Первый хлебозаготовительный кризис

Кризис хлебаНеповский обмен между городом и деревней мы только что назвали более-менее эквивалентным. В чем заключается суть этого выражения: более-менее?

Советское государство было монополистом в производстве промышленных товаров для села. Как монополист, она могла устанавливать более высокие цены на товары, чем те, которые формировались в конкурентном среде. Верхний предел цен на промтовары составляла готовность сельского потребителя покупать их по определенным ценам. "Кризис сбыта'" 1923 г. заключалась как раз в том, что предложенные селу государственными трестами цены на промтовары оказались слишком высокими. Крестьяне прекратили покупать промтовары, и вскоре в трестов не стало денег, чтобы приобрести сырье и выплачивать заработную плату своим работникам.

С другой стороны, государство было оптовым покупателем сельскохозяйственной продукции. Как покупатель-монополист, она устанавливала цены, что устраивали ее в значительно большей степени, чем крестьянина-продавца. Нижним пределом хлебных цен была готовность сельского производителя продавать хлеб по предлагаемым ценам. Отказ от продажи хлеба государству была опасной для последней. Государство должно было или повысить цены, то есть найти в бюджете возможности для выделения больших сумм на покупку того же количества продукции, или уменьшить закупку.

В статистических справочниках 1920-х гг. динамика цен на сельскохозяйственные и промышленные товары изображалась тремя линиями. Горизонтальная линия отвечала дореволюционным, сугубо рыночным ценовым соотношением между этими двумя группами товаров (100 процентов). Выше горизонтали ползла линия цен на промышленные товары - они оказались более высокими, чем до революции. Ниже горизонтали ползла линия цен на сельскохозяйственные товары, они оказывались менее высокими, чем до революции. График, построенный тремя линиями цен, напоминал ножницы. Поэтому это явление назвали "ножницы цен".

Касаясь участия крестьянства в формировании доходной части государственного бюджета, Сталин говорил: "Оно платит государству не только обычные налоги, прямые и косвенные, но оно еще переплачивает на сравнительно высоких ценах на товары промышленности - это, во-первых, и более или менее недополучает на ценах на сельскохозяйственные продукты - это, по-второе. Это дополнительный налог на крестьянство в интересах подъема индустрии, которая обслуживает всю страну, в том числе крестьянство".

Еще раз нужно подчеркнуть суть проблемы: "ножницы цен"" - это экономическая категория в рамках нэпа, т.е. рыночных отношений между государством и крестьянством. До определенных параметров государство могло регулировать разрыв в ценах, или, как выражались вслед за статистиками тогдашние политики - розхил "ножниц". Превышение критической уровня в соотношении цен означало, что крестьяне или откажутся продавать хлеб, или откажутся покупать промтовары, или сделают первое и второе одновременно. Этот отказ означал прекращение обмена между городом и селом, то есть народнохозяйственный коллапс. Отказ села иметь дело с городом была бы в данном случае не сознательным актом политически организованного крестьянства, а свидетельством так называемой "стихии рынка". Стремление государства заставить село покупать дороже промтовары и продаваемые дешевле хлеб было элементом ее ценовой политики. Государство таким способом "відстригала" у крестьян до половины их доходов. Дальнейшее розхил ножниц со стороны государства мог означать только одно: сознательное создание ситуации кризиса с целью выйти из существующей реальности. То есть - выйти из нэпа.

Политическая борьба в политбюро ЦК ВКП(б) имела свои экономические измерения, в том числе аграрно-крестьянский. В отношении проблемы "ножниц цен" оказались три точки зрения. "Объединенная оппозиция" (Л.троцкий, Л.Каменєв, Г.Зінов'єв) настаивала на максимально возможном розхилі "ножниц цен", чтобы обеспечить финансовую основу для ускоренного капитального строительства в промышленности. Представителей этой оппозиции называли "надіндустріалізаторами". Так называемый "правый уклон" (Н.бухарин, о.рыков и М.Томський) выступали за отказ государства от"ножниц цен". Они считали необходимым расплачиваться с крестьянами за "восстановительными ценам", в которых учитывались все затраты на выращивание продукции. Это обеспечивало стабилизацию рынка, укрепление курса червонца, надежное снабжение городского населения продовольствием, ускорение темпов развития сельского хозяйства.

