Национальные меньшинства в Украине

Другой важной чертой социально-экономической модернизации стали порожденные ею большие сдвиги в этническом составе населения. Пока хозяйство страны было почти аграрным, ее население оставалось преимущественно украинским. Так, в 1800 г. украинские составляли почти 90% жителей края, а их процент на Левобережье достигал аж 95. Но в XIX в. происходила заметное изменение: доля украинской в составе населения упала до 80%, тогда как число россиян, евреев и других меньшинств резко увеличилось. Во многом это изменение стало следствием ускорения темпов коммерческого и про-промышленного развития, в основном был связан с неукраинскими нациями.

Русские. С момента заключения союза с Москвой в 1654 г. россияне стали на Украине обычным явлением, но их никогда не было много. На протяжении XVIII и XIX ст. самую многочисленную категорию русских здесь составляли солдаты городских залог. Слово «мое-каль», которым украинские называли русских, по сути было синонимом слова «солдат». Меньше подгруппы россиян состояли из дворян, получавших усадьбы на Юге, царских чиновников и купцов, особенно на Левобережье. В конце XVIII - начале XIX в. с освоением на Юге новых земель туда шло постоянный, хотя и не широкий, поток русских поселенцев, преимущественно таких религиозных диссидентов, как староверы. И только в конце XIX в. в связи с промышленным бумом россияне стали массово переселяться в Украину, особенно в промышленные и торговые центры Юга. Численность русских увеличивалась и за счет добровольной русификации, прежде всего украинского дворянства. Как уже было отмечено, на 1897 г. русские составляли 11,7% населения края.

 

Убеждены в том, что Украина по сути своей - русская земля, а украинская культура - неполноценная, россияне в основной массе не желали овладевать украинским языком и не проявляли заинтересованности украинской обычаями и традициями и уважения к ним. Они добивались русификации всех сторон украинской жизни и достигли своей цели, по крайней мере в городах. Отношение украинских крестьян к русским в основном не было резко антагонистическим. Поскольку русские переселенцы сосредоточены в городах и на заводах, их контакты с селом были ограниченными. К тому же украинские крестьяне понимали, что русских крестьян и рабочих угнетали не менее безжалостно. Наконец, благодаря общности православной веры и сходства в языке различия между двумя народами было легче преодолеть. Это вовсе не значит, что украинские крестьяне не осознавали разницы между собой и северян. Они называли русских, которые нередко носили бороды, пренебрежительным словом «кацап», россияне платили им той же монетой, называя украинский не менее унизительно - «хохол» (сельдь на бритые головы казака). Однако недовольство культурной гегемонией россиян остро ощущалось среди украинской интеллигенции.

Поляки. Поляки жили на Украине гораздо раньше, чем россияне. В XVI и XVII вв. они участвовали в колонизации украинского пограничья, и хотя во время восстания 1648 г. их выгнали из Левобережья, им удалось сохранить свой контроль над Правобережьем. Этот регион они рассматривали как неотъемлемую часть Польши даже после его присоединения к Российской империи в 1795 г. Большое влияние поляков на Правобережье, конечно же, не зависел только от их количества: в середине XIX в. их насчитывалось лишь 500тыс., а их доля в населении Украины упала с 10% в 1795 г. до 6,4 в 1909 г. Огромное вес поляков на Правобережье прежде обусловлена богатством и влиянием их элиты. В 1850 г. около 5 тыс. польских землевладельцев владели 90% земли и 1200000 крепостных этого региона. Правобережье, где сосредотачивалось 60% всего дворянства Украине, оставалось твердыней старых порядков.

 

Даже отмена крепостного права не смогло поколебать положения таких сказочно богатых польских магнатов, как семьи Потоцких, Черторийских, Браницких и Заславских, каждой из которых принадлежали владения в сотни тысяч акров. Имея огромный капитал, они в случае необходимости легко переходили к использованию наемного труда и механизированной обработки земли. Но для огромного большинства польской шляхты переход к товарного земледелия оказался сложным. Под конец XIX в. многие из них порозпродавалы свои имения и перебрались в города, где стали чиновниками, купцами, представителями свободных профессий. И все же в 1904 г. в руках поляков находилось более 46% частных землевладений и 54% промышленного производства на Правобережье.

