Идейно-теоретические основы коммунистического режима

Формирование коммунизмаВ предыдущем разделе, рассказывая о провозглашении Центральной Радой Украинской Народной Республики, нам пришлось говорить о первой экспансию большевиков в Украину, создание Народного секретариата и провозглашение советской власти в УНР. Как известно, тогда, в начале 1918 г., большевистская власть удержалась в Украине лишь в течение нескольких недель, она была невнятной и напоминала скорее набег голодных грабителей, которых стремительно выгнали из Украины немецкие и австрийские войска. 


Второй раз большевики пришли в Украину в начале 1919 г. - о второй украинско-российскую войну мы рассказывали в параграфе о Директорию. На этот раз большевистская армия выглядела значительно более организованной, а коммунистический режим вступил определенной концептуальной завершенности.

Наверное, поэтому ему удалось продержаться в Украине до августа 1919 г. Прежде чем мы рассмотрим историю второй большевистской экспансии в Украину, попробуем выяснить природу коммунистического режима.

В ноябре 1917 г. большевики захватили и удержали в своих руках власть в России благодаря нескольким обстоятельствам. Россия была доказана мировой войной до крайней степени истощенности. В отличие от Временного правительства, который пытался продолжать войну и придерживаться взятых обязательств перед союзниками, большевики провозгласили декретом о мире конец войны, а декретом о земле - передачу помещичьих удельных и церковных земель трудящемуся крестьянству.

Это были два популистских документы, которые нокаутировали политических оппонентов большевизма и к тому же замаскировать сущность коммунистической доктрины, которую большевики стремились реализовать со временем. К таким маскировочных мероприятий следует отнести и большевистскую согласие на проведение Учредительного собрания, которая была обнародована на II Всероссийском съезде Советов. В связи с этим позже Ленин даже настаивал на том, что ноябрьский переворот 1917 г. был не пролетарской и буржуазной революцией, пролетарской (социалистической) она стала только тогда, когда большевикам удалось провести целый ряд превентивных мер для укрепления своей власти и локализации действий политических оппонентов. В первую очередь к таковым относились разгон Всероссийского учредительного собрания, полная демобилизация старой армии и создание красной.

Принципиально важным мероприятием стала организация Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), которая наряду с коммунистической партией стала краеугольным камнем новой государственно-политической системы. ВЧК не только ликвидировала физически или терроризировала политических врагов большевизма, она выполняла функцию принуждения, которая распространилась на все без исключения слои населения и стала осуществлять правосудие на основе принципа революционной целесообразности. Сначала это делалось под лозунгами необходимости развертывания классовой борьбы и гражданской войны в обществе, впоследствии стало универсальным средством коммунистического строительства.

На которых идейно-теоретических основаниях это строительство базировалось?

На Всероссийском съезде советов народного хозяйства в мае 1918 г. В.ленин высказался так: "Нам надо совсем по-новому организовать глубочайшие основы человеческой жизни сотен миллионов людей". И в этом тезисе не было преувеличения. Речь шла о передаче большого производства в руки народа (что фактически означало - в руки государства), огосударствление мелкого производства, отмена товарно-денежных отношений и создания благодаря этим мерам управляемой из одного центра командной экономики. Эта программа коммунистического строительства весной 1918 г. была сформулирована в ленинской статьи "Очередные задачи Советской власти" и в популярной брошюре Н.бухарина "Программа коммунистов (большевиков)".

Не подлежит сомнению, что большевики весной 1918 г. совершили резкий поворот в своей социально-экономической стратегии. Следует признать, что крестьяне хотели присвоить себе экспроприированную помещичью собственность на основе уравнительного перераспределения, а рабочие - превратить собственность фабрикантов на коллективную. И одно остается вполне ясным: ни крестьяне, ни рабочие не имели намерения выйти за пределы той экономической реальности, в которой находилось человечество. Иной реальности, кроме существующей рыночной экономики, массы не могли бы себе даже представить. Организовывая по-новому глубочайшие основы жизни миллионов людей, В.ленин прекрасно понимал, что такой эксперимент над собой никто не будет приветствовать. Отсюда - необходимость опереться на силовые средства осуществления коммунистических преобразований.

Национализация промышленности сначала происходила методом "красногвардейской атаки на капитал", то есть в значительной мере стихийно. С весны 1918 г. началась национализация целых отраслей промышленности, а 28 июня с.г. ВЦИК издал декрет о национализации всей крупной промышленности. Не раз бывали случаи, когда предприятия объявлялись в ходе национализации собственностью работающих на них коллективов. К сожалению, степень распространенности таких явлений еще не исследовался историками. Правящая партия остро реагировала на подобные случаи, поскольку "экономическую диктатуру рабочего класса" она воспринимала как свою собственную диктатуру. В.ленин по этому поводу отмечал: "Огромным искажением основных принципов советской власти и полным отказом от социализма есть всякое, прямое или косвенное, узаконивание собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их отдельное производство".

