Украина под властью Габсбургов

Огромное большинство украинских в Австрийской империи проживало в Галиции - юго-восточной части бывшей Речи Посполитой, захваченной Габсбургами после первого раздела Польши в 1772 г. Двумя годами позже к Галиции была присоединена Буковина - небольшой украинский край, который отобрал Вена в занепадаючои Оттоманской империи. Наконец, в 1795 г., после третьего и последнего раздела Польши, к империи были также включены земли, заселенные поляками (включая Краков). Если Восточную Галицию заселяли преимущественно украинским, то Западная Галиция была главным образом польской. Сочетание в одной административной провинции этих двух народов станет в будущем причиной напряженных отношений между ними.

Во посредственным контролем Габсбургов находился еще один населенный украинский регион. Расположен на западных склонах Карпатских гор Закарпатья со времен средневековья входило в состав Венгерского королевства. В XIX в. оно оставалось в венгерской части империи Габсбургов и было изолированным от других украинских земель.

 

Крестьяне. Условия жизни в населенных украинских землях империи Габсбургов характеризовались одним словом: бедность. Холмистый рельеф и небольшие наделы усложняли обработку земли, а постоянный гнет польской шляхты доказывал крестьян до полного истощения. После того как в результате разделов Польши небольшие и грязные галицкие города были отрезаны от традиционных рынков на Украину, их и без того тяжелая судьба стала еще тяжелее. Неудивительно, что Галичина имела печальную репутацию одной из наиболее бедных и отсталых частей империи.

Огромное большинство западных украинских составляли крепостные крестьяне, для которых эксплуатация был фактом повседневной жизни. За право пользоваться убогими земельными наделами они должны были отрабатывать на феодала барщину, что достигало пяти-шести дней в неделю. Кроме того, шляхта нередко вынуждала крестьян отбывать разные работы в помещичьих имениях и требовала натурального оброка. Подсчитано, что господину доставалось где-то от половины до трети жалкого крестьянского прибыли. Будто этого было мало, обладатели поместий систематически экспроприировали крестьянские и общественные земли, оставляя крестьянам все меньше наделы. Так, если средняя площадь крестьянского надела в Восточной Галиции в 1819 г. составляла 14 акров, а благородного имения -1051 акр, то на 1848 г. соответственно 9,6 и 1400. Так, Восточная Галичина представляла собой убедительный образец общества, в котором богатые становились еще богаче, а бедные - еще беднее.

 

В таких условиях даже выжить было делом непростым. Изолированы в самых недоступных селах, которых насчитывалось около 3,5 тыс., применяя примитивные сельскохозяйственные методы, крестьяне Восточной Галиции могли получать лишь около трети того, что выращивали крестьяне Чехии и Австрии. А их рацион, в который входили почти одни капуста и картофель, составил около половины того, что потреблял западноевропейский крестьянин. Когда наступал голод, а это случалось часто, много истощенных крестьян погибли. Были времена, между 1830 и 1850 гг, когда смертность в Восточной Галиции превышала рождаемость. Закономерно, что продолжительность жизни западноукраинского крестьянина была короткой - в среднем каких-то 30-40 лет.

Чтобы найти облегчение своем нищем существованию, крестьяне часто заворачивали в кабак. К этому их поощряли польские паны, обладавшие легальной монополией на производство алкоголя, а также владельцы кабаков, преимущественно евреи. Некоторые землевладельцы даже устанавливали для своих крепостных количество потребления алкоголя, надеясь таким образом реализовать продукт, который зоны производили. Желание облегчить судьбу крестьянина редко, если вообще приходило в голову галицком шляхтичу. В большинстве сама возможность такого поступка, наверное, вызвала бы удивление, потому крестьянин в их понимании представлял собой некое низшую форму человеческого существа, не поддается любым усовершенствованиям.

Духовенство. Однако не все западные украинские были крестьянами. Отчетливую социальную группу, которая больше всех слоев западноукраинского общества приближалась к элите, составил греко-католическое духовенство. Последнее приняло роль лидера в крестьянской среде из-за отсутствия другой группы, выполняла бы эту роль, - вследствие того, что в XVI-XVII вв. Украинское знать отреклась от своего общества, полонизировалась и перешла в католицизм. Благодаря тому, что ниже духовенству в отличие от церковных иерархов разрешалось жениться, возникали целые династии священников, которые нередко на многие поколения связаны со своей окраиной. В XIX в. в Восточной Галиции насчитывалось около 2-2,5 тыс. таких семей. Частые собрания, длительные посещения, взаимные браки превратили грекокатолической духовенство на тесно сплетенную наследственную касту с развитым чувством групповой солидарности.

Связано с массами верою, духовенство пользовалось в среде своих сельских прихожан большим влиянием и властью. Однако по материальным и культурным уровнем украинского сельский священник - особенно до прихода австрийцев - чуть возвышался над крестьянином. Хотя община, как правило, выделяла священнику больше земли, чем крестьянину, кроме того, дополнительный доход давала плата за крестины, венчание и похороны, однако нередко семья умершего приходского священника жила с одного надела. Многих священников разоряли расходы на то, чтобы дать духовное образование сыну выгодно выдать замуж дочь.

 

Из-за неудовлетворительной богословское образование немало греко-католических священников в Восточной Галиции в конце XVIII - начале XIX в. едва могли прочитать литургические тексты на церковнославянском языке. Поэтому их мировоззрение было ненамного шире крестьянского. Польская шляхта не проявляла большого уважения к грекокатолической духовенства. Так, еще до прихода Габсбургов шляхта нередко заставляла священников работать в своих имениях. Это дало, кстати, положительные результаты, поскольку украинское духовенство установило с крестьянством тесные личные и культурные связи, чем польские ксендзы. Благодаря таким отношениям греко-католическому духовенству легче вести за собой крестьянство не только в религиозных, но и в других делах. Поэтому в течение всего XIX в. западноукраинское общество состояло лишь из двух социальных слоев: крестьянства и небольшой касты священников. Среди украинских, за ироничным польским выражением, были только мужики и попы.

 

Учитывая, что западные украинские еще в большей степени, чем украинская в составе Российской империи, не имели собственной знати, а также надлежащего представительства среди мещанства, некоторые историки расценивали украинское общество как социальное неполное. За этим термином такое общество было глубоко ущербным, и действительно, украинская имели ограниченный доступ к политической власти из-за отсутствия дворянства. Не имея городского населения, они оставались вне областью торговли и промышленности. Это, конечно, не означает, что в Галичине не было шляхты или мещан. Конце XVIII в. польская шляхта составляла 95 тыс., или 3,4% населения провинции, а мещане (большинство из них - малоимущие ремесленники-евреи и торговцы, а также немного богатых купцов) насчитывали около 300 тыс., или 10% населения. Кроме того, с установлением власти Габсбургов появляется новая социальная группа - чиновники. Преимущественно немцы или немецкоязычные чехи, они никогда не были многочисленной группой. Однако власти поддерживали эмиграции десятков тысяч других немцев-колонистов, надеясь, что они станут образцом хорошего хозяйствования и оживят сельскую экономику. Таким образом, общество Галичины в целом было и многонациональным, и четко расслоенным, причем каждая его отдельная этническая группа занимала свою определенно очерченную и замкнутую общественную, хозяйственную и культурную сферу.