Экономический упадок дворянства

Экономический упадок дворянства. Несмотря щедрые земельные наделы, финансовую поддержку правительства и целый ряд преимуществ и привилегий дворянство также стремительно упадок в период после 1861 г. Причина этого крылась главным образом в том, что помещики не умели превратить свои имения в прибыльные коммерческие предприятия. Вместо вкладывать деньги в технику, они тратили на разгульную жизнь; привыкнув к дармовой крепостного труда, они не способны были нанимать себе вспомогательную силу, а необходимых для успешного хозяйствования дисциплины, инициативности и трудолюбию много дворян просто не знали.

Чтобы решить свои финансовые проблемы, дворяне брали ссуды. В 1877 г. около 77% дворян имели большие долги, а потому многие из них продавали земли предприимчивым кулакам. Поэтому между 1862 и 1914 дворянские землевладения на Украине уменьшились на 53%. Однако это не касалось Правобережье, где богатейшие польские магнаты могли легче преодолевать трудности и удерживать свои огромные поместья.

 

Судьба дворянству свидетельствовала о том, что традиционная элита на Украине, как и во всей империи, постепенно отходила в небытие. Продав свои земли, дворяне переезжали в города, где становились чиновниками, офицерами или представителями интеллигенции. Впрочем, они и в дальнейшем пользовались большими общественными преимуществами, и в их руках вплоть до 1917 г. находилось большинство пахотных земель. Но дни дворянства как класса, уже не имел власти над крестьянством и постепенно терял контроль над землей, были сочтены.

Коммерческое сельское хозяйство. Как ни парадоксально, хотя украинское село страдало от застоя и упадка, его роль как «европейской житницы» продолжала расти. Это происходило благодаря тому, что небольшой прослойки дворянства вместе с предпринимателями из других классов удалось, вопреки общим тенденциям, превратить свои имения в большие агропредприятия, которые поставляли продукты на имперский и заграничный рынки. Ненормальность положения уловил имперский министр финансов Вышнеградский, который заметил: «недо, но вывезем!"

Однако экспорт продуктов питания имел ограниченный и местный характер. В нем участвовали лишь некоторые регионы Украины и о. 'Ииин-но небольшой процент населения. Центром коммерческого земледелия в начале ^ и к \ XIX в. стали степные ее части с открытыми землями и легким доступом к черноморским портам. Еще до освобождения крестьян землевладельцы региона активно увеличивали посевные площади, вкладывая капитал в технику и используя наемный труд. После 1861 г., когда имеется рабочая сила выросла и стала подвижной, а коммуникации - совершенными, Украина вообще и степные регионы частности увеличивали производство продуктов питания быстрее, чем остальные империи. В начале XX в. 90% основного экспортного продукта империи - пшеницы - приходилось на Украину. Здесь собирали 43% мирового урожая ячменя, 20% пшеницы и 10% кукурузы.

 

Однако пшеница была главной товарной культурой на Украине. Эту функцию выполняли свекла - основное сырье для производства сахара для империи и большой части Европы. Во всей Европе трудно было найти земли, которые лучше, чем Правобережье, удовлетворяли бы потребности широкомасштабного выращивания сахарной свеклы, глубоко укоренилось здесь до 1840-х годов. Как и следовало ожидать, самыми сахарный владели такие польские роды, как Браницкие и Потоцкие. В «сахарных баронов» Правобережья принадлежали также россияне, - например, семья Бобринских; Украинский - Терещенко, Симиренко и Яхненко, а также евреи - Бродские и Гальперина. Одновременно ценной товарной культурой на Левобережье был табак, который покрывал 50% всего производства в империи. По обе стороны Днепра распространение и прибыльной отраслью хозяйства стало производство водки. Учитывая такой решающий вклад в экономику империи не удивительно, что Украина считали ее неотъемлемой частью.