Во времена, что на Западе были временем Возрождения, Восточная Европа страдала от татаро-монгольского ига. С тех пор ее культурные пути на время разошлись с путями западной культуры.

 

Считать это просто «другим путем» или «отставанием»? В любом случае, европейцам (хотя западным, хотя восточным), чьи языки и мировоззрение изначально связаны с античной и библейской культурными составляющими, очевидно, было бы естественно и развиваться так. как развиваются люди всей Европы. Однако русская культура до начала XVIII в. будто какой-то духовной стеной была отделена от культуры Запада. Приведу лишь один пример, чтобы ты лучше понял, о чем речь. Именно в тот день, когда в Париже «королевские комедианты« во главе с Мольером на репетиции его «философской» комедии «Мизантроп» живо обсуждали вопросы человеческого бытия, в Москве тоже происходила интересная философская дискуссия, но не в театре или университете (ни того, ни другой в России еще не было), а в тюрьме. Осужденного к смертной казни талантливого писателя и богослова, известного потомкам как протопоп Аввакум, пришел посетить второй одаренный писатель и богослов Сильвестр Медведев, который и приговорил к казни первого.

 

Итак, России, мощный империи, нужно было как-то наверстывать «упущенное» в области культуры и образования. Уже Петр понимал, что с образования нужно начинать превращать Российскую империю в европейское государство. Конечно, по образованию не всего населения, а высшего дворянства и чиновничества, сосредоточенного в основанной Петром (1703) новой столицы - Петербурге, о которой итальянский историк Альгаротти сказал, что она является «окном, через которую Россия присматривается к Европе». Петр четко поставил перед своей страной задачу «догнать» передовые страны Запада и таки пробил маленькое окошко в той духовной стене, которой Россия отгородилась от остальной Европы.

 

Екатерина II, которую французские просветители считали «философом на троне», достаточно успешно поддерживала такое мнение благодаря наличию в стране нескольких десятков по-европейски образованных людей.

 

Среди таких людей царица хотела видеть прежде своего сына Павла и его детей. Для двух старших внуков императрица сама подбирала учителей из числа русских просветителей. Среди них, кстати, были и писатели, в частности поэт Михаил Муравьев (1757-1807), один из основателей жанра «легкой поэзии» в России - романтической «поэзии сердца». Правда, своему ученику Александру, старшему внуку Екатерины, Муравьев сердца так и не смягчил. Достойный наследник бабушки, которая заняла трон ценой убийства своего мужа, юный Александр и получил трон ценой убийства своего отца Павла И.

 

В первый день своего правления Александр заявил, что при нем «все будет, как при бабушке». Для него это прежде означало поиск и приближения к трону образованнейших людей России. Зная об увлечении ученого европейского уровня, писателя Николая Карамзина (1766-1826) отечественной историей, царь предложил ему должность придворного историографа. Так честный анализ истории страны, осуществленный в многотомном труде Карамзина «История государства российского», стал делом государственным.

 

1789 двадцатитрехлетний Карамзин, отказавшись от государственной службы (в то время это было весьма смелым шагом для русского дворянина), путешествовал по странам Европы, был свидетелем Великой французской революции. О своих европейские встречи и наблюдения он рассказал в большой по объему книге «Письма русского путешественника» (1791-1792). А своеобразным художественным итогом размышлений о начале новой эпохи стала его первая повесть «Бедная Лиза» (1792).

 

Сюжет повести трагический, простой и совсем не нов: молодой дворянин обольщает бедную девушку, она кончает жизнь самоубийством. Конечно же, «Фауст» Гете с классическим примером развития этого сюжета. Однако у Карамзина он приобретает новый, сентиментального, звучание. Ведь искренняя в своем чувстве не только угнетенная Лиза. По-своему искренний и молодой дворянин Эраст, которому казалось, что он влюбился навек - так говорил ему разум. «Наивный молодой, знаешь ли ты свое сердце?» - Прямо спрашивает автор повести. В конце XVIII в. - Суток Разума - «Бедная Лиза» стала для молодых российских читателей настоящим открытием мира чувств, что часто не вкладываются в предлагаемые умом схемы.

 

Единомышленник Карамзина поэт-романтик Василий Жуковский (1783-1852) переводил баллады немецких и английских романтиков и писал стихи «Для немногих» (именно так он назвал одну из своих лирических сборников). Не менее популярными, чем «Бедная Лиза», были его удивление удачные переводы с английского, прежде элегии Т. Грея «Сельское кладбище» и поэмы Т. Мура «Лалла Рук». Именно Жуковском принадлежит известный афоризм: «Переводчик в прозе раб, переводчик в поэзии - соперник».

 

XIX в., Что именно наступило, обещало стать для России новой эпохой Разума и Просвещения, которую молодой царь, правда, понимал по-старому: как просвета высшего дворянства.

