Материальное положение рабочих и служащих в 1930 году

1930 годОстается выяснить, насколько политика "социалистической индустриализации" тяготила рабочий класс и одновременно - насколько она способствовала росту его благосостояния. Нельзя сомневаться в том, что влияние индустриализации на материальное положение рабочего класса был огромный и разнонаправленное.

Несомненно, что на первый план выходит негативное влияние колоссального развертывания капитальных вложений на все население - как рабочих, так особенно крестьян. На начальной стадии модернизации страны крестьянство составляло более 80 процентов ее населения, и только через это (если не брать во внимание других причин) несло основное бремя индустриализации.

Представление об этом бремя дает динамика нормы накопления, то есть удельного веса фонда накопления в национальном доходе. Ее можно изучать только в общесоюзном измерении, потому что на территории УССР исчисления национального дохода прекратилось с 1930 г. Однако и общесоюзные данные не являются репрезентативными: 1925-1926 г. - 15,9 процентов. 1928 г. - 21,3; 1932 г. - 26,9; 1937 г. - 26,4 процента. Эти данные из официальных публикаций рассчитаны в текущих ценах, то есть они несопоставимы.

По сравнению с цифрами роста капиталовложений и направлениям их использования динамика фонда накопления бесспорно свидетельствует о том, что политика "социалистической индустриализации" отнюдь не была направлена на первоочередное удовлетворение материальных потребностей населения. Имея уникальную возможность определять масштабы, темпы и направление капиталовложений (в экономике рыночного типа такой возможности не существует) центральное компартийно-советское руководство распорядилось на свое усмотрение. На первом плане у него стояла только одна задача: превращение Советского Союза в мощную по военно-экономическим потенциалом государство.

Нельзя сказать, однако, что о материальные потребности работающих государство забывала. Наоборот, в доступных публикациях о деятельности политбюро ЦК ВКП(б), в переписке членов политбюро ЦК вопрос снабжения населения поднимались раз и рассматривались очень серьезно. И между первым и вторым утверждением нет никакого противоречия. Сначала возникали экономические диспропорции, создаваемые первоочередным вниманием к отраслей группы "А". Затем с этими диспропорциями боролись, проявляя добрую волю, настойчивость и изобретательность в том, что касалось городского населения, занятого в государственно-кооперативном секторе. Государство была безразлична только для тех, кого сама назвала "лишенцами" (то есть тех, кого лишили избирательных прав) и в большинстве случаев - до крестьян. Считалось, что крестьяне работают на земле, а потому сами себя прокормят. Поставки села промтоварами происходило с повестки "отоваривания" заготовок продовольственной продукции.

Вполне сознательное создание явления, названного "кризисом нэпа", привело к инфляции, которая обесценивала заработную плату. С целью уменьшить обесценения была введена карточная система снабжения. "Заборные книжки" впервые появились по инициативе рабочих Одессы, Мариуполя и Херсона во втором квартале 1928 г. Во второй половине 1928 г. они распространились на весь рабочий класс Украины, в которой не стало хлеба в свободной продаже вследствие неурожая. В 1929 г. карточки на хлеб появились во всех городах СССР.

Постепенно карточная система снабжения распространилась на основные виды продовольствия. В 1931 г. серией постановлений ЦК ВКП(б), СНК СССР, РЮО и Наркомата снабжения СССР была создана централизованная система реализации продовольственных товаров. К первой группе поставки в Украине принадлежали подземные рабочие Донбасса и Криворожья, рабочие горячих цехов и особенно тяжелого физического труда; вторая группа охватывала всех других рабочих промышленности и строительства; к третьей группе были отнесены рабочие всех других отраслей народного хозяйства; четвертая, пятая и шестая группы состоять из служащих, иждивенцев рабочих и иждивенцев служащих. Рабочие Донбасса, которые были отнесены к первой группе поставки, в 1929-1930 г. получали на день по 800 г хлеба и 200 г мяса. Месячная норма поставки составляла для них 3 кг круп, 800 г сельди, 200 г масла, 750 г масла, 1,5 кг сахара, 10 яиц. Промтовары тоже начать распространяться по картам или по спискам.

"Лишенцы" вынуждены были покупать продовольствие и товары широкого потребления на свободном рынке, который постоянно сокращался в своих масштабах, или в государственной коммерческой торговли по повышенным ценам. Во время мирового экономического кризиса в Советский Союз приехало много иностранных специалистов, которые получали зарплату валютой. Для них была развернута сеть магазинов "Торгсина" (Торговля с иностранцами). С 1931 г. советские тресты начать отказываться от услуг зарубежных "спецов", чтобы сэкономить валюту, но сеть магазинов Торгсина" не сократилась, а увеличилась. "Торгсини" появились даже там, где никогда не было иностранцев. Продавая продовольствие голодающему населению, которое было изъято из карточной системы снабжения, они добывали нужные государству ценности - валюту, золото, серебро, драгоценные камни.

В "Дневниках" С.Єфремова характерен запись под 24 апреля 1929 г.: "Двери не закрываются. Звонок за звонком. Это попрошайки. Просят "корочку хлеба или огрызок". Следствие "заборних книг" - системы тысяч из 200 в самом Киеве оставила без права на хлеб. Право на хлеб! Нечто неслыханное, возможно только в такой образцово-фарисейській государстве, оглашенной "войну дворцам и мир халупам", довела всех до состояния халупників, сравнила нищетой и напоследок дала войну всех против всех".

Во второй пятилетке темпы капитального строительства были существенно сокращены. Это позволило смягчить народнохозяйственные диспропорции и прекратить галопирующую инфляцию. В январе 1935 г. были отменены карточки на хлеб, а в октябре этого же года - на все другие продовольственные товары. С 1936 г. прекратился отпуск по нормированных ценах всех товаров широкого потребления.