Зачем нужна химия в школе?

Химия в школеВопрос этот можно и нужно сформулировать более широко: какова цель образования вообще и химического образования в частности? Ответ на него далеко не однозначен. Более того, Н.Х. Розов и А.В.Боровских, чьи размышления были опубликованы в апрельском номере «Химии и жизни», полагают, что эта цель российским образованием утрачена, и объясняют этим хаотичность и непоследовательность проводимых реформ.

Действительно, вот далеко не полный перечень декларируемых целей образования, разнородность которого только подчеркивает царящий в этой области педагогики хаос: подготовка к будущей профессии, к общественно-полезному труду, к будущей деятельности в обществе, к взрослой самостоятельной жизни, гармоничное развитие личности и развитие умственных и творческих способностей.

Еще одна цель образования была продекларирована недавно, после известных событий на Манежной площади, в которых приняло участие множество старшеклассников. В школе-де учат не тому и слишком многому, надо сократить время изучения предметов, а основное внимание уделить патриотизму и нравственному воспитанию. Такое высказывание можно было бы воспринять как курьез (ну, перепутал человек образование с воспитанием, бывает), если бы оно не исходило из уст депутата Государственной думы.

Но будем надеяться, что этим высказыванием законодательная инициатива депутата ограничится, и рассмотрим приведенные выше, более внятные цели. Основная из них, на наш взгляд, это развитие умственных способностей — тренировка памяти, обучение логике, умению устанавливать причинно-следственные связи, построению моделей, развитие абстрактного и пространственного мышления и т. д., всему тому, что отличает человека от животного. Определяющую роль в этом становлении человека играют естественные науки с их объективными законами и количественным подходом. Химия с ее вариабельностью, множественностью путей направления химических реакций и разнообразием средств воздействия на систему занимает в ряду естественных наук особое, если не центральное место именно как инструмент развития умственных способностей. Да, может сложиться так, что человек в своей профессиональной деятельности никогда не столкнется с химическими проблемами, но мозги-то ему потребуются, а «ставят» их в школе, в частности, с помощью изучения химии. Так что сугубо утилитарный подход — понадобится/не понадобится — здесь не годится.

Заметим, что сегодняшняя ситуация с химией весьма напоминает ситуацию с иностранными языками в прошлом. Подавляющему большинству населения СССР иностранный язык был совершенно ни к чему, потому что за границу если и ездили, то преимущественно на танке, а литература на иностранных языках исчерпывалась научными журналами для узкого круга специалистов, более того, хорошее знание иностранного языка в известные годы оборачивалось статьей обвинения. Тем не менее даже в разгар борьбы с космополитизмом и низкопоклонством перед Западом иностранный язык в школе преподавали, причем в объеме, превышающем сегодняшний курс химии. Объяснение этого парадокса чрезвычайно простое: задолго до большевиков было доказано, что изучение иностранных языков способствует развитию интеллекта в целом и памяти в частности, так что советская педагогика, отдадим ей должное, учитывала предшествующий опыт и опиралась на него.

Но, повторимся, одних только иностранных языков и других гуманитарных дисциплин недостаточно для формирования интеллекта современного человека. Четкое понимание того, как одни явления с неизбежностью порождают другие, составление плана действий, моделирование ситуаций и поиск оптимальных решений, умение предвидеть последствия предпринимаемых действий — всему этому можно научить столько на базе естественных наук. Эти знания и умения необходимы всем, от домохозяйки до крупного государственного чиновника.

К чему приводит отсутствие этих знаний и умений, мы постоянно наблюдаем на примере действий наших властей, почти сплошь юристов, экономистов, государственных менеджеров. Как совместить призывы к инновациям в технологической сфере, углублению переработки сырья, внедрению энергосберегающих технологий и т. п. с курсом на тотальное сокращение естественно-научных предметов в школе и технических специальностей в вузах? Непонятно.

Следующая важнейшая цель школьного образования, опять же на мой взгляд, это подготовка к будущей взрослой жизни. Молодой человек должен войти в нее во всеоружии знаний о мире. А он включает не только мир людей, но и мир вещей, и окружающую природу. Знания о материальном мире дают естественные науки. Усиливающийся крен в сторону гуманитарных дисциплин приводит к тому, что молодые люди перестают понимать материальный мир и, как следствие, начинают бояться его. Отсюда – побег от реальности в виртуальное пространство.

Явление это распространенное, но, к счастью, не повсеместное. Оно и не может быть повсеместным, потому что кто-то же должен производить еду, лекарства, одежду, машины, компьютеры и прочие гаджеты для обитателей виртуального пространства. Большая часть людей живет все же в материальном мире, постоянно контактирует с различными веществами и материалами и даже подвергает их, часто неосознанно, различным химическим и физико-химическим превращениям.