 

Верный традициям Екатерины II. Александр заботился о развитии науки и литературы. Он основал три новых университета: 1802 в Дерпте (ныне эстонский город Тарту), в 1805 г. в Харькове и 1819 г. в Петербурге (в XVIII в. В Российской империи существовал лишь один Московский университет). Молодой царь занимался также средним образованием. Правда, она интересовала Александра прежде всего потому, что его младшим братьям именно было время начинать обучение. Решив, что они будут учиться вместе с другими детьми, царь приказал строить новую школу - Лицей - рядом с Летним дворцом в Царском Селе под Петербургом. Однако мать Александра, убежденная в том, что царские дети не могут учиться вместе с холопскую (для царской семьи и министр, и поэт, и крепостной крестьянин были одинаково холопами), категорически не одобрила его решение. Наверное, в глубине души Александр и сам так считал, потому что не колеблясь отверг смелую идею посадить своих братьев за одну парту с уже принятыми в Лицей мальчишками. Вот хотя бы со смуглым потомком древней боярской семьи Пушкиных. правнуком того самого «арапчонком», которого Петр, выкупив некогда у турок и полюбив как сына, наградил дворянским титулом, дал фамилию Ганнибал (в честь знаменитого карфагенского полководца) и сделал одним из самых образованных людей своего времени.

 

Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба России и всей Европы, если бы Александр I в полном объеме осуществил свой проект ... Лицей был открыт 1811 г., но младшие братья царя, для которых он, собственно, и задумывался, там, конечно, не учились. Более половины лицеистов первого выпуска уже 1825 г., после внезапной смерти Александра I, приняли участие в восстании декабристов. А новый царь Николай И начал свое правление по подавлению того восстания.

 

А что если будущие декабристы были бы одноклассниками будущего царя? Стали бы они декабристами и каким был бы царь? Ведь передовые европейские идеи развития общества и управления государством лицеисты получили именно от своих лицейских учителей (кстати, вскоре после 1825 Лицей был закрыт).

 

Однако пока нас интересуют не декабристы и не царь, а тот потомок петровского «арапчонком», которому суждено прославить свою страну больше, чем прославили ее русские цари и те, кто против них восставал.

 

По окончании Лицея 1817 Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) уже знал, что он - поэт и быть поэтом-смысл его жизни. Его лирические стихи заучивали наизусть уже не только лицейские одноклассники, но и вся дворянская молодежь.

 

Именно в год окончания Лицея Пушкин начал свою самую поэму - «Руслан и Людмила» (1820) - и писал ее три года. Толчком к ее написанию стала поэма В. Жуковского »Вадим» (1817).

 

В то время Жуковский был признан главой русского романтизма. И каким бы популярным не был среди читательской молодежи юный лирик Пушкин, к Жуковскому ему было еще далеко. Имея огромную власть над юными умами, Жуковский имел также большое желание видеть новое поколение самоуглубленным и философским - таким, каким в свое время был его поколения. Зато он замечал большой интерес молодежи к политике, активного преобразования общества, и этот интерес не только раздражал, но и пугал его. Разве эти молодые забыли, в какой стране они живут? Разве привыкнув смотреть через любимое «окно» в Европу, они хоть раз посмотрели в противоположную сторону, на реальную Россию, не имеет ничего общего ни с Петербургом, ни с Царским Селом? Разве они понимают мистический смысл ее истории?

 

Этажности и самоуверенности автор «Вадима» не воспринимал даже таких симпатичных ему представителях лицейской молодежи, как юный Пушкин. Учитель по призванию, именно как учитель он относился и к Пушкину. Рано заметив интерес юного поэта ко всему страстного, горячего, романтического, Жуковский писал своего «Вадима» именно для него и для таких, как он.

 

Интересно, что в возрасте выпускника Лицея Пушкина будущий автор поэмы «Вадим» написал историческую повесть «Вадим Новгородский» (1803). Читая ее, понимаешь, шо политика не была чужда юном тогда ученику Карамзина. Вадим Новгородский - интересная фигура раннего Средневековья, легендарный предводитель восстания жителей Новгорода против Рюрика - также легендарного предка русских князей и русских царей. Тема, как видим, слишком опасна, если разрабатывать ее именно в историческом аспекте.

 

Действие поэмы «Вадим», написанной Жуковским в зрелом возрасте, происходит не на историческом, а на условно-фантастическом, сказочном фоне Древней Руси. И хотя перед нами бы и реальные исторические города Новгород и Киев, на самом деле в их описании не более исторической реальности, чем в так называемых «былинах» позднего русского фольклора, на которые во многом и ориентирована рассказ Жуковского. Еще больше она ориентирована на традиции немецкого и английского романтизма. Ведь от мятежного Вадима Новгородского у главного героя поэмы осталось одно лишь имя. Это - типичный «странствующий рыцарь», каким его изображали романтики начиная с Новалиса. И хотя он, подобно герою «былин», и великана побеждает, и киевскую княжну спасает, все это имеет символический, мистический подтекст. Преодолевая все земные соблазны, в том числе соблазн власти, романтический герой Жуковского сосредотачивается на самосовершенствовании.

 

Пушкинская поэма «Руслан и Людмила» по своему первоначальному замыслу является лишь соревнованием с Жуковским, даже пародией на его «Вадима». Однако за те три года, которые Пушкин посвятил написанию своего первого значительного по объему произведения, в литературе несколько изменилось. Докатившись в России, слава Байрона пленила юные сердца. А известный русским поэтам конфликт Байрона с лейкистамы обнаружил сущность разницы в отношении к романтизму первого и второго поколений романтиков: в России-поколений Жуковского и Пушкина.

 

Немного стихов и поэм Байрона (во французских переводах) юный Пушкин прочитал уже во время работы над своей первой поэме. И то, что он смутно чувствовал как новые задачи поэзии, то, недостаток чего раздражал его в поэзии Жуковского, в общеевропейском контексте встал перед ним определенным и понятным.


Загрузка...
Яндекс.Метрика Google+