Передачей предприятий в собственность государства коммунистические преобразования не ограничивались. Государственные предприятия отсекались от рынка, который считался воплощением капитализма. Рыночному регулированию приходило на смену так называемое "ручное управление". Н.бухарин так описывал в "Программе коммунистов (большевиков)" функционирование внерыночного производства: "Работают вместе, по производимым и вирахованим трудовым плану. Подсчитает центральное статистическое (лічильне) бюро, что на год нужно выработать столько-то и столько-то сапог, брюк, колбасы, ваксы, пшеницы, полотна и так далее: подсчитает оно, что для этого на полях должна работать такая-то количество товарищей, на колбасных заводах такая-то, в больших сапожных общественных мастерских такая-то - и вот соответствующим образом распределяются рабочие руки. Все производство осуществляется по строго рассчитанным, продуманным планом, на основе точного расчета всех машин и орудий, всей сырья, всех рабочих рук общества".

Чтобы осуществлять централизованное управление национализированным производством, надо было не обойти вниманием любое предприятие, даже наиболее удаленное от центра. Над промышленностью начал быстро разрастаться управленческий аппарат: главки (главные управления) и центры Высшего совета народного хозяйства, тресты, кусты. Новый хозяин в виде государственного органа оказался неспособным ежедневно заниматься производством на каждом предприятии, как это делал бывший владелец или его управляющий. Надо было разрабатывать нормативы, которые можно было бы приложить к всех управляемых объектов одновременно. Наладка отчетности в натуральных показателях, разработка смет и планов, организация кооперационного контроля, проверка заявок, которые всегда завышались - все это требовало колоссальных усилий со стороны учетчиков, контроллеров, экономистов, В научной литературе отмечался еще один коренной недостаток позаринкової системы производства. В условиях рынка рабочие могли свободно предлагать свою рабочую силу. Вне рынка, как свидетельствовал бухарінський описание идеального коммунистического производства, такого права у рабочих больше не оставалось. Каждый должен был работать там, где его поставили. Следовательно, рабочие попадали в зависимость от государства. До революции государство не выступала стороной в трудовых отношениях (за исключением немногочисленных казенных предприятий). Не очень надеясь на успех, рабочие все-таки апеллировать к царских чиновников. Иногда они действительно вмешивались в конфликт, ограничивая произвол предпринимателей. Теперь же государство всегда выступала как сторона в трудовом споре, а рабочие становились беззащитны, потому что профсоюзы тоже были государственными.

Коммунистическая организация производства требовала от тех, кто работал по найму, еще одной жертвы: обременения трудовой повинности. Сначала она распространялась только на представителей "неработающих классов". Однако в "Очередных задачах Советской власти" В.ленин заявил прямо: "От трудовой повинности в применении к богатым Советская власть должна будет перейти, а точнее одновременно должна будет поставить на очередь задача применения соответствующих принципов к большинству трудящихся, рабочих и крестьян".

В советской историографии тема трудовой повинности всегда была табу. Теперь ее можно исследовать, а материалов для исследования в архивах хватает. С.Кульчицкий справедливо подчеркивает, что в производстве, организованном по-коммунистическом, нельзя было обойтись без трудовой повинности. То есть принудительность труда вытекала из самой идеи лишенного рыночных рычагов планового хозяйствования. Если производство сапог и колбасы подлежало централизованному планированию, то и людей, которые производили их, надо было перемещать по предприятиях так, как этого требовать плановые расчеты.

В этой ситуации нежелание сотрудников работать там, где это было нужно государству, вызвало острую негативную реакцию со стороны последней. По аналогии с дезертирами, то есть с людьми, мобилизованными на войну, но не желающими воевать, таких стали называть "дезертирами трудового фронта". Еще до "Очередных задач Советской власти", в январе 1918 г. В.Ленин написал небольшую, но чрезвычайно мостике статью "Как организовать соревнование?" Рисуя идеальную картинку коммунистической действительности, которая была уже на пороге, как ему казалось, Ленин рассказывал, как представители рабоче-крестьянского государства борются с дезертирами трудового фронта: "В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину мошенников, полдюжины рабочих, уклоняющихся от работы... В четвертом - расстреляют на месте одного из десяти, виновных в тунеядстве".

Общая трудовая повинность была декларирована первой советской конституции РСФСР, которую одобрил в январе 1918 г. III Всероссийский съезд советов. В ней содержалась такая норма: "Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика признает труд обязанностью всех граждан республики и провозглашает лозунг: "Кто не работает,