Крестьянская проблема

Крестьянская проблема. Еще до 1848 г. для трезвомыслящих чиновников, либеральной интеллигенции и даже некоторых представителей шляхты вполне очевидным стало то, что феодальные права земельной аристократии и крестьян , работавших в ее поместьях, безнадежно устарели. Еще в 1780-х годах, в правление Иосифа II, в отношениях «землевладелец - крестьянин» было проведено важные изменения. Важнейшей из них было то, что крестьяне теперь могли отстаивать свои права в суде. По другой реформой, земли феодала отмежевывались от земель, выделенных для пользование крестьянам. Однако оставалась основной признак отношений «землевладелец - крестьянин» - барщина, особенно в таких отсталых частях империи, как Галичина. Барщина заключалась в повинности крестьян обрабатывать землю господина (обычно два-три дня в неделю) за право пользоваться своими наделами. Собственно, эта ненавистная повинность и была основной причиной недовольства среди галицких крестьян.

 

Революция 1848 г. и особенно напряженность, к которой она привела в Галичине, наконец создали условия для отмены этого последнего пережитка крепостничества. Усвоив урок 1846 г., польские патриоты - в основном шляхта - теперь горячо стремились завоевать симпатии крестьян, чтобы укрепить свои позиции в Галичине. Поэтому они побудили других польских шляхтичей добровольно отменять ненавистную барщину. Но большинство шляхты реагировала резко отрицательно. Тактика поляков нанесла стадионе столько хлопот, что он стал убеждать Вена взять на себя инициативу в освобождении крестьян от повинностей, поскольку, мол, это не только свело бы на нет польские расчеты, но и завоевало бы монархии благодарность крестьян в критический момент. Убежден его аргументами, 23 апреля 1848 г. Фердинанд 1 издал исторический манифест, который отменял барщину в Галичине. Он почти на пять месяцев опережал аналогичный указ, запрещавший барщину во всех частях империи.

Замысел Стадиона оказался удачным. Украинские крестьяне, по крайней мере, с энтузиазмом приветствовали этот манифест и клялись в верности Габсбургам (хотя понятно, что манифест оставлял без ответа много вопросов). Чтобы успокоить шляхту, венский правительство объявило о выплате ей компенсации за потерянную рабочую силу. (Позже он перевел около двух третей суммы этого возмещения на само крестьянство.) К тому же, хотя, 70% обрабатываемых земель получали крестьяне, а 30% - землевладельцы, основной вопрос о том, кому принадлежат леса и пастбища, ранее совместной собственностью , оставалось нерешенным. Со временем эти общественные земли перейдут во владение феодалов, а крестьяне станут зависимыми от них в таких чрезвычайно важных делах, как заготовка дров и выпас скота. И наконец, размеры крестьянских наделов были плачевными: более 70% из них занимали менее 14 акров, в лучшем случае едва позволяло прокормить среднюю семью.

 

Однако это еще не значит, что отмена барщины мало принесло крестьянину. Напротив, оно разорвало последний формальная связь между ним и господином. Сделав галицкого крестьянина хозяином своей собственной земли, а следовательно и судьбы, оно пробудило в нем не свойственный ранее поезд к политике, образования и даже культуры; Поэтому и в дальнейшем галицкий крестьянин стал тем политическим фактором, который нельзя было больше игнорировать.