Роль органов безопасности в общественно-политической жизни

Политические деятели 1926Начиная либерализации хозяйственной жизни, большевики не собирались делать любые послабления в общественно-политической жизни. Напутствуя наркому юстиции Д.Курському по поводу разработки первого советского уголовного кодекса, В.ленин требовал "открыто выставить принципиальное и политически правдивое положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы. Суд должен не устранить террор, обещать это было бы самообманом, а обосновать и узаконить его принципиально ясно, без фальши, без прикрас". 

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. подтверждал необходимость террора и хранил внесудебное преследование. В нем насчитывалось 27 расстрельных статей. По его образцу было построено Уголовный кодекс УССР 1922 г. В декабре 1921 г. В.ленин решил реформировать ВЧК по образцу царской тайной полиции. Компетенция ВЧК уменьшалась, с ее ведения изыматься обычные преступления, оставались только государственные. Ставился также вопрос об изменении названия Органов государственной безопасности. Аббревиатура ВЧК вызывала ужас у населения.

Поскольку циркулировали распространяемые самими большевиками молвы о ликвидации ВЧК, В.ленин изложил свою истинную позицию делегатам IX Всероссийского съезда советов (декабрь 1921 г.). Он заявил вполне откровенно, имея в виду построенную им систему политической власти: "Без такого учреждения власть трудящихся существовать не может".

Президиум ВЦИК 6 февраля 1922 г. торжественно заявила о том, что Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем распускается. В партийной документации, которая всегда шла под грифом "совершенно секретно", о ликвидации речи не было. На заседании политбюро ЦК КП(б)У от 13 февраля рассматривался вопрос "О реорганизации ВЧК", на заседании 15 февраля 1922 г. - вопрос "О переформировании ВУЧК".

"Вместо" ВЧК создавалась организация под невинным названием Государственное политическое управление при НКВД РСФСР (департамент полиции тоже входил в министерство внутренних дел). Оно имело подавлять "открытые контрреволюционные выступления, в том числе бандитизм", "выполнять специальные поручения по охране революционного народа".

Постановлением ВУЦИК "О ликвидации Всеукраинской чрезвычайной комиссии и об организации Держполитуправления" от 22 марта 1922 г. реорганизовалась сеть органов госбезопасности в Украине. Глава бывшей ВУЧК В.Манцев теперь возглавил ГПУ УССР и НКВД УССР. Подчиненность ГПУ УССР республиканским органам власти была символической. Это ведомство не различало границ, действуя во всех советских республиках. Чтобы больше подчеркнуть это обстоятельство, председатель ГПУ УССР считался полномочным представителем ГПУ РСФСР в Украине. После образования СССР особых изменений в структуре органов государственной безопасности не произошло. ГПУ союзных республик были выделены из состава республиканских НКВД и переподчинены непосредственно Москве. ГПУ РСФСР стало называться иначе - ОГПУ (объединенное ГПУ) СССР.

Органы государственной безопасности имели развитую структуру и охватывали своей деятельностью разнообразные проявления общественно-политической активности. В ОГПУ существовало три самостоятельных управления - секретно-оперативном, экономическое и административно-организационное. Секретно-оперативное управление состояло 3 отделов: секретного, особого, контрразведывательной, зарубежного, восточного, транспортного, оперативного, политконтроля (военно-политическая цензура), информационного. Местные структуры боролись со всеми разновидностями контрреволюции, шпионажа, вредительства, должностных преступлений, проявляли политические настроения во всех слоях населения, сигнализировали о политических явлениях, только назревать. Секретные подразделения занимались контрреволюционными организациями, антисоветскими партиями, студенческой молодежью, украинским национализмом, духовенством и церковниками.

В работе чекистов главную ставку делали на мероприятия по предупреждению преступлений. С помощью сексотов ("секретных сотрудников") оказывались политические настроения людей и связи между ними. Потом отдельных людей с негативными настроениями арестовывали, формировали в кабинетах следователей контрреволюционные организации, обвиняли в принадлежности к ним людей соответствующего настроения, которые еще оставались на свободе и начинали "раскручивать" дело. Ставка на превентивные удары со стороны чекистов требовала колоссальных финансовых и человеческих ресурсов, но государство не сожалела ни средств, ни людей.

Постепенно словосочетание ГПУ приобрело такой же зловещего звучания, как словосочетание ВЧК.