Эмский указ 1876 года

Эмский указ 1876 г. Обеспокоенный Александр II назначил императорскую комиссию, куда вошел и Юзефович, которая рекомендовала полностью запретить ввоз и публикацию украинских книг, пользоваться украинским языком на сцене (на другие языки были переведены даже слова украинских песен, которые исполнялись в театре), а также закрыть «Киевский Телеграф» и прекратить субсидирование галицкой пророссийской газеты «Слово». Министерство образования получило распоряжение запретить преподавание в начальных школах любых дисциплин на украинском языке, изъять из школьных библиотек книги, написанные или украинском языке, или украинофилами, заменить учителей-украинофилов на русских. И наконец, комиссия предлагала ликвидировать киевскую общину и сослать ряд украинских деятелей, прежде Драгоманова и Павла Чубинского. Словом, попытки парализовать украинское движение становились более систематическими и безжалостными, чем меры, предусмотренные Валуевский циркуляр. Александр II, отдыхавший в немецком городке Эмс, принял все рекомендации комиссии, и 18 мая 1876 вступил в силу Эмский указ.

 

Этот документ не только помешал деятельности украинофилов, но и ставил под сомнение некоторые основные принципы, на которых опирался украинское движение. Несмотря на опыт 1863 г., украинофилы и дальше верили, что, ограничиваясь неполитической культурнической деятельностью и умеренными взглядами, они избегут репрессий правительства. Чтобы обосновать сугубо культурную природу украинства, Кулиш даже развил целую теорию. За ней, россияне имели чрезвычайно высокие политические способности государственных, которые не свойственны украинской, о чем свидетельствует вся их несчастливая история. Поэтому, по мнению Кулиша, было естественным и даже полезным оставаться в составе Российской империи, пользуясь при этом ее силой, безопасностью и престижем. Однако, считал он, в культурном отношении украинского с их замечательным фольклором обдарованиши от русских. Тем-то украинская вполне логично было оставить политическую сферу для россиян, сосредоточившись на деятельности в области культуры, они преобладали. Однако Эмский указ разбил надежды Кулиша на то, что во взаимоотношениях между украинской культурой и российской политикой воцарится принцип «живи сам и не мешай другим», и заставил его пойти на еще менее реалистических взглядов, чтобы оправдать идею украинского культурничества.

 

Другой пионер украинского движения - Николай Костомаров - После 1876 г. стал высказывать откровенно упаднические мысли. Тот, что когда-то с вызовом писал: «Пусть ни русские, ни поляки не считают, что им принадлежит земля, на которой живут украинские», теперь советовал своим товарищам послушно подчиниться политике царизма. Другие ведущие украинофилы, такие как Антонович и Житецкий, выступили за компромисс. Продолжая отстаивать идею развития культурной самобытности украинской, они говорили при этом, что это не должно влечь отграничения украинский от благотворного влияния русской культуры и империи. Они верили в возможность быть преданным одновременно и своей «узкой» украинского родине, и «широком» всероссийском обществу, состоявшее из русских, украинских и белорусов. Третьи, такие как Борис Гринченко и Александр Конисский, считали себя твердыми украинский, стараясь свести к минимуму связи Украины с Россией. Но они не имели конкретной реальной программы воплощения своих идей. Поэтому под угрозой царских репрессий в среде украинофилов возникли значительные разногласия относительно целей, тактики и даже определения природы украинства, а это усугубляло их и без того значительные трудности.