Фразы мышейВсе вышесказанное относится к отдельным сигналам, но мыши изъясняются не односложно, а фразами, состоящими минимум из трех слов. Исследователи проанализировали 1337 высказываний, которые содержали 23 608 слогов, так что средняя длина мышиной реплики — 17—18 писков. Как и словоупотребление, длина и строение фразы зависят от возраста. Мы уже говорили о том, что маленькие мышата тянут звуки, но у них и паузы между словами длиннее. У мышат средняя пауза длится 190 мс, к 13-му дню она сокращается до 85 мс, а у взрослых составляет всего 70 мс. Интересно, что промежутки между сигналами длиннее самих сигналов, так что мышь скупо цедит слова.

Детеныши оказались говорливее взрослых. Фраза средней длины у пятидневной мыши состоит из 24 писков, у тринадцатидневной — из 19. Но самые маленькие зачастую повторяют один и тот же сигнал, а по мере взросления и слова усложняются, и их сочетания становятся более разнообразными. Если продолжить аналогию с человеком, то малыш будет монотонно трындеть: «Дай, да-ай, да-а-ай…», а ребенок постарше канючит более изощренно: «Дай, ну дай, пожалуйста, ну я прошу тебя, дай!»

Фраза подрастающих и взрослых мышей состоит из слогов трех-четырех разных типов, но порядок их чередования с возрастом усложняется. Например, две последовательности {A, A, A, A, B, B, B, B, C} и {A, B, C, B, B, A, A, B, A} имеют сходное соотношение букв, но первая проще, чем вторая. Самые сложные фразы произносят взрослые мыши, их слоги чередуются в такой последовательности, что напоминают песню. Тринадцатидневные мышата, несмотря на значительные речевые успехи, еще не умеют так затейливо пищать. Зависит ли смысл фразы от порядка слов? Ученые уверяют, что да. Они проанализировали сочетания двух сигналов, III и V, во всех записанных длинных фразах. Если бы их сочетания были случайны, пары III—V, III—III, V—V, V—III встречались бы с одинаковой частотой, но это не так.

Когда мышь произносит определенное слово, можно с высокой долей вероятности предположить, каким будет следующее. Кроме того, существует «вводный писк», в нашем словаре ему присвоен номер III. Частота использования этого сигнала в мышеязе составляет 26%, однако он открывает 46% мышиных фраз.

Итак, с возрастом мышиная речь усложняется, но насколько мудреной она должна быть? Очевидно, что один и тот же сигнал, повторенный многократно, содержит мало информации. С другой стороны, если одни и те же сведения излагать множеством разных способов, собеседник может вообще ничего не понять. Представьте, что глагол «идти» имеет 60 синонимов. Их и запомнить-то трудно, не то что правильно употребить, поэтому в активном словаре останется всего несколько вариантов. Но без синонимов речь действительно бедна смыслами, ибо есть ведь разница, идет человек по дороге, шествует или топает.

Оптимальное соотношение между разнообразием и унификацией сигнала описывает закон Ципфа, справедливый для большинства человеческих языков. В 40-х годах прошлого века амери- канский лингвист Джордж Ципф эмпирическим путем установил, что если все слова языка или просто достаточно длинного текста расположить по убыванию частоты их применения, то частота n-го слова в таком списке окажется приблизительно обратно пропорциональной его порядковому номеру n. Иными словами, второе по используемости слово встречается примерно в два раза реже, чем первое, третье — в три раза реже и так далее. Исследователи про- верили, насколько использование мышиных сигналов соответствует закону Ципфа. Оказалось, что у пятидневных мышат словарный запас еще небогат и они часто повторяются, однако к 13 дням их словоупотребление приходит в полное соответствие с законом: второй по частоте употребления писк они издают в два раза реже первого, третий — в три. Полноценный мышеяз получается. Но если последовательность слов в мышиных предложениях неслучайна, можно конструировать фразы, что исследователи и сделали.


Загрузка...
Яндекс.Метрика Google+