Концепция нации

Сегодня национальное сознание является всепроникающей действительностью, и трудно представить, что в начале XIX в. в Восточной Европе, как, собственно, и в большинстве стран мира, она была лишь туманным понятием, которое медленно набирало очертания. Это не значит, что раньше народы не знали о существовании этнических различий. Люди всегда чувствовали большую привязанность к своей родине, языка, обычаев и традиций. Но до недавнего времени этническая принадлежность не рассматривалась как основной критерий определения групповой идентичности. Правовые и социально-экономические различия, воплощенные в системе феодальных сословий, т.е. различия в пределах одного народа, считались важными, чем различия между народами. Иначе говоря, украинский, русский или польский феодал чувствовал, что имеет больше общего с феодалами других стран, чем с крестьянами или мещанами собственной страны. И только в XIX в. начинает формироваться новое понятие общности, опирается на общность языка и культуры. На Украине, как и в других странах, возникновение и постепенное распространение идеи национального сознания, базирующегося на этнической тождественности, станет одной из главных тем новой и новейшей истории.

 

Французская революция, ознаменовавшая распад феодального общества и рождение новой, опертой на массы, политической и социально-экономической системы, способствовала распространению этой идеи. Все больше европейцев воспринимали идею о правах человека и о том, что носителем суверенитета является народ, а не его правители. Простой люд стал занимать подобающее ему место в жизни общества, одновременно завоевывали признание народный язык, обычаи, традиции. С этого начинается процесс создания национального сознания.

 

Убедительное доказательство значения национальных языков и фольклора выдвинул немецкий философ Иоганн Гердер. В противовес «мертвенности», обезличенности имперских систем и искусственности чужих языков и обычаев, царивших при королевских дворах и в дворянских салонах, Гердер сосредоточил внимание на этнической культуре крестьянства. Известный историк Ганс Кон писал: «Гердер первым отметил, что человеческая цивилизация существует не в общих и универсальных, а в конкретных национальных проявлениях; каждый культурный проявление должно быть неповторимым, но эта неповторимость заключается в своеобразии национальной общности и национального языка. По своей сути и историей люди - это прежде всего члены определенной национальной общности и лишь как могут быть по-настоящему полезными ». Мнения Гердера нашли одобрительный отзыв особенно среди интеллигенции стран Восточной Европы, в которых безраздельно господствовали монолитные империи, и не кто иной, как представители интеллигенции, первыми развивать и распространять среди восточных европейцев это новейшее учение.

Хотя в эволюции национального сознания каждого общества наблюдались значительные расхождения, современные ученые выделяют в развитии национальных движений Восточной Европы три главных этапа, между которыми есть ряд общих черт. На начальном этапе, обозначенном несколько ностальгическими настроениями, небольшая группа ученых-интеллектуалов собирала исторические документы, фольклор, предметы старины, считая, что вскоре самобытность их народа исчезнет под ударами имперской культуры. Второй, или культурный, этап, как правило, становился периодом неожиданного «возрождение» местных языков, их все более широкого использования в литературе и образовании. И на третьем, или политической, этапе происходил рост национальных организаций и выдвижение национальное ориентированных требований, по которым в большей или меньшей степени скрывалось стремление к самоуправлению. Как мы убедимся, в эту общую модель хорошо вписывается эволюция украинского национального сознания.