Боевые действия советских партизанов

СолдатыПартизанское движение на оккупированной территории Украины разворачивалось под воздействием двух факторов: естественного стремления граждан противодействовать вторжению врага и организационных усилий советских органов власти, которые перед отступлением создавали подпольно-партизанскую сеть с соответствующими органами управления, : подпольными райкомами, горкомами и обкомами КП(б) У.

Украинское общество накануне войны было расколотым, и линия разлома по большей части проходила по поколениям. Люди старшего и среднего возраста натерпелись от сталинских репрессий, которые длились больше десятилетия и охватили практически все слои населения. На смену советской власти приходила другая, которую никто не знал. Память о "первых немцах" в 1918 г. была неприятной, но многие надеялись на то, что "вторые немцы" окажутся лучшими. За исключением западных областей, где ускоренная советизация 1939-1941 гг. сделала свое дело, оккупантов никто не приветствовал. Отношение к ним было явно неопределенным и выжидательным со стороны противников советской власти.

Воспитана советской властью молодежь в подавляющем своем большинстве была готова оказывать сопротивление вторжению. Внезапное изменение ориентиров советской пропаганды в 1939 г. вызывало у нее растерянность, но вероломное вторжение гитлеровской Германии немедленно пробудило патриотические чувства. "Просоветско воспитанная молодежь после вступления немецких войск представляла постоянную угрозу гражданскому спокойствию, порядку и безопасности", - указывалось в одном из нацистских документов. Но от готовности бороться к осуществлению практических шагов в этом направлении было большое расстояние. Тем больше, что организационная сеть подпольно-партизанской борьбы была разбита оккупантами так же легко, как и Красная армия.

Органические недостатки созданной в 1941 г. сети и причины этих недостатков лучше всего охарактеризовали в послевоенный период сами организаторы партизанского движения. Бывший начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандования П. Пономаренко писал: "В предвоенные годы немногие думали о подготовке к подпольной и партизанской борьбе, а и подготовка к такой борьбе, которая осуществлялась в середине 30-х гг., прекратилась, запасы оружия и продовольствия были ликвидированы. Причиной этого была, без сомнения, оторванная от реальной почвы наша военная доктрина, которая трактовала, что если империалисты развяжут войну против Советского Союза, то она будет вестись только на враждебной территории. Эта доктрина, если даже и не была безоговорочно принята руководством при военном планировании, тем не менее, пропагандировалась прессой и в выступлениях известных политических и военных деятелей, она вытеснила мысль о том, что война может, быть перенесена на нашу территорию".

В воспоминаниях бывшего начальника Украинского штаба партизанского движения это самое мнение выражено с предельной откровенностью: "К нелегальной борьбе, хотя и говорилось о неизбежности оборонной войны, наших людей никто не готовил. Если бы еще 20 июня в 1941 г. кто-то заикнулся о том, что подпольную борьбу придется вести на Украине, в Беларуси, советских прибалтийских республиках, под Смоленском, того назвали бы паникером... Наш народ не был подготовлен морально к возможным поражениям на фронте, к возможной нелегкой подпольной подрывной работе у тыла врага, что требовала специальной учебы".

В официальных изданиях советских суток указывалось, что в период от июня по сентябрь в 1941 г. были созданы 23 подпольных обкомы КП(б) В, 685 горкомы и райкомы партии. Но десятки тысяч задействованных в этой сети людей (по неполным данным - почти 30 тыс.) погибли или были заключены в концлагерях сразу после того, как проявили себя в борьбе с оккупантами. Не имея никаких навыков в конспиративной работе, они обнаруживали некомпетентность и даже наивность в своих попытках руководить партизанским движением. Они не могли бороться на равных с гестаповцами, которые имели большой опыт борьбы с подпольщиками непосредственно в Германии.