В отношениях между польскими панами и украинскими крестьянами всегда существовала большая напряженность. Отмена крепостного несколько улучшило положение. Позже, когда в 1863 г. поляки восстали против русских, некоторые из них пытались привлечь на свою сторону украинских крестьян, выдав так называемые «золотые грамоты», в которых провозглашали, что это они, а че царь, дарили крестьянам землю и свободу. Последствия этих усилий в основном были мизерными. Мало кто из украинских крестьян присоединился к польским панам, зато около 300 тыс. добровольно сражались с восставшими.

Некоторые польские дворяне испытывали к украинским интерес, не имел никакой политической или экономической мотивации. Они и их предки на протяжении веков жили на Украине. Вследствие этого в середине XIX в. в некоторых польских шляхтичей развилась привязанность ко всему украинскому. Тимко Падура, например, использовал в своих произведениях украинских народной поэзии, а представители «украинской школы» польских писателей из Правобережья, к которой принадлежал и знаменитый Юлиуш Словацкий, часто писали на украинские темы. Как мы позже увидим, некоторые польские или неополяченными дворяне сыграли выдающуюся роль в украинском национальном движении. Однако и дальше интересы польских землевладельцев и украинских крестьян оставались несовместимыми, и в традиционных отношениях между двумя народами произошло мало ощутимых изменений.

 

Евреи. Среди многочисленных меньшинств Украины «старшей» были евреи. Они жили здесь еще в Киевской суток, а в XVI и XVII вв. под покровительством польской шляхты стали массово переселяться на Украину. Эти древние жители Украины были, однако, относительно новыми подданными царей. Правобережье, где проживали почти все украинские евреи, стало частью Российской империи лишь в 1795 г. Царское правительство проводило уникальную политику относительно большого количества своих новых еврейских подданных: чтобы защитить русских купцов от конкуренции с их стороны, он запретил евреям проживать на территории собственно России. Зона расселения евреев, так называемая «черта оседлости», ограничивалась местами их первичного проживания в таких недавно захваченных западных землях, как Литва, Белоруссия и большая часть Правобережной Украины. На все модификации эта полоса по сути просуществовала до 1917 г.

Протяжении всего XIX в., Особенно во второй его половине, численность еврейского населения сильно возросла. Между 1820 и 1880, когда общая численность населения империи увеличилась на 87%, число евреев выросло на 150%. Еще быстрее этот процесс был на Правобережье: количество населения между 1844 и 1913 гг увеличилось здесь на 265%, в то время как еврейского населения - на 844%! Эти чрезвычайные темпы объяснялись прежде всего тем, что иудейская религия освящала многодетные семьи, во-вторых, евреи меньше страдали от голода, войн и эпидемий, и, наконец, тем, что среди них было меньше смертность благодаря самопомощи еврейской общины и наличия своих врачей. С 5200000 евреев империи конца XIX в. почад 2 млн жили на Украине. При этом если в империи они составляли 4% населения, то на Укр аини -8, а на Правобережье - 12,6.

 

Традиционно евреи были городскими жителями. Царская запрет переселяться на село закрепляла это положение. Поэтому неудивительно, что 33% городского населения Украины составляли евреи, а в городках Правобережья их доля достигала 70-80%. Компактные, замкнутые традиционалистские общества еврейских местечек были отдельным миром. Здесь господствовали ортодоксальная еврейская религия, культура и язык (идиш). Большое влияние-мали раввины, кагалы, есть органы самоуправления общины, а контакты с «внешним» миром ограничивались экономическими сношением. Типичными были убожество и перенаселенность городов, поскольку численность еврейских общин просто превышала их экономическую состоятельность. Чтобы выжить в многолюдных провинциальных городках с их ограниченными возможностями заработка и интенсивной конкуренцией, нужны были трудолюбие, мастерство и смекалку.

