Кирилло-Мефодиевское общество

С марта 1847 г. студент Киевского университета Алексей Петров донес царским властям о тайном обществе, которое он случайно обнаружил. Полиция сразу же арестовала ведущих членов этой группы и доставила их в Петербург. В результате усиленных допросов власти узнали о существовании Кирилло-Мефодиевского общества - первой на Украине организации политического направления.

Вскоре стало очевидным, что опасения властей относительно наличия широкого подпольного движения были преувеличены. Общество состояло всего из десятка активных членов и несколько десятков сочувствующих. В группу входили молодые представители украинской интеллигенции во главе с Николаем Костомаровым (одаренным историком и преподавателем университета), учителем Василием Белозерским (выходец из дворян) и Николаем Гулаком (мелким, но высокообразованным чиновником). Хотя два других интеллигенты - преподаватель гимназии и писатель Пантелеймон Кулиш и уже хорошо известный поэт Тарас Шевченко - поддерживали с обществом не очень устойчивые связи, их также арестовали. Общество было не только малочисленным, но и ограниченным в своей деятельности. В течение примерно 14 месяцев его существования «братья» собирались несколько раз на длительные философские и политические дискуссии (во время одной из них как раз и присутствовал доносчик Петров) и подготовили ряд положений своей программы.

Важнейшие из этих положений, сформулированных Костомаровым, содержались в произведении под названием «Закон Божий (Книга Бытия украинского народа)». Написан в духе романтизма и идеализма того времени, проникнутый почитанием христианских ценностей и панславянскими элементами, это произведение, которое испытало сильное влияния польских моделей, призвал к перестройке общества на принципах справедливости, равенства, свободы, братства. Среди предлагаемых в нем конкретных мероприятий были отмена крепостного права, ликвидация юридических отличий между сословиями, доступности образования для масс. Национальный вопрос, что со всей очевидностью привлекло наибольшее внимание общества, ставился в широкий контекст панславизма: «Все славянские народы имеют право свободно развивать свои культуры и, что важнее, они должны образовать славянскую федерацию с демократическими институтами, аналогичными есть в Соединенных Штатах ». Столицей федерации должен был стать Киев.

Первой по пути создания федерации пришлось пойти Украина, которую Костомаров и его единомышленники считали одновременно и наиболее подавленным, и наиболее эгалитарной среди всех славянских обществ - из-за отсутствия в ней знати.

Вроде Христова, воскресение этой страны описывалось в псевдобиблийному стиле: «И разрушили Украину. Но это только казалось ... потому что голос Украины не замолчал. Встанет Украина из своей могилы и призовет братьев-славян; услышав ее призыв, восстанут все славяне ... и станет Украина самостоятельной республикой в славянском союзе. Тогда все народы указывать туда, где на карте находится Украина, и говорить: «Смотрите, отвергнут строителями камень стал краеугольным камнем». Такое мессианське видение будущего Украины в рамках федерации хоть и опиралось на чрезмерно идеализированную картину ее прошлого, но исключало идею ее полной независимости. Подавляющее большинство членов общества, за исключением Шевченко и еще нескольких, сомневались в способности своих «мягких» и «поэтических» соотечественников существовать независимо.

 

Соглашаясь относительно общих принципов, участники группы, однако, расходились в вопросе о том, что считать первоочередным и главнейшим. Для Костомарова это были единство и братство славян; Шевченко горячо требовал социального и национального освобождения украинских, а Кулиш подчеркивал важность развития украинской культуры. Большинство высказывалось эволюционные методы, надеясь, что общее образование, пропаганда и «моральный пример», который они будут подавать властям, - это действенные средства достижения поставленной цели. В отличие от них Шевченко и Гулак представляли мнение меньшинства, согласно которой только путем революции можно осуществить желаемые изменения. Однако эти различия не следует преувеличивать. Членов общества несомненно объединяли общие ценности и идеалы и, что наиболее характерно, желание улучшить социально-экономическую, культурную и политическую судьбу Украины.

Несмотря на относительно невинный характер общества царские власти решили наказать его ведущих членов. При этом строгость наказания была неодинаковой. Костомаров, Кулиш и другие умеренные получили легкие приговоры, предусматривающие ссылки вглубь России на год и меньше, после чего им разрешалось продолжить предварительные занятия. Гулака приговорили к трем годам заключения. И строжайшее были наказаны Шевченко, в котором царь и его чиновничество видели опасного участника общества. Его отдали в солдаты на 10 лет. Сам Николай 1 дописал к приговору следующее: «... под строжайший наблюдением и запретом писать и рисовать». Физические и моральные муки этого ссылки повлекли преждевременной смерти Шевченко в 1861 г.

Значение Кирилло-Мефодиевского общества важно по нескольким соображениям. Оно явило собой первую, хотя и неудачную, попытку интеллигенции перейти от культурнического к политическому этапу национального развития, оно привлекло внимание царского правительства (что до пытался разыграть карту украинофильства против польских культурных влияний на Украине) к потенциальной опасности растущего национального сознания украинской, ликвидация общества дала сигнал к наступлению антиукраинской политики и ознаменовала начало долгой непрерывной борьбы украинской интеллигенции с российским царизмом.