Чтобы чувствовать себя в современном мире уверенно и безопасно, надо быть с веществом если не на «ты», то хотя бы шапочно знакомым. А эти знания человек получает в школе, на уроках химии. Он может забыть формулу серной кислоты, но обращаться с ней всю жизнь будет с осторожностью. Спросите у него, откуда он это знает, в ответ он пожмет плечами: знаю — и все тут. Точно так же он не закурит на бензоколонке, и вовсе не потому, что видел, как горит бензин. Просто в школе на уроке химии ему объяснили, что бензин имеет свойство испаряться, образовывать взрывоопасные смеси с воздухом и гореть. Химически безграмотный человек в нашем мире легко может попасть впросак, причинить вред не только себе, но и окружающим. С этого станется закурить на бензоколонке, не только от разгильдяйства, но и по безграмотности. Еще одна характерная примета нашего времени – разгул разного рода мракобесия, веры в сверхъестественное, в астрологию, обилие магов, предсказателей, ворожей, «народных целителей» и т. п. Давно известно, что лучший способ борьбы с предрассудками — просвещение народа, в первую очередь естественно-научное. С другой стороны, пренебрежение к из- учению естественных наук с неизбежностью приводит к разгулу мракобесия, что мы наблюдаем воочию.

Эту проблему можно рассматривать и в более широком плане — как умение адекватно оценивать информацию, сыплющуюся на нас со всех сторон. Если безоговорочно верить всему, что преподносят нам СМИ, то жить становится страшно. Тут просто необходимо уметь отличать мнимые опасности от истинных, руководствоваться здравым смыслом, который есть не что иное, как понимание сути вещей. А это понимание дают только естественные науки, усвоенные хотя бы на уровне базовых принципов.

Возьмем, к примеру, рекламу — разного рода заманчивые предложения, сулящие решение всех ваших проблем без усилий с вашей стороны и со значительными скидками. Здесь тоже нужно обладать определенным запасом естественно-научных знаний, чтобы не попасться на удочку мошенников и шарлатанов, тем более что они часто ссылаются на достижения современной науки и употребляют всякие звучные термины — «матрица воздействия», «волновой геном», «ДНК-код», «молекулярное распознавание», «биоэнергетические поля» и т. п. Страшно не то, что человек при этом потеряет деньги (хотя это, конечно, тоже неприятно), но он может нанести непоправимый вред своему здоровью или здоровью своих близких.

Человеком, лишенным естественно-научной базы образования, легче манипулировать как на бытовом, так и государственном уровне. Это в полной мере ощутили советские руководители — основная фронда в СССР исходила от представителей технической интеллигенции. Но КПСС была вынуждена плодить и размножать эту интеллигенцию, потому что без нее нельзя было добиться преимущества в военно-политическом противостоянии с Западом.

У сегодняшней российской власти иные приоритеты, и основная ставка во внутренней политике делается на манипулирование людьми. Может быть, именно в этом кроется одна из причин последовательного выдавливания естественных наук из школьного курса? Если это так, то власти рискуют угодить в яму, которую они сами роют. Толпу, послушно голосующую «за», более искусные манипуляторы могут заставить двинуться в противоположную сторону, что доказали, в частности, упомянутые выше события на Манежной площади в Москве. Так что если мы хотим, чтобы молодые люди вступали во взрослую жизнь без груза предрассудков (включая расовые и националистические), чтобы они могли адекватно оценивать пропаганду и делать осознанный выбор, чтобы они были свободными людьми, без естественных наук нам не обойтись.

Если говорить о подготовке к будущей деятельности в обществе, то здесь на первый взгляд возможен утилитарный подход: понадобится/не понадобится. Собственно, именно его используют апологеты грядущей реформы: если школьник хочет в будущем стать модельером, финансовым директором или президентом страны, то зачем ему тратить время на физику, химию, биологию? Предоставим ему право самому выбирать, какие предметы изучать и в каком объеме, в соответствии с его склонностями и способностями. Однако проблема в том, что школьники в 14 лет за редчайшим исключением сами не знают, чего они хотят, они подвержены влиянию друзей, СМИ, кумиров и семьи. В прежние времена выбор будущей профессии делали в выпускном классе (или после службы в армии). Сегодня момент истины отодвинулся еще на несколько лет, и многие начинают всерьез задумываться о том, где работать и чем заниматься, только после получения диплома о высшем образовании в вузе (который они выбрали в свое время под давлением семьи, друзей или в результате поиска самого легкого варианта). Вот тогда-то они и делают выбор в соответствии со своими склонностями и способностями. Это одна из причин того, что значительная доля выпускников даже престижных вузов, получивших востребованные профессии, не идут работать по специальности. Но все ли пути им открыты? Это зависит от того, какое образование они получили. «Естественник» может стать кем угодно.

Мы наблюдали это воочию во время постперестроечного экономического коллапса, когда научные сотрудники, инженеры и преподаватели технических вузов остались без работы и переквалифицировались в предпринимателей, биржевых брокеров, губернаторов, риелторов, бухгалтеров, журналистов и работников автосервиса. Многие из них достигали успеха во вновь обретенной профессии; достаточно сказать, что большая часть российских олигархов имеет естественно-научное или техническое образование. Все, кто знаком с русской литературой, знают, что из врача может получиться хороший писатель. А вот обратный переход невозможен. Гуманитарий не может превратиться в инженера или исследователя-эксперимента- тора, филолог если и станет медиком, то только шарлатаном.

Позволить себе кардинально сменить деятельность и добиться при этом успеха могут лишь люди с особым складом мышления, сформированным естественно-научным образованием, основы которого закладываются в школе. Предоставляя школьнику право «освободиться» от естественных наук, сделав «демократический» выбор, идеологи реформы в реальности ограничивают возможности выбора будущей сферы деятельности. Это ущербный путь как с точки зрения обеспечения прав и свобод личности, так и с позиций государственной стратегии, ведь предсказать, какие профессии будут наиболее востребованы через 20 лет, невозможно.