Комитеты малоимущих крестьян

Дети 1926Отношение большевиков к крестьянских организаций всегда было негативным. Другим оно и не могло быть: партия проповедовала коммунизм, который требовал ликвидации частной собственности. Какие бы комплименты вожди большевиков не адресовали крестьянам в тактических целях, они всегда относили их к "мелкой буржуазии", попутчиков пролетарской революции.

Тактика раскалывания крестьян по имущественному признаку, которая объявлялась признаком социально-классовой, была генеральной линией большевиков в аграрно-крестьянском вопросе. Только с ее помощью можно было построить государство, которое хотя бы отдаленно походила на "рабоче-крестьянскую".

Практика показывала, что батраки и крестьяне-бедняки совсем не ценят свои пролетарские качества. За будь-яких обставин они стремились стать хозяевами на земле. Свои долгосрочные интересы они связывали не с большевиками, а с крестьянством. Через это большевики пытались не только расколоть крестьянство, но и не допустить образования в селе специфически крестьянских организаций. Недолгий век комитетов бедноты доказывает это со всей убедительностью. И не допустить существования советов крестьянских депутатов государственная партия не могла. Совета, в том числе сельские советы, были тем стержнем, на котором держалась диктатура партии большевиков. Без советов эта диктатура оказывалась в безвоздушном пространстве.

Понимая это, партия с удвоенной бдительностью занималась "советским строительством" в сельской местности. Чтобы крестьяне не могли воспользоваться своим численным преимуществом, при формировании губернских (окружных), республиканских и общесоюзных органов советской власти рабочий класс получал пятикратную преимущество в нормах представительства. Это была конституционная норма, которая на деле нередко превышало, и многократно. Кроме того, в зависимости от конкретной ситуации органы власти формировали списки лиц, лишенных избирательных прав (лишенців). Все делалось для того, чтобы в советские органы, начиная от сельсовета, не проникли представители крестьян-собственников, которые могли бы воспользоваться этим для отстаивания своих экономических и политических интересов.

Наконец, особая бдительность компартійно-советского режима к деятельности остатков есерівських партий была связана с опасением возникновения крестьянской оппозиции. Эсеровские партии от начала своей деятельности опирались на крестьянство и заявляли, что они являются выразителями их интересов. Беспощадный разгром всех правоесерівських организаций помогал большевикам держать ситуацию на селе под контролем.

Завоевать украинское село большевикам было особенно трудно. Они не имели здесь собственного корни и вынуждены были на первых порах полагаться на ливоесеривськи партии, которым не доверяли. Поэтому в Украине возник феномен крестьянской политической организации, которая не имела аналогов в советской России - комитеты малоимущих крестьян. Они возникли в 1920 г. как альтернатива советам и были наделены полномочиями, отобранными у советов. С помощью пролетарских КНС власти проводили раскулачивание крестьян-собственников, выкачивали зерно в голодающей местности, боролись с "кулацким бандитизмом".

Ввиду обострения ситуации в украинском селе. Х.раковский с разрешения центрального компартійно-советского руководства добился признания за комнезамами в апреле 1921 г. статуса "организаций государственного значения".

Новая экономическая политика встретила среди членов КНС скрытое или открытое неприятие. "Нэп натолкнулся на глухое сопротивление комбедов, которые с большой неохотой сживают навыки и методы розділизму, что царили в украинском селе в 1920-1921 гг." - констатировал в 1922 г. первый секретарь ЦК КП(б)У Д.Мануїльський.

Одной рукой наделяя комбеды большими полномочиями, руководители УССР второй рукой пытались ослабить в них все, что могло намекать на выражение ними крестьянских интересов. На практике это означало, что торжественно объявлен партией союз с середняком підмінювався в комнезамах союзом с пролетарскими элементами села. Поэтому с сентября 1921 г. по апрель 1923 г. проводились почти непрерывные перерегистрации организаций КНС, в ходе которых они освобождались от политически малоактивных членов и вообще от тех, кто имел более-менее крепкое хозяйство. Начиная большую чистку КНС, Х.раковский так охарактеризовал на политбюро ЦК 30 сентября 1921 г. ее принципы: "Осуществить основную чистку для того, чтобы в комнезамах остался напівпролетарський и малоземельний элемент".

В украинское село нэп фактически пришел только в 1922 г. В новых условиях комбеды с их большими полномочиями государственного характера выглядели реликтом прошлой эпохи. Поэтому все чаще стали раздаваться голоса в пользу их ликвидации или хотя бы лишение полномочий, отобранных в советов,

В мае 1922 г. вопрос о КНС был поставлен на рассмотрение пленума ЦК КП(б)У. Секретариат ЦК подготовил к этому заседание членов ЦК (вместе с секретарями губкомов КП(б)В) справку об сам "объект", как он выглядел после чистки. В справке указывалось, что численность членов КНС сократилась с 1557 до 758 тыс. человек. Об отношении аппаратчиков до самой чистки можно вынести суждение по их комментария: "Осталось большое количество середняков, крайне трудно відціджуваних, как показала даже свирепая местами чистка. Особенно это следует сказать о новоиспеченное середняцтво и о "советского", трудом во время революций связанного с советской властью середняка".

