Механизм обеспечения добросовестной конкуренции должна включать элементы, которые направляли развитие хозяйственной системы, общества в целом не просто на экономический рост, а определяли бы такие его инструменты и формы, отвечающие современным потребностям с позиций остановки тенденции социального отчуждения в пределах функционирующей капиталистической системы.


Особенность процесса формирования такого механизма заключается, на наш взгляд, в переплетении, взаимодействии двух, в определенной степени независимых, тенденций: возникновении и формировании качественно нового вида экономической политики - социальной политики государства как постоянного фактора влияния на условия сотрудничества всех основных субъектов экономической системы, и формировании объективных факторов развития современного типа производительных сил, которые, независимо от обстоятельств, диктуют необходимость создания и соблюдения опре ¬ ных форм такого сотрудничества как гаранта дальнейшего развития социаль ¬ но-экономической системы в целом.
Следует, пожалуй, отметить, что и сегодня среди экономистов, социологов, политологов отсутствует единство в понимании сущности, места и роли социальной политики в реализации объективных потребностей соци-
ально-экономического развития общества, его экономической, хозяйственной и социальной систем. Объясняется это в том числе и тем, что, анализируя проблемы развития социально-экономических процессов на национальном и наднациональном уровнях, не всегда глубоко применяют принципы системной парадигмы, главными среди которых являются, по мнению Яноша Корнаи, усиленное внимание к взаимодействию между различными сферами функционирования общества (политики , экономикой, культурой, идеологией) и осознание реальности ¬ ной жизни в его целостности настолько глубоко, насколько это
возможно [1].
Большинство исследователей рассматривают социальную политику как систему инструментов и действий правительств, нацеленную на обеспечение соци-
ального защиты, т.е. связывают ее только с определением принципов, форм, методов перераспределения ВВП в интересах обездоленных слоев населения.
Так, например, Боб Дикон, Мишель Халс и Пол Стаббс, исследуя проблемы глобализации социальной политики и социализации глобальной политики, отмечают, что традиционно политика всегда была объектом тех государственных и негосударственных видов деятельности в масштабах страны, направлены на вмешательство в деятельность свободного рынка в связи с потребностями социальной защиты и общественного благосостояния. Центральное место в социальной политике занимали механизмы перераспределения дохода, через которые работающие лица удерживали людей, способных работать по возрасту, по инвалидности, по семейным обстоятельствам и неспособности рынка [2].
Один из современных украинских исследователей проблем социального развития П. Шевчук, определяя цели социальной политики, считает главной ее целью - в рамках всех без исключения государств - предоставление особой защиты и помощи недееспособным и нуждающимся группам населения, не отрицая, правда, и такой цели как создание условий для развития и оптимального функ ¬ ния социальных отношений, всестороннего раскрытия творческого социального потенциала человека, личности, ее сущностных сил [3]. Соответственно, социальную политику он считает одним из видов регулирования государства, «которая называется государством всеобщего благосостояния и взяла на себя обязанности обеспечивать определенный благосостояние населения» [4], отмечая одновременно, что наиболее целостным и лаконичным определением этого понятия следует считать то, которое шире, чем государство всеобщего благосостояния, и включает программы, службы и мероприятия, преследующие социальные цели, включая различные сферы жизнедеятельности членов общества (производственной, духовной, бытовой), регулируя отношения между обществом, коллективом, лицом не только в каждой из этих сфер , но и в зонах их взаимодействия.
Такая неустойчивая, до некоторой степени противоречивая позиция автора, подобные взгляды на социальную политику других исследователей [5], связанного ¬ ные с недостаточным вниманием к решению вопроса, которое имеет принципиальный характер: выступает политика самостоятельной формой деятельности государства, или имеет ли она абсолютно автономное, самостоятельное поле проявления и реализации?
Ответ на этот вопрос связан с пониманием сути и задач социальной политики в современном мире, где ни одна сфера человеческой деятельности, существование не является следствием только благотворительности, филантропии. Сформированность любой системы, метасоциальнои системы в частности, предусматривает взаимодействие, взаимовлияние, взаимозависимость всех элементов такой системы. Так назначения, роль социальной политики следует рассматривать исходя из понимания механизма взаимовлияния, взаимозависимости систем социальных и экономических законов, социальной и экономической системы общества на данном конкретном этапе его развития.
Нельзя согласиться и с утверждением о том, что социальная политика является одним из видов регулирования только государства благосостояния. Социальная политика возникла с возникновением общества. Однако системы, формы, цели и инструменты ее менялись в зависимости от того, какие проблемы и потребности перед этим обществом стояли в данный конкретный период его истории. Ограниченность ресурсов при существовании государства - военного лагеря в древней Спарте, например, вызвала к жизни социальную политику, согласно которой все здоровые члены общества обязательно обеспечивались едой, одеждой и оружием по принципу уравнительного распределения, а больные и немощные, в первую очередь дети , уничтожались. У скифов мобильность общества, в условиях, когда инструментом и формой воспроизводства материальных благ, необходимых для выживания, было постоянное кочевье в степях, одним из направлений и инструментов социальной политики, которые обеспечивали выживание остальных, было насильственное уничтожение старых немощных членов племени.
