Научная деятельностьСформулировав подготовку к деятельности как цель образования, неплохо было бы уточнить само понимание этого термина. В обыденной жизни мы говорим о педагогической и научной, о предпринимательской и финансовой деятельности, не слишком задаваясь вопросом об определениях.

В науке же принято очерчивать рамки терминов, чтобы не возникало двусмысленностей и недоразумений. А в научном употреблении термин «деятельность» понимался и понимается до сих пор как функция человека, индивидуального субъекта, наделенного сознанием. Именно он имеет в сознании цель и мотив и и именно он осуществляет ее реализацию в материале. Это - широко употребительное психологическое понимание. Оно определяется именно тем, что психология рассматривает человека как индивида, наделенного психикой. И изучая его поведение, она видит за результатами тех или иных экспериментов соответствующие свойства человеческой психики.

В педагогической деятельности это понимание хотя и полезно для общих представлений о человеке и ребенке, о законах изменения его психики, тем не менее в конкретных педагогических ситуациях оно бессильно. Нетрудно понять, что педагог не может залезть в психику конкретного ребенка, разобраться, что у него там не так, кое-что поправить, кое-что добавить, кое-что изъять... Даже простейшие утверждения о наличии тех или иных психических функций у человека требуют экспериментов, которые готовятся годами и педагогу, школьному учителю явно недоступны.

Мы предлагаем для нужд педагогики другое понимание деятельности, которое как научный термин ранее не использовалось. Деятельность — это функция не индивида, а общества. Не отдельного человека, а именно общество (или сообщество) следует рассматривать как субъект деятельности. Это — главный, принципиальный момент. Человек только участвует в осуществлении деятельности — так же, как артист лишь исполняет роль в пьесе Шекспира, а сама эта пьеса, как составляющая культуры, принадлежит не артисту и даже не труппе театра, а обществу в целом. Каждый род деятельности — педагогическая или научная, финансовая или производственная, культурная или организационная — это, с одной стороны, некоторая из функций общества, а с другой — элемент структуры того же общества.

Ведь мы относим людей к тем или иным социальным группам именно по принципу деятельности в социальном ее понимании. Таким образом, именно через призму деятельностного взгляда мы начинаем отчетливо видеть общество как систему — как объективное соответствие между структурой этого объекта и функциями элементов этой структуры. Причем эта система совершенно конкретна, она дана нам непосредственно, это объективная реальность, в которой мы живем.

Если мы рассматриваем деятельность как функцию (со) общества, то возникает необходимость прояснить два момента: во-первых, участие человека в этой деятельности должно обеспечиваться какими-то психическими механизмами; во-вторых, сама эта деятельность как целостность должна каким-то образом отображаться в его сознании. Обратимся к исследованиям раннего развития ребенка. Одна из центральных здесь — идея дифференциации, принадлежащая Жану Пиаже. Она состоит в том, что психика ребенка — не склад для всего, что туда положат, а развивающаяся система, основные этапы становления которой связаны с дифференциацией, то есть разделением, расчленением изначально цельного восприятия на отдельные части, появлением различения объектов, до того неразличимых.

И первым шагом такого процесса является дифференциация изначально целостного восприятия новорожденным окружающего мира на «Я» и «Окружающий мир». Эта глубочайшая идея тем не менее имеет заметный пробел. Состоит он в том, что «Окружающий мир» явно распадается на две кардинально различающиеся части — на «Мир людей» и «Мир вещей». Распадается потому, что появившийся на свет ребенок контактирует с тем и другим мирами по-разному. С миром людей он взаимодействует с помощью физического действия и с помощью речи (пусть изначально даже самой примитивной, то есть крика). С миром же вещей новорожденный взаимодействует с помощью того же физического действия и с помощью визуальных действий (рассматривания, разглядывания).

Именно в силу различия речевых и визуальных действий младенец не может спутать эти два мира. И значит, дифференциация происходит не на два, а на три мира: «Я», «Мир людей» и «Мир вещей». Причем с миром людей ребенок начинает взаимодействовать гораздо раньше и активней, чем с миром вещей. Этот мир для него первичен, в этом мире он живет и будет жить всю свою жизнь.

Поэтому и становится очевидным, что потребность (вот это действительно потребность!) быть включенным в жизнь «Мира людей», то есть в деятельность, сначала домашнюю, потом игровую, затем учебную, общественную, профессиональную, — главная побудительная причина его развития.

Вместе с тем именно участие в семейной, игровой, учебной, общественной и прочей деятельности формирует и соответствующие социально-психологические механизмы: стремление к участию, подчинение лидеру, целеполагание, взаимодействие с окружающими, овладение языком, инструментами, навыками, знаниями и т. д. Это формирование детально описано в теории выдающегося отечественного психолога Л.С.Выготского как процесс (он назван «интериоризацией») превращения изначально внешнего действия во внутреннее, в мысленное, в психическое.Таким образом, потребность участия в деятельности не только определяет цель образования, но и обеспечивает ее достижение.

Итак, цель образования, которая существует и обеспечивается объективными факторами, которая не зависит ни от политической конъюнктуры, ни от социального строя, ни от уровня технологий, ни от воли или капризов людей, ни от идеологии, ни от решений партии и правительства. Она может быть сформулирована так: цель образования — подготовка к участию в деятельности человеческого общества.


Загрузка...
Яндекс.Метрика Google+