Галактический горизонт

Что там, за космическим, галактическим горизонтом? Ли бесконечная вселенная, или он ограничен? Если размеры ее конечные, то как их измерить? . . На эти непростые вопросы совершенно неожиданную, парадоксальную, потрясающий ответ предложил советский физик-теоретик академик Моисей Александрович Марков. Бесконечно большое, казалось бы, неизмеримое он предложил заключить в. . . бесконечно малое!

 

Выдающийся советский физик-теоретик академик А. А. Марков, создал математический образ подобного мира и назвал такие образования фридмона - в честь знаменитого математика А.А. Фридма-на, впервые указал на возможность их существования.

 

Полностью замкнутый мир никоим образом, по сути, не проявляет себя внешне: из него не проникают наружу даже световые лучи. Значит, внешне он должен представлять для постороннего наблюдателя нечто, не имеющее ни размеров, ни массы, ни электрического заряда. Таким образом, в нашем воображении вырисовывается совсем фантастическая картина. Возможно, и наша Вселенная со всеми ее солнцами, Млечными путями, туманностями, квазарами - всего лишь один из фридмона. Впрочем, фридмона не обязательно должны содержать только гигантские мироздания. Их содержание может быть и более скромным: например, содержать одну лишь галактику, звезду ...

 

Если следовать теории фридмона, то получается, что любая элементарная частица в принципе может стать входом в другие миры. Проникнув через ее поверхность, мы можем оказаться в другом Вселенной со складноуявним содержанием, причудливыми галактиками, населенными странными цивилизациями. Оглянувшись же назад, мы бы увидели, что наш родной Вселенная сжался до микроскопических размеров. Если бы мы захотели вернуться назад, то пришлось бы снова проделать весь путь по коридору между мирами. Путешествуя различными фридмона, мы встречали бы каждый раз новую реальность и наше путешествие по иным мирам могло бы продолжаться бесконечно. Интересно, что такие путешествия могли бы привести не только к перемещениям в пространстве, но и к перемещениям во времени.

 

Замечательный русский поэт начала прошлого века Валерий Брюсов в стихотворении «Мир электрона» писал:

 

Быть может, эти электроны - Миры, где пять материков, Искусства, знанья, войны, троны И память сорока веков!

 

Еще, быть может, каждый атом - Вселенная, где сто планет; Там - все, что здесь, в объёме сжатом, Но также то, чего здесь нет ...

 

Подобной игре воображения отдавались и физики. Когда Нильс Бор в начале нашего века объяснял планетарную модель строения атома, ход его мысли был таков: электроны - планеты атомной системы - населенные чрезвычайно малыми живыми существами, которые сводят свои домики, обрабатывают свою землю и изучают свою атомную физику. А на каком-то этапе они обнаруживают, что и их атомы также маленькими планетными системами ...

 

Эйнштейн показал, что геометрические свойства пространства реального мира существенно зависят от того, как распределена в нем материя. Другими словами, было установлено окружающий мир, подобно изогнутого листа, имеет кривизну, и эта кривизна связана с гравитационным полем, все определяет плотность вещества. Если она достаточно большая, то все метрические соотношения привычной для нас геометрии Евклида меняются неузнаваемым образом! И весь Мир может стянуться в точку ... Все это и послужило исходным материалом для гипотезы академика А. Маркова о том, что, возможно, вся наша Вселенная с мириадами галактик и биллионов зрение является микроскопической системой с размерами элементарной частицы!

 

В отличие от электронов поэта Брюсова, фридмона представляют собой вполне математически реальные объекты, и без каких-либо дополнительных гипотез их можно получить решение систем уравнений релятивистской гравитации ... Но как же все-таки Вселенная может сжаться до размеров атома? Академик Марков математически строго показал суть процессов, «сворачивают» в единое целое масштабы макро-и микромира, наглядно демонстрируя возможность своеобразного космологического подхода к теории элементарных частиц.