Международное положение СССР 1927 г.

1927 годКоммунистический эксперимент в СССР развивалось под влиянием внутренних факторов. Однако трудно сомневаться в том, что события в советских республиках пошли по наиболее радикальному сценарию немалой степени под влиянием общей ситуации в Европе и мире. Тем силам в руководстве ВКП(б), которые стремились как можно большего радикализации внутреннего положения, способствовали глобальные катаклизмы первой половины XX вв. - мировая война, которая не решила ни одного из существующих противоречий, и поэтому повторилась через два десятка лет, а также экономическая депрессия 1929-1933 гг. Послереволюционной Россию нельзя изымать из цепи катаклизмов в среде наиболее динамической на планете евроатлантической цивилизации. Катаклизмы были цене, которую цивилизация платила за свой динамизм.

Альянс советской революции и коммунистической доктрины дал жизнь тоталитарному режиму необычной жизнеспособности и агрессивности. За короткое время компартійно-советский режим уничтожил или подчинил себе все общественно-политические структуры на основной части территории бывшей Российской империи, после чего сделал попытку завоевать Европу под лозунгами пролетарской революции. Однако в сутки развала традиционных империй идея национально-государственного объединения победила роздмухувану большевиками классовую ненависть. Им пришлось ограничиться строительством коммунистического строя только в опанованій ими стране.

Повернувшись лицом к концепции "социализма в одной стране", руководители СССР не потеряли свойственной интернационалистам мессианской агрессивности. Только теперь в стремлении "осчастливить" человечество они делали ставку в будущих войнах на ресурсы собственной страны, а не на послереволюционной анархию и хозяйственный развал в соседних странах. И для этого собственную страну надо было превратить в мощную индустриальную крепость.

Проблема сосуществования СССР с окружающим миром на всю ширь была поставлена на XV съезде ВКП(б) в декабре 1927 г. Тон задавала отчетный доклад генерального секретаря ЦК И.сталина, В ней в решительных выражениях, которые не подлежали оспоренню, эта проблема ставилась только в одном срезе - как временная и непрочная. "Мы не можем, - говорил Сталин, - забыть слов Ленина о том, что очень многое в деле нашего строительства зависит от того, удастся ли нам отсрочить войну с капиталистическим миром, которая неизбежна, но которую можно отсрочить или до того момента, пока созреет пролетарская революция в Европе, или до того момента, пока назреют вполне колониальные революции, или, наконец, до того момента, пока капиталисты перессорятся между собой за передел колоний". Партийный съезд должен был воспринять идеи неизбежности войны при любых условиях, а следовательно, позаботиться о том, что можно сделать для подготовки страны к войне.

Делегаты съезда, которые завдячували своим избранием не столько собственным заслугам, сколько селекционерам подконтрольного генсеку аппарата, внимательно слушали отчетный доклад ЦК. Наверное, мало кто из них критически воспринимал то, что говорила первое лицо в государственной партии. Во всяком случае, никто не выступил с заявлением о том, что в словах Сталина отсутствует логическая последовательность ключевых положений. Действительно, зачем капиталисты назначали бы дату предполагаемого нападения на СССР на тот, и только на тот момент, когда в их странах или в их колониальных империях назрели бы революции? Или на тот момент, когда бы они перессорились между собой? Наоборот, как раз руководители СССР могли бы воспользоваться такими благоприятными обстоятельствами, чтобы нанести превентивный удар по своим соседям. В роковой неизбежности войны был убежден только тот, кто готовился к превентивному удару. Могли ли исключать такую возможность авторы концепции "мировой революции"? Тем более, что принцип превентивности они превратили в альфу и омегу государственного террора в своей собственной стране.

Большевики всегда были партией войны. Только в ситуации войны они могли установить диктаторский режим - никакой другой их не устраивал. С началом мировой войны они выдвинули лозунг: превратить войну империалистическую в гражданскую. Это давало возможность завоевания власти. Как только власть была завоевана, возникла концепция мировой революции. Ленин и Троцкий превратились в вождей международного пролетариата, первая Конституция СССР обогатилась непривычной для подобных документов заявлением о "твердую решимость войти в состав Единой Международной Социалистической Советской Республики, как только будут созданы условия для ее возникновения".

С конца 20-х гг. тезис о фатальной неизбежности войны с капиталистическим миром именно через то, что он - капиталистический, начала активно использоваться для предоставления соответствующего направления политике индустриализации. Принимая участие в обсуждении директив XV съезда ВКП(б) относительно разработки плана первой пятилетки,

Ворошилов заявил: "Пятилетний план народного хозяйства должно исходить из неизбежности вооруженного нападения на СССР и, следовательно, по необходимости, исходя из материальных ресурсов, организации такой обороны Советского Союза, которая обеспечила бы победную отпор объединенным силам наших вероятных противников". Председатель ВСНХ СССР В.куйбышев завершил дискуссию о директивы к плана первой пятилетки выводом, который прямо вытекал из тезиса о фатальной неизбежности войны: "так построить всю нашу гражданскую промышленность и все отрасли народного хозяйства, чтобы мы имели возможность на случай потребности в короткий срок перейти с рельсов мирного строительства социализма на рельсы отпора капиталистическому миру".

В начале 1933 г. к власти пришел фюрер немецких национал-социалистов А.гитлер. Закончилась десятилетняя сутки плодотворного советско-германского сотрудничества (в том числе в военной сфере, которое основывалось на Рапалльському договоре. Играя на реваншистских настроениях, вызванных недальновидной политикой Антанты в отношении побежденной Германии, Гитлер заявил о неприемлемости Версальского договора, вышел из Лиги Наций и начал интенсивно вооружаться. На Дальнем Востоке аналогичную политику осуществляла Япония.

В этой ситуации произошло сближение между демократическими странами Запада и Советским Союзом. В 1933 г. были установлены дипломатические отношения между СССР и США. В 1934 г. Советский Союз вступил в Лигу Наций. В 1935 г. был заключен советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимной помощи, в том числе военную.

Несмотря на союзы и договоры, руководители демократических стран Запада доверяли сталинской России не больше, чем гитлеровской Германии. В Мюнхене, где решалась судьба Чехословакии, они обошлись без Советского Союза. Сталин, в свою очередь, доверял своим новым союзникам не больше, чем Гитлеру. Назревание войны в Европе происходило стремительными темпами, но, в отличие от ситуации перед 1914-м годом, при неясных обстоятельствах. Оставалось неизвестным, в которой комбинации расположатся три военно-политические силы - Франция и ее союзники. Германия и ее союзники и Советский Союз. Не вызывало теперь сомнения только одно: рано или поздно в Европе должна была вспыхнуть большая война.

Руководители Франции и Великобритании надеялись на "канализации" гитлеровской агрессии в восточном направлении. Сталин рассчитывал на то, что война вспыхнет на Западе. Однако при любых вариантов развития событий традиционная для советской пропаганды тезис об угрозе внешней интервенции потеряла актуальность. Доказывать тезис о неизбежности войны постоянными предупреждениями об интервенции становилось опасным. Общество надо было готовить к такому повороту событий, на который делалась основная ставка от начала - развертывание превентивной наступательной войны.

Одним из первых сигналов для пропагандистов стало выступление Сталина на совещании в октябре 1938 г. по поводу обсуждения "Краткого курса истории ВКП(б)". В своей речи он начал отрицать никем не выдвинутую тезис о сходство большевиков и пацифистов, то есть тех, кто всегда настроен на мир и берется за оружие только в случае нападения. Большевики, заверил Сталин, "сами будут нападать, если война справедливая, если обстановка подходящая, если условия способствуют".