В литературе существуют расхождения относительно численности организованных заблаговременно или переброшенных через линию фронта партизанских отрядов и подпольных групп - от 2,5 до 3,5 тыс. на конец в 1941 г. Но исследователи не сомневаются в правильности данных ЦК КП(б) В, за которыми на июнь в 1942 г. в Украине активно действовали лишь 22 партизанские отряды. Все другие распались или были разгромлены. Конечно, существовали и другие, неизвестные ЦК КП(б) В отряды.

В десятитомной "Истории Украинской ССР" указано, что армейские органы имели сведения о 766 партизанских отрядах и 613 диверсионно-истребительных групп по состоянию на 1 мая в 1942 г. Большинство этих отрядов и групп создавались армейскими органами и боролись с противником на линии фронта или непосредственно за ней. Эту деятельность следует считать продолжением военных операций. Трудно сомневаться в том, что первая попытка наладить партизанскую борьбу у тыла врага испытала провал.

Среди активно действующих партизанских формирований первого года войны выделялся сначала отряд, а потом соединение во главе из С. Колпаком.

Главным местом дислокации ковпаковцев были сумские леса. На Черниговщине большое партизанское соединение и подпольный обком КП(б) В возглавлял О. Федоров.

Летние месяцы в 1942 г. стали переломными в развертывании партизанского движения. На советско-германском фронте это были самые тяжелые месяцы: враг рвался к Сталинграда и на Северный Кавказ. Но решающую роль в активизации партизанского движения сыграла не ужасная ситуация на фронте, а что-то совсем другое. Проф. М. Коваль замечал: "к середине в 1942 г. определялась политическая позиция основной массы украинского крестьянства и потому создалась благоприятная обстановка для усиления антифашистской борьбы и привлечения к ней каждый раз новых сил". Действительно, значение народной поддержки для партизан нельзя недооценивать. По этому поводу прославленный партизанский командир О. Сабуров говорил так: "Работа с населением - это наиболее жизненный фактор в партизанской борьбе. Без связи с населением существовать партизанского движения не может, он становится нежизненным. Все резервы партизанского пополнения идут от населения. Не работая с населением, не имея связи с ним, вы не получите пополнения и не будете иметь помощи".

Большую роль в активизации партизанского движения сыграли и действия Ставки Верховного главнокомандования. На протяжении целого года партизаны были лишены централизованного руководства. Ими руководили НКВС, военные советы фронтов и армий, разведывательные органы Красной армии, подпольные партийные комитеты. Отсутствие единственного руководства мешало снабжению партизанам оружия и боеприпасов, медикаментов, средств связи, кадров подрывщиков, радистов, шифровальщиков и тому подобное. Не существовало координации действий отдельных партизанских отрядов и соединений.

По решению ДКО от 30 мая в 1942 г. при Ставке Верховного главнокомандования был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПР), а при Воеграде Юго-западного стратегического направления - Украинский штаб партизанского движения (УШПР). В конце июня юго-западное направление в Ставке было ликвидировано, а УШПР - переподчиняемый ЦК КП(б) У. Начальник УШПР Т. Строкач в своем подчинении имел представительства при военных советах фронтов и областные партизанские штабы. От октября в 1942 г. местом дислокации УШПР стала Москва. В распоряжении штаба были мощные радиоузлы, составы оружия и боеприпасов, госпитали, транспортные самолеты. При штабе начала функционировать школа, которая готовила партизанские кадры.

Не теряла времени зря и Ставка Верховного главнокомандования СССР. 1 сентября в 1942 г. в Кремле состоялось совещание с руководителями украинских, белорусских и русских (брянских) партизанских отрядов. Обсуждались назревшие вопросы снабжения партизанов продовольствием, снаряжением, оружием. Для перебрасывания всего этого в тыл противника выделялся авиаполк под командование В. Грызодубовой.