Примеры подобной социальной политики можно приводить долго. Но вывод можно сделать такой: в условиях ограниченности факторов производства, слабого развития производительных сил политика правящих слоев носила вынужденный характер, была нацелена только на сохранение ограниченных результатов произ ¬ ничо деятельности, а не на приумножение их с помощью этой политики. Только в современных условиях, в условиях развития НТР, возникла ситуация, когда увеличение общественного и индивидуального богатства, развитие самого общества вызывает к жизни потребность в активной системной, многоцелевой социальной политике, где система социальной защиты является не просто актом гуманности общест-
ства, а неоспоримым мотивом, стимулом деятельности работающих, где главное место занимают направления социальной политики, связанные с обеспечением дальнейшего развития существующей экономической и хозяйственной систем.
Социальная политика в этих условиях теряет статус вторичной, остаточной, необязательной. Она становится, на наш взгляд, неотъемлемой-ной, даже доминирующей звеном системы «экономическая политика», выполняя таким образом свою положительную регулирующую и стимулирующую роль в обеспечении динамичного развития национального хозяйства государства, его эффективности и, таким образом, создавая возможности для эффективного функционирования системы социальной защиты. Итак, мы рассматриваем социальную политику, во-первых, как один из видов именно экономической политики, во-вторых, как целостную автономную систему в системе экономической политики, что позволяет выделить минимум два направления в этой системе: первый, связанный с обеспечением эффективности реализации целей других видов экономической политики, второй - с обеспечением социальной защиты тех слоев населения, индивидов, нуждающихся именно защиты, поддержки со стороны общества в прямом смысле этого слова.
Первое направление является, на наш взгляд, определяющим, поскольку эффективная политика в этой системе координат непосредственно влияет не только на развитие, но и, что принципиально важно, на развитие, трансформацию системы экономических отношений данного общества, страны, мира. Именно первое направление обеспечивает процесс формирования «социального капитала», возникновение которого изменяет характер экономических отношений между основными субъектами общественного производства, вызывает к жизни такое качественно новое для рыночной экономики явление, как социаль ¬ на ответственность бизнеса, фирмы, предпринимателя, трансформирует систему интересов , мотивации к труду.
Инновационные процессы в мировой экономике связаны, и чем дальше, тем все сильнее, не только с сознательным использованием инвестиций с целью разработки и внедрения в производство новейших технологий, новейших орудий труда и т.д., обеспечивающих рост производительности труда, увеличение и разнообразие продукции выходит на рынок. В современных условиях усиливается уровень непосредственной зависимости такого разработки, эффективного и прибыльного использования технологических новшеств от качества подготовки и уровня обеспечения интереса к труду основной массы субъектов, занятых в общественном производстве. Творческий, инновационный потенциал работника становится главным ресурсом экономики, нового качества экономического роста в развитых странах Запада, именно такой потенциал является залогом успешного реформирования социально-экономических систем постсоциалистических стран, в частности Украины.
В последнее время в экономической литературе развитых стран все больше внимания уделяется анализу закономерностей становления, проявления и функционирования таких факторов развития как «человеческий» и «социальный» капитал, государство и предприниматели постоянно увеличивают долю инвестиций в этот «капитал» с целью повышения его инновационной эффективности. Если термин «человеческий капитал» достаточно распространен уже и на уровне экономической политики стран Запада, то «социальный капитал» принадлежит к относительно новых категорий, которые появляются именно в связи с трансформацией постиндустриального общества в определенную сверхэкономичные систему.
«Человеческий капитал» - это, по мнению американского економис ¬ та Линвуд Т. Гайгера, - знания, умения и навыки, которые человек приобретает и увеличивающие ее производительные способности [6]. Подобную характеристику сущности понятия «человеческий капитал» дает и лауреат Нобелевской премии Джеймс Бьюкенен, называя основными его чертами мастерство, талант и способности, принадлежащие определенному индивиду [7].
Проблема становления «социального капитала», определение его места и роли в инновационном реформировании структуры отношений собственности, экономической системы в целом с позиций создания положительной исторической перспективы для существующей системы, заключается, на наш взгляд, в признании за «человеческим капиталом» права на существование его как особого, специфического, определяющего фактора и субъекта производства с обеспечением ему возможностей для полной самореализации, развития и влияния не только на эффективность процессов внедрения новейших технологий, но и на процесс принятия решений по организации такого внедрения и использования его результатов. А это, конечно, предполагает, помимо наличия у индивида талантов, способностей, навыков и т.д., еще и формирование определенных социальных связей, норм, закреп ¬ ленных в системе сделок на макро-и микроуровне.
Таким образом, говоря о «социальный капитал» и его роль в процессе обеспечения эффективности социально-экономического роста, мы должны, на наш взгляд, исходить из понимания таких его особенностей:
1. Наличие непосредственной связи с его носителем - высококвалифицированным работником, наделенным не только определенной системой знаний, информации, навыков, но и определенными талантами, способность ¬ ностью к творчеству. Так что не каждого субъекта экономических, хозяйственных отношений нельзя отождествлять с понятием «социальный капитал».
