Год кролика - научная точка зрения

Год кроликаВ Год кролика (хотя читатели «Химии и жизни» знают, что на самом деле это Год трясогузки) особенно популярны научные новости про длинноухих млекопитающих из семейства зайцеобразных. Например, агентство «NewsWise» сообщило 14 марта 2011 года, что на балеарском острове Минорке нашли неплохо сохранившийся скелет древнего гигантского кролика, который жил 2—3 миллиона лет тому назад. Он дорос до 12 кг — в шесть раз тяжелее современного кролика. Палеонтологи уверены, что тут сработал «эффект островитянина»: крупное животное, прижившись на острове, мельчает, а мелкое, наоборот, делается крупнее. Ведь любой остров гораздо беднее материка и ресурсами, и биоразнообразием. Большому животному еды не хватает, а мелким не приходится опасаться хищников, которых на острове просто нет, поэтому они растут и расслабляются. И кролик с Минорки не только вырос, но утратил зоркость, длинные уши, а задние лапы стали столь короткими, что он уже не мог прыгать. Зато он не хуже современных кроликов копал подземные ходы и поедал корешки и клубни. И в самом деле, кого ему было бояться, если на тогдашней Минорке из позвоночных обитали в основном огромные черепахи, гигантские сони да летучие мыши? Жил-жил гигантский кролик, кушал сладкие корешки, а потом вымер. С чего бы это?

Ответ подсказывает разворачивающаяся на наших глазах драма ирландского зайца-беляка (агентство «АльфаГалилео», 29 марта 2011 года). Пятьдесят тысяч лет жил он на своем острове и, естественно, стал в полтора-два раза крупнее братьев с материка, а зимой перестал переодеваться в белую одежду — прямо как заяц-русак, которого до недавнего времени на острове не было. А теперь этот житель европейских лесостепей как-то перебрался в Ирландию и, будучи крупнее любого беляка, даже ирландского, начал теснить его с исконных земель. Более того, пришлые русаки стали спариваться с местными зайчихами, а те, как и положено дамам, предпочитают зайца крупного, хоть и чуждого — потомство-то от него выйдет покрепче. Как утверждают ирландские зоологи, без помощи человека беляку-автохтону не выжить.

Древнему же гигантскому кролику никто не помогал: оказался он один на один перед первой же нагрянувшей с материка бедой да и сгинул. А жаль — такой был увесистый и размножался, наверное, не хуже родственников. Вот задача для ретрогенетиков, мечтающих воссоздать вымершие виды. Мамонт и сумчатый волк — прекрасные проекты, однако гигантский кролик — это не только древнее животное, но и 12 килограммов нежного мяса.