По итогам совещания 5 сентября был выдан приказ наркома обороны "О задании партизанского движения". О защите местного населения под оккупантов в нем не было ни слова. Партизанское движение рассматривалось как вспомогательный к планируемым военным операциям. Приказ предусматривал активизацию диверсионной деятельности на коммуникациях противника путем подрыва эшелонов с войсками и боеприпасами, которые продвигались с Германии до линии фронта, а также железнодорожных и шоссейных мостов. Партизаны должны были дезорганизовывать тыл противника организацией рейдов, нападениями на враждебные гарнизоны, уничтожением средств связи, подрывом слогов и баз. Важной составной частью партизанского движения считалась разведывательная деятельность. Содержание приказа было изложено в виде передовицы в газете "Правда" под названием "За всенародное партизанское движение" от 14 ноября в 1942 г. Этот номер газеты был доставлен в районы дислокации партизанских отрядов. Передовица многократно перепечатывалась партизанской прессой.

Чтобы штабы партизанского движения функционировали, они должны были наладить надежную и постоянную радиосвязь с отрядами. От сентября в 1942 г. начал функционировать центральный радиоузел ЦШПР. Почти одновременно принял на связь первых корреспондентов УШПР. В спецшколе УШПР ускоренными темпами готовиться сотне радистов. В партизанских соединениях под командованием С. Колпака, О. Сабуровая, О. Федорова тоже были созданы "лесные академии", в которых готовились командиры - организаторы партизанских отрядов, инструкторы-подрывщики, радисты.

27 июля в 1942 г. ЦШПР утвердил "Оперативный план массированного удара по коммуникациям врага и узлам связи противника". В нем деятельность партизанских отрядов впервые связывалась с планами военных советов фронтов. На его основе УШПР разработал конкретный план боевых действий и начал его выполнять. Во втором полугодии в 1942 г. партизаны Украины пустили под откос 154 эшелоны (против 85 за первое полугодие).

В октябре в 1942 г. проблемы партизанского движения в Украине дважды рассматривались центральным руководством - сначала политбюро ЦК ВКП(б), а потом - ДКО. На политбюро ЦК было принято решение образовать в составе ЦК КП(б) В узкий нелегальный ЦК для усиления связей с подпольными организациями и партизанскими формированиями. Нелегальный ЦК КП(б) В пополнился руководителями наибольших партизанских формирований. В отличие от других компартийных комитетов, этот орган не мог осуществлять функций диктатуры. Однако таким образом государственная партия помечала свое присутствие на оккупированной территории.

В постановлении ДКО от 11 октября в 1942 г. о развитии партизанского движения в Украине указывалось на необходимость усиления деятельности в правобережных областях, где проходили важные коммуникации противника. В связи с этим была намеченная передислокация ряда отрядов и утвержденный план глубоких рейдов партизанских соединений под командованием С. Колпака и О. Сабуровая. УШПР осуществил десантирование десятков организаторских групп в разные области республики для создания новых партизанских отрядов.

Большое внимание предоставлялось пропагандистской деятельности на оккупированной территории. Осенью в 1942 г. выдавалось до десятка партизанских газет тиражом от 500 до 2 тыс. экземпляров каждая. Наиболее оперативным средством общения с населением были летучки. Соединение С. Колпака, О. Сабуровая и О. Федорова распространяли их десятками тысяч.

Для осуществления рейда С. Колпак выделил пять отрядов численностью в 1075 бойцов, а О. Сабуров - семь отрядов и две спецгруппы (артиллеристов и автоматчиков) в количестве 1617 бойцов. Основная часть обоих соединений, как и раньше, оперировала в лесах Сумской области. Рейд начался 26 октября в 1942 г. из сел Старая Гута и Белоусовка. Через две недели партизаны подошли в Днепр в районе Лоева, разгромили городской гарнизон внезапным ударом и переправились на Правобережье. Вместе с белорусскими партизанами они создали свободный от гарнизонов противника край, который охватывал 14 районы Украины и Беларуси по периметру Олевск, - Овруч - Мозырь - Туров.