И.Сталін противостоял "объединенной оппозиции" в ее требованиях осуществлять "надіндустріалізацію" страны и поддерживался в этом группой Н.бухарина, к которой в 26-1927 гг. еще не прилепили ярлык "правого уклона". В 1926 г. "объединенная оппозиция" была выведена из партийного руководства на основе решений, которые принимались объединенными пленумами ЦК и ЦКК (в рамках ленинской резолюции "О единстве партии"). В политбюро, которое сформировалось в декабре 1927 г. после XV съезда ВКП(б), команда генсека имела шесть мест из девяти: И.сталин, М.калинин, В.Молотов, Ворошилов, Я.Рудзутак, В.куйбышев. Поскольку Сталин и большинство политбюро ЦК настаивали на необходимости сохранения "ножниц цен" на ряд лет, группа Бухарина решила подождать с "восстановительными" ценам. XV съезд ВКП(б) принял такую резолюцию: отказ от привлечения крестьянских средств к строительству индустрии означала бы замедление темпа развития и нарушения равновесия на вред индустриализации страны.

По сравнению с уже возведенными из состава политбюро ЦК левыми и группой Бухарина позиция Сталина относительно "ножниц цен" выглядела центристской. На самом деле она таковой не была, как показали ближайшие события. Правы были убежденными сторонниками новой экономической политики на все времена, левые готовы были иметь дело с нэпом "всерьез и надолго, но не навсегда", а Сталин уже готовился послать нэп "к чертям" (как он выразился однажды ).

Развертывание капитального строительства в промышленности немедленно повышало спрос на промышленные и продовольственные товары народной потребления. Ведь рабочие на строительстве получали заработную плату, которая должна быть уречевлена в этих товарах. Если государство теряло бы на строительстве денежные знаки, не обеспечены товарным эквивалентом, в стране немедленно началась бы инфляция.

Первый план капитального строительства на 1925/26 хозяйственный год ВСНХ СССР вынужден был сокращать трижды. Однако планы индустриализации на 1926/27 и на 1927/28 гг. больше не сокращались. Заниженные хлебозаготовительные цены вследствие инфляции становились совсем невыгодными для крестьян. Они прекращали продажа хлеба государству. Со второй половины 1927 г. распространились молвы однако, что государство вынуждено будет вернуться к принудительных форм хлебозаготовок. Отвечая на них, о.рыков в докладе о политике ЦК ВКП(б), которую он произнес на X съезде КП(б)У в ноябре 1927 г., заявил: "Мы считаем совершенно недопустимым возврат к методам военного коммунизма в виде принудительного изъятия хлеба. Это нанесет огромный вред всему сельскому хозяйству. Ведь принудительное изъятие хлеба - это часть военного коммунизма".

Аргументация Рыкова, который на съезде КП(б)У выступал как официальный представитель компартійно-советского центра, напоминала позицию псковского персонажа; этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Рыков считал, что ленинская "революция сверху" исчерпала лимит на коммунистический эксперимент, что провальный опыт 1918-1920 гг. будет служить надежной гарантией от попыток повторить его в будущем, Однако не прошло и месяца после этого выступления, как началась та самая "кризис нэпа", которая протаранила путь к сталинской "революции сверху".

И.сталин долго выжидал удобного времени для внедрения силовых средств в хлебозаготовкам. На XV съезде ВКП(б) он желал выступить в роли защитника нэпа против "троцкистов и зінов'євців". 14 декабря 1927 г., когда поддержка сталинского руководства съездом стала несомненной, он разослал телеграфную директиву партийным организациям хлебозаготовительных районов, в которой требовалось добиться в ближайшее время резкого перелома в вывозе хлеба.