Около 3/4 украинских евреев зарабатывали на жизнь мелкой торговлей и ремеслом. Эти вовсе не богатые торговцы, трактирщики, портные, сапожники и ювелиры составили еврейский «средний класс». Неквалифицированные рабочие, многие из которых едва могли прокормить себя случайными заработками или милостыней, составляли около 20% еврейской рабочей силы. Верхушка разделялась на две подгруппы: с одной стороны, раввинов и других почтенных «книжников», которые производили на общество большое влияние, а с другой-богатых капиталистов. В 1872 г. богатым евреям на Украине принадлежало около 90% винокурен, 56% лесопилок, 48% производства табака и 33% сахарных заводов. С расширением возможностей получить образование много евреев влилось к среде светской русифицированной интеллигенции, особенно в таких областях, как право и медицина. А с развитием промышленности большое количество евреев (по некоторым подсчетам -38%) нашли себе работу на заводах.

 

Но социально-экономические изменения создавшемся и к определенным трудностям для евреев империи. С быстрым ростом еврейского населения обострялась его экономическая конкуренция с неевреями. Эксплуататорская деятельность некоторых еврейских предпринимателей и ростовщиков и, что очень важно, все более антисемитская политика правительства, агитация реакционных группировок - все это усиливало неприязнь к евреям конце XIX в. В 1881 г. и повторно в 1903-1905 гг ее кульминацией стал ряд погромов еврейских общин и их имущества, что привело к гибели десятков людей и миллионные убытки. Многие погромов организовывали такие ультраправые группы русских националистов, как «Союз русского народа» и пресловутые «черные сотни» при попустительстве или хотя невмешательстве правительства. Но не найдалекосяжнишим следствием погромов стало то, что они обострили у евреев и без того острое чувство беззащитности и привели к массовой эмиграции около 1,2 млн евреев (до 1914 г.) из Российской империи в США.

 

Вообще отношения между украинским и евреями не были - да и вряд ли могли быть - дружественными. На протяжении веков эти два народа существовали в структурно антагонистическом (хотя и взаимозависимом) среде. Для еврея украинского представлял отсталое и ушибы село, а для украинских еврей был воплощением чужого и эксплуататорского города, дешево покупало у него продукты, а свои товары продавало ему дорого. Украинские крестьяне боялись российских чиновников и ненавидели польских панов, а за неимением других средств зарабатывать на жизнь евреи часто действовали как их представители или посредники. В культурном отношении евреи и украинские имели мало общего, а их религии лишь углубляли различия между ними.

Не лучше складывались отношения между интеллигенцией этих двух народов. С точки зрения национальной ориентации еврейская интеллигенция видела только две возможности: или. ассимилироваться с господствующей русской культурой, или пытаться развить свою самобытность. Тесные связи с украинской, которые мало что могли предложить евреям в культурном, экономическом или политическом отношении, казались делом малодоцильною. Со своей стороны, украинская интеллигенция осуждала склонность евреев, которые на протяжении веков жили среди украинской, к отождествлению с сильными русскими. И хотя предпринимались попытки достичь взаимопонимания и даже сотрудничества (например, мероприятия Михаила Драгоманова и Арона Либермана или Симона Петлюры и других украинских социалистов, с одной стороны, и выдающегося сионистского деятеля Владимира Жаботинского - с другой), они не имели большого успеха. Поэтому эти две общности продолжали жить в близком соседстве, но в почти полной изоляции друг от друга. К тому же многие представители каждой из них были склонны скорее таить в себе старые обиды, чем лелеять общие интересы и взаимопонимание.

 

Социально-экономическое развитие Восточной Украины в конце XIX в. характеризуют три основные черты: экономический застой в большинстве сельских районов; быстрая индустриализация в Кривом Роге и Донбассе; растущая присутствие в стране неукраинцев. Как мы убедились, именно неукраинцы, главным образом русские и евреи, были наиболее причастными к промышленному развитию и росту городов. В свою очередь украинская оставались на селе. Вследствие этого развитие социально-экономическая двополюснисть: украинский в еще большей мере, чем прежде, отождествляли с застойным и отсталым селом, тогда как неукраинцы господствовали в областях общества, развивались и модернизировались. Значительной степени это разделение существует и сегодня.