ», как его назвали, претерпело жалкой поражения. Крестьяне просто отказывались иметь дело с чужаками города, переодевания которых на земледельцев часто вызывало насмешки. Нередко крестьяне даже помогали жандармам выявлять революционеров.

На Украине «хождение в народ» наблюдалось главным образом в окрестностях Чигирина Киевской губернии. Народники выбрали именно этот край, поскольку он был одним из очагов кровавого восстания гайдамаков полвека назад, надеясь, что здесь до сих пор тлели угли бунтарства. Хотя это движение и потерпел неудачу, интересным его продолжением стали события, произошедшие в 1877 г., когда Стефанович и его анархистская группа, базировавшаяся в Киеве, была предпринята попытка воспользоваться преданностью крестьян царю, сфабриковав «царские манифесты», в которых крестьянам предписывалось создать «тайные отряды» и восставать против местных помещиков и чиновников. Эту так называемую «Чигиринский заговор» разоблачили, обнаружив причастными около 1000 крестьян.

 

В то время как большинство народников сосредоточились на работе с крестьянами, некоторые из них начали обращать внимание на рабочих, численность которых росла. В 1875 г. Евгений Заславский основал в Одессе нелегальный «Южно союз рабочих», ставший одной из первых рабочих организаций в империи. В последующие годы появился ряд других рабочих кружков, организованных наподобие тех, что действовали на севере России, однако существовали они недолго, а их влияние было мимолетным.

 

После неудачи «хождения в народ» некоторые из наиболее радикальных народников обратились к идеям Бакунина, решив, что начать революцию могут только насилие и террористические акты. В 1878 г. Вера Засулич, бывшая участница киевской группы анархистов, ранила из револьвера военного коменданта Петербурга генерала Трепова. Вскоре возникла группа раскольников - печально известная «Народная воля», которая сделала терроризм основным принципом своей деятельности. Строго конспиративная и непроницаемая снаружи «Народная воля» (среди участников которой был и Желябов) начала кампанию политических убийств, кульминацией которой стало покушение на Александра II в 1881 г. Гибель царя вызвала всеобщее осуждение насилия, дискредитацию террористов и убедила правительство в необходимости проводить реакционную политику . Характерно, что во время террористической кампании 1879-1881 гг народники оказались особенно активными на Украине. В Киеве и других городах были убиты несколько важных правительственных чиновников. Некоторые революционеров даже доказывал, что политические убийства изобрели такие «южане», как Желябов, Дмитрий Лизогуб и Николай Кибальчич.