Следовательно, даже до бедняков, которые становились середняками в результате аграрных преобразований 1920-1923 гг., аппаратчики относились с политическим недоверием. И они были правы. Ведь эти аграрные преобразования были навязаны партии крестьянством. Благодарность крестьян советской власти за помещичий инвентарь и землю немедленно испарилась бы, если бы крестьяне узнали, какие планы относительно них лелеет эта власть в ближайшем будущем.

В Москве не очень благосклонно относились к такой "украинской специфики", как комбеды. Тем не менее, майский (1922 г.) пленум ЦК КП(б)У принял очень благосклонном отношении них резолюцию и подтвердил их статус "организаций государственного значения". Естественное недоверие номенклатуры к любым крестьянских организаций ослабла после генеральной чистки комбедов. Но главным фактором, который определял отношение компартійно-советской элиты к КНС, было опасение того, что крестьянство в условиях нэпа захочет воспользоваться экономической свободой, чтобы отвоевать для себя политическую свободу. Пленум ЦК выдвинул такую систему аргументации: "Разгромлен в повстанческом движении против советской власти, дезорганізоване новой экономической политикой, которая выбила почву из-под ног украинского бандитизма, кулачество, что находит свою идеологическую оболочку в петлюрівщині, направляет свое внимание в сторону легального врастания в советский аппарат, медленного постепенного овладения им, кооперацией, школой, образовательными организациями на селе и хозяйственными органами и аппаратами, связанными с жизнью украинского села".

Этот прогноз свидетельствовал, что и через год после введения нэпа, вопреки официально-обязательным комплиментам в его адрес, которые тоже ощущались в этом документе, компартійно-советская элита в Украине относилась с большим подозрением к резкому повороту В.ленина. Не зная достаточно, каким будет курс государства по села в условиях нэпа, но заранее считая, что основная масса крестьянства его не будет, пленум ЦК сделал такой вывод: "Нажиму куркульсько-петлюровской стихии наша партия сможет оказать сопротивление только в том случае, если она на селе будет, как и прежде, опираться на слои батрацтва и нищего крестьянства, если она сумеет в худшем случае нейтрализовать, а в лучшем случае вызвать политические симпатии со стороны подавляющей массы середняцких хозяйств".

Комбеды очень хорошо чувствовали благосклонное к себе отношение со стороны власти и сознательно этим пользовались. Они не желали отказываться от тех средств борьбы, которые использовали во время гражданской войны. Особенно широко использовалось раскулачивания. Оно было выгодным для тех пролетарских или напівпролетарських слоев деревни, которые стояли на позициях "розділизму" (используя неологизм, изобретенный выпускником Сорбонны и, позже, - руководителем КП(б)У Д.Мануїльським).

Однако раскулачивание находилось в противоречии с новым кодексом, введенным с 1922 г. советской властью, со всей ситуацией нэпа. В конце концов, случаи раскулачивание были поставлены на обсуждение ВУЦИК. 11 июня 1923 г. высший советский орган УССР принял постановление, в котором любое противозаконное отъема земли и имущества рассматривалось как уголовное преступление.

Неприспособленность КНС к реалиям нэпа была очевидной для каждого. Поэтому отношение к ним со стороны властных структур роздвоїлося. Те, кто считал, что нэп вводится на несколько лет, желали сохранить эту организацию со всеми ее функциями. Те, кто рассматривал новую экономическую политику как таковую, что вводится "всерьез и надолго", желали ликвидировать комбеды. Такой вывод напрашивается после анализа письма Х.раковского к членам ЦК и ЦКК РКП(б) от 18 июля 1923 г., который уже упоминался выше.

Раковский опротестовал в этом письме постановление пленума ЦК РКП(б) от 4 июля 1923 г., согласно которой политбюро ЦК в согласовании с ЦК КП(б)У поручалось осуществить тщательное обследование комбедов и доложить о его последствия на одном из ближайших пленумов. Такое обследование, как считал он, может негативно сказаться на авторитете партии среди деревенской бедноты. Ликвидационные настроения относительно КНС в республиканской партийной организации он объяснял непониманием сути нэпа. "Розтлумачуючи новую экономическую политику не как маневровый движение классовой борьбы, а как самостоятельную цель, писал Раковский, - некоторые наши товарищи стали проводить точку зрения, что в селе отныне ставка должна быть на зажиточного крестьянина, который преподнесет сельское хозяйство и будет платить налоги государству".

С аргументацией Раковского в части письма, которое посвящалось комнезамам, ЦК РКП(б) согласился. Дело было передано на рассмотрение ЦК КП(б)У, а тот обратился в местных партийных комитетов. Одесский губком партии не нашел общего мнения и вынес вопрос о пути реорганизации КНС на рассмотрение губернской партконференции.