В первой половине в 1943 г. в соединениях и отрядах, которые имели связь с советским тылом, насчитывалось до 30 тыс. бойцов. Они воевали в основном в северных районах Украины, где были благоприятные естественные условия - леса и болота. Отсюда они осуществляли рейды на территорию, которая не имела благоприятных естественных условий для постоянной дислокации.

В частности, в начале 1943 г. соединение под командованием О. Федорова, И. Шушпанова и Я. Мельника осуществили рейды на Правобережье. Соединение под командованием М. Наумова за два месяца прошло с боями территорию семи областей. 12 июня начал свой карпатский рейд С. Колпак.

Украинско-белорусское Полесье стало настоящим партизанским краем. Осенью в 1943 г. он охватывал около тысячи сел и хуторов с населением до 300 тыс. лиц. Появление освобожденных от враждебных гарнизонов территорий существенно улучшило условия партизанской борьбы. Прежде всего, это способствовало более регулярному снабжению с помощью авиации из советского тыла. В 1943 г. больше половины авиационных рейсов осуществлялось с посадкой на партизанские аэродромы. С января до октября в 1943 г. передана украинским партизанам авиация (101-й авиаполк В. Грызодубовой и отдельные экипажи 62-ї авиатранспортной дивизии) осуществила 669 вылеты в тыл врага и доставила 870 т грузов. В партизанские отряды было переброшено 567 бойцы и командиры, преимущественно специалистов минноподрывного дела.

В июле в 1943 г. ЦШПР разработал план одновременного массового уничтожения рельсов на железных дорогах оккупированной территории, чтобы парализовать снабжение врага во время Курской битвы. К этой операции конуры подключены 167 партизанские отряды из Беларуси, Украины и четырех русских областей. Подрыв рельсов начался с 3 августа и происходил на территории около тысячи километров по фронту и глубиной до 750 км.

На основных железных дорогах движение поездов останавливалось на период от трех дней до две недели, а некоторые магистрали не работали на протяжении месяца.

В битвах в 1943 г. на советско-германском фронте, которые имели решающий характер для всей Второй мировой войны, партизаны сыграли заметную роль. В частности, в этом году партизаны Украины взорвали 3666 эшелоны из 5 тыс., подорванных ими за весь период военных действий.

В последней декаде сентября в 1943 г., когда Красная армия подошла в Днепр, начался второй этап операции с разрушения враждебных коммуникаций, который получил кодовое название "Концерт". В сумме двух операций 3 августа и 19 сентября партизаны добились прекращения движения поездов на длительное время, что существенно ухудшило ситуацию немецких войск на фронте. А все до декабря в 1943 г. было уничтожено 363 тыс. рельсов, или 2270 км одноколейного железнодорожного пути.

Сразу потом войны сектор информации ЦК КП(б) В сделал попытку подсчитать всех участников партизанского движения в Украине - как тех, которые имели непосредственную связь из УШПР, так и "самодеятельных". Подсчеты осуществлялись под руководством І. Слюнтяйки, который в будущем стал известным историком-аграрником. Была определена итоговая цифра: свыше 200 тыс. лиц в 2145 отрядах и группах. Она была обнародована в докладе М. Хрущева на XVI съезде КП(б) В и стала официальной. Принимая во внимание добросовестность и придирчивость І. Слюнтяйки, а также отсутствие заинтересованности у тогдашних руководителей ЦК КП(б) В в преувеличении этой цифры, ее можно считать близкой к действительной. В дальнейшем, однако, под воздействием нездорового соперничества с белорусами, которые назвали большую цифру (360 тыс. лиц в партизанских отрядах и в подполье), цифра участников партизанского движения в Украине начала стремительно увеличиваться. В "Очерках истории Коммунистической партии Украины" (последнее издание - в 1977 г.) уже сообщалось, что на территории Украины борьбу с врагом вело 3,5 тыс. организаций и групп коммунистического подполья, в которых насчитывалось свыше 100 тыс. лиц, а также 60 соединения и близко 2 тыс. партизанских отрядов и групп, в которых объединялось полмиллиона лиц. Эти данные действительности не отвечают.