2. Наличие у такого носителя потребности и интереса к творческому использованию своих способностей в процессе развития и использования новейших технологий.
3. Наличие потребности и интереса к непосредственному участию в управлении процессами производства и распределения продукта, услуг, в частности прибыли;
4. Наличие условий в социально-рыночной среде, которые обеспечивают возможность не только появления, но и реального воплощения (в определенных конкретных для каждого периода развития пределах) потребностей и интересов такого характера.
5. Формирование государством и частным капиталом конкретных целей экономической политики (и соответствующих средств, инструментов) на макро-и микроуровне, реализация которых активно способствовала бы дальнейшему формированию и развитию «социального капитала», обеспечению эффективного использования его инновационных потенций.
Согласно подходам Римского клуба, начиная со второй половины 70-х годов. каждый отдельный человек, в конечном итоге, становится единственной надеждой и единственной гарантией преодоления «осложнений», стоящих перед человечеством. Фактически этим тезисом признал ¬ лись принципы, сформулированные еще в начале века известным философом Сергеем Булгаковым, который отмечал, что свобода выступает общей основой творческого процесса, а каждая хозяйственная эпоха имеет свой дух и, в свою очередь, является порождением этого духа, каждая экономическая эпоха имеет свой особый тип «экономического человека», порожденный духом хозяйства [8]. Не лишним, наверное, будет отметить, что именно научно-техническая революция, качественные изменения и развитие потребностей в дальнейших изменениях всех элементов производительных сил, характера взаимозависимости между различными субъекта ¬ ми экономических отношений вызвали к жизни, к тому же как массовое явление, такого нового работника - с новыми интересами и мотивами к труду, с новым взглядом на свое будущее.
Ученые и политики развитых капиталистических стран не остановились на определении методологических и теоретических проблем формирования и развития «человеческого» и «социального» капитала. Фак ¬ тически в это же время, а в значительной степени даже раньше, под влиянием процессов в экономической и социальной системах, вызванных бурным развитием научно-технической революции и, соответственно, всех факторов, обеспечивающих эффективное использование ее достижений в интересах развития рынка, рыночной системы хозяйствования, в Западной Европе начинается процесс активного формирования соответствующей экономической политики, которая связывала определение целей, которые направляют деятельность национальных правительств на трансформацию «человеческого капитала» в «капитал социальный», и средств, с помощью которых такая трансформация могла бы успешно происходить. Конечно, такая политика напрямую связана как с развитием соответствующей законодательной базы, созданием необходимых для реализации институтов, так и с определенными изменениями в структуре и направленности инвестиций, что давало и дает возможность обеспечить инновационный эффект таких инвестиций. На макроуровне этот процесс находит свое проявление и воплощение в формировании механизма обеспечения прав и экономических свобод в сочетании их с ответственностью самого человека и общества при условии ее существования. Основной формой и инструментом такого механизма стала соответствующая законодательная деятельность и контроль за исполнением законов. Уже в 50-е - 60-е годы развитые страны Запада разработали и приняли целый ряд законов, которые регламентировали процесс взаимодействия основных субъектов производства, определяли основные задачи и инструменты социальной политики.
Успехи в реализации национальных программ социальной политики, потребности, проблемы и перспективы дальнейшего интеграционного развития европейских стран вызвали в конце 80-х - начале 90-х годов к жизни новую стратегическую цель, предвидел еще Л. Эрхард, - создание единого социального пространства, единых принципов социальной политики для объединенной Европы. Для реализации этих задач правительства стран-членов ЕС обеспечили формирование и внедрение целой серии общеевропейских программ в сфере образования и профессиональной подготовки, защиты пожилых людей и бедных, экологической направленности, таких как: «Кометт», «Эразмус», «Пейс», « Сайенс »,« Делта »,« Ирис »,« Еврожитло »и т.д. [9].
В 1988-1989 г.г. под давлением профсоюзов - членов Европейской конфедерации профсоюзов, правительствами стран, входящих в Европейский Союз, принята Европейская хартия о фундаментальных социальных прав трудящихся. Она представляет собой ключевой элемент «человеческого измерения» Сообщества, его основополагающую социальную модель, которая определяет место трудящихся в социальной структуре Европы, то социальный стандарт, который гарантируется как на национальном уровне государств-членов, так и на уровне Европейского Союза в пределах его компетенции [ 10].
Этот документ имеет столь принципиальное значение для формирования перспективных стратегических целей социальной политики как Евросоюза в целом, так и стран - его членов, получивший харак ¬ теристику Программы перехода от строительства «Европы хозяев» к строительству "Европы трудящихся». Основные положения Хартии гарантируют наемному работнику со стороны предпринимателей уважение его человеческого достоинства, справедливое обращение, защиту свободы развития личности, улучшение условий труда, полную информированность о рабочем месте и возможности повышения квалификации, уважительное отношение к частной жизни и т.д..


Загрузка...
Яндекс.Метрика Google+