Новая политика в "командных высотах" экономики 1921 года

Победа коммунизмаДо сих пор мы рассматривали, как менялись политика государственной партии в отношении крестьянства и сельского хозяйства. Шаг за шагом партия отступала от предыдущей политики на селе, доколе не капитулировала перед "рыночной стихией", как называли большевистские пропагандисты поведение экономически независимых сельских товаропроизводителей на рынке.

Были ли изменения в политике партии относительно "командных высот" экономики адекватными радикальным изменениям в сельском хозяйстве? Как не странно, в существующей историографии этот вопрос обходили, потому что оно нет однозначного ответа.

Если взглянуть на трансформацию экономической политики относительно индустриальных отраслей экономики и кредитно-финансовой сферы под углом зрения управления, то произошли радикальные изменения. По сути, "рабоче-крестьянская" государство перешло от коммунистических на капиталистические принципы управления, то есть стала совокупным капиталистом. Если взглянуть на трансформацию экономической политики под углом зрения отношений собственности, то не произошло никаких изменений. Правда, власть открыла пути к свободному предпринимательству, разрешила частным лицам владеть средствами производства и использовать рабочую силу. Однако откуда могли взяться новые владельцы фабрик и заводов, когда крупная промышленность не подлежала денационализации? Государство не выпустила из своих рук "командных высот" народного хозяйства, которые обеспечивали ей экономическую диктатуру в обществе. Она передавала частным лицам только мелкие предприятия, да и то в подавляющем большинстве случаев не в собственность, а в аренду. Создан на таких началах частный сектор скорее маскировал, чем определял характер изменений экономической политики по промышленности.

Следовательно, разница между сельским и городским нэпом была принципиальной. Сельское хозяйство функционировало на рыночных принципах. В городе была создана искусственная подобие рынка и рыночных отношений. Функционирование "командных высот" экономики определилось не отношениями свободного рынка, а, как и раньше, планом, директивой, политической воле власть имущих. Осенью 1921 г. В.ленин заявил вполне четко: "новая экономическая политика не меняет единого государственного хозяйственного плана и не выходит за его рамки, а меняет подход к его осуществлению". Если бы власть решила, что нэп есть "передышкой", то при новой попытке коммунистического штурма преобразования пришлось бы начинать на селе с нуля. В городе все завоевания ленинской "революции сверху" были сохранены.

Причиной изменения экономической политики в отношении крестьянства был сопротивление последнего реквізиціям и запрету свободной торговли. Причиной изменения политики в отношении промышленности была неприспособленность главкізму к реальной жизни. Управление промышленностью на основе главкізму приводило к коллапсу экономической деятельности. В.ленин и его окружение долго не желали верить в то, что умозрительные схемы управления, которые выглядели на бумаге логично и стройно, не действуют в реальной жизни. Только остановки предприятий убеждали их в том, что надо менять всю систему управления. Как бы не строили централизованный аппарат управления, было невозможно заранее рассчитать, что именно нужно для нормальной производственной деятельности каждому отдельно взятому предприятию.

В мае 1921 г. была созвана X конференция РКП(б). "Верхи" партии в это время еще не разобрались в том, что они могут и хотят сделать. Но конференция приняла некоторые принципиальные решения, хоть и в общей форме. В частности, она высказалась за "расширение самостоятельности и инициативы каждого крупного предприятия в деле распоряжения финансовыми средствами и материальными ресурсами". Соответствующие постановления должны быть разработаны и утверждены правительством.

Характер и содержание постановлений, которые обрабатывал правительство, может быть проиллюстрирован выражению Ленина относительно наиболее уязвимого места в системе главкізму. Если раньше он поднимал главкізм на щит, считая централизацию управления огромным преимуществом социализма над капитализмом, то в июле 1921 г. он сделал такое замечание: "Один из основных недостатков нынешней экономической политики - это отсутствие хозяйствующему субъекту и, как следствие этого, рационального управления промышленностью. Мы выбрасываем массу продовольственных и других ресурсов при скудном производственном эффекте непродуктивно на ветер. Это неизбежно должно привести нас к поражению на хозяйственном фронте, если мы быстро и решительно не перестроимся к новым условиям".

Декреты и постановления о введении начал новой экономической политики в "командных высотах" экономики принимались Совнаркомом РСФСР или Советом Труда и Обороны. После этого они дублировались, иногда с большим опозданием, правительством советской Украины. Правительство опаздывал через тривиальную причину: его решения не были достойны внимания, на территории УССР действовали с момента опубликования декреты и постановления высших органов РСФСР.

Нэп пришел в промышленность вместе с Приказом СНК РСФСР от 9 августа "О проведении в жизнь основ новой экономической политики" и постановлением РЮО от 12 августа 1921 г. "Основные положения о мерах по восстановлению крупной промышленности и подъему и развитию производства". Эти документы были разработаны под руководством заместителя председателя ВСНХ РСФСР І.Смілги на протяжении нескольких предыдущих месяцев на многих совещаниях с "красными директорами" крупных предприятий, руководителями профсоюзов, ответственными работниками центральных ведомств. В Украине они были продублированы правительством в соответствии 30 августа и 21 октября 1921 г.

По Приказу СНК РСФСР от 9 августа промышленность была разделена на три группы. К первой включались крупные предприятия, которые имели важное значение для государства и могли быть пущены в действие немедленно. Они оставались на государственном обеспечении. Ко второй группе относились действующие предприятия мелкой промышленности. Они снимались с государственного снабжения и передавались в аренду частным предприятиям, даже бывшим владельцам. В Украине было передано в аренду организациям (кооперативам, комнезамам, артелей) или частным лицам 5,2 тыс. предприятий. Наконец, к третьей группе относились предприятия крупной промышленности, которые государство не могла удерживать, но не желала отдавать частному капиталу. Они становились на консервацию до лучших времен. Рабочие и служащие, которые работали на таких предприятиях, переводились на действующие или приобретали статус безработных и получали небольшую социальную помощь от государства.

Постановление РЮО от 12 августа 1921 г. предоставляла ВСНХ право выделять в определенные объединения наиболее крупные, технически оснащенные предприятия, которые должны были работать на хозрасчете. Предприятие на хозрасчете становилось хозяйствующим субъектом и юридическим лицом. Оно имело право самостоятельно действовать на рынке. Однако рынок, на котором хозяйничали такие объединения, был оторван от мирового монополией государства на внешнюю торговлю. Объединение достать название трестов. Однако такие тресты не имели ничего общего с капиталистическими трестами в западных странах или в дореволюционной России.

Первый украинский трест возник на основе решения президиума УРНГ от 19 августа 1921 г. Этим решением организовывалось объединения "Югосталь", которое состояло из 15 металлургических заводов (частично законсервированных), а также нескольких десятков шахт.

В апреле 1923 г. ВЦИК и СНК СССР приняли Декрет о тресты. Он впервые создал правовую основу для функционирования государственного предприятия на хозрасчете. Летом 1927 г. появилось новое положение о государственные промышленные тресты. В отличие от первого, в нем появился большой раздел о предприятиях, которые входили в состав треста. Предприятиям было предоставлено больше самостоятельности, они переводились на хозрасчет. С другой стороны, существенно расширялись функции и компетенция учреждений в ведении которых находились тресты.