Состав аспиринаПытаясь выяснить, в чем же здесь дело, французские ученые из университета Бордо-2 со своими аргентинскими коллегами из Университета Маймонида в Буэнос-Айресе поставили немало опытов по влиянию аспирина на свертываемость крови. В процессе исследования они перешли от изучения терапевтических доз к малым, затем сверхмалым, а потом и вовсе мнимым концентрациям и обнаружили очень интересный эффект. Такая логика работы была, видимо, не случайной: руководитель этой научной группы Кристиан Дотремпуш еще в 1991 году редактировал книгу «Сверхмалые дозы». Именно в лаборатории Дотремпуша ученые, исследовавшие роль аспирина в тромбозе, и решили испытать эффективность препарата, приготовленного «по Ганеману», то есть в виде гомеопатического средства.

Напомним, что гомеопатический метод подразумевает не только значительное разбавление действующего вещества, но и строгую процедуру этого разбавления. В частности, непременный атрибут — так называемая «динамизация», то есть встряхивание, перемешивание, растирание. Например, способ Ганемана предполагает на каждом этапе десяти- или стократное разбавление с заменой посуды и обязательным многократным постукиванием стаканчиком с получившимся раствором по кожаному переплету Библии. В способе нашего соотечественника графа С.Н.Корсакова (кстати, современника Ганемана) используется один сосуд: лишнюю жидкость из рабочей пробирки всякий раз выливают, а разбавляемая часть самопроизвольно в виде капель остается на стенках. Если сосуд широкий, то вместо встряхивания «динамизацию» можно проводить многократным вращением жидкости в сосуде. В 1991 году Жак Бенвенист, лауреат двух Игнобелевских премий, запатентовал дальнейшее упрощение технологии — динамизацию он предложил проводить барботажем газа.

Как-то при недомогании я выпил шипучий аспирин, а потом, не меняя стакана, опустошил здоровую бутыль какой-то воды с газом, естественно, в несколько приемов. Так что в стакане вполне могло произойти потенцирование аспирина с разведением по Корсакову и динамизцией за счет выделения газа по Бенвенисту. Получается, что я нечаянно запил аспирин его же «сущностью». Помнится, тогда полегчало, но вот что происходило с кровью, осталось неизвестным. А если верить Дотремпушу с соавторами, повод для беспокойства был.

Гомеопатический аспирин они готовили так. Тонкий порошок ацетилсалициловой кислоты (1 г, или 0,0056 моля) переводили в суспензию в теплом (70оС) этаноле и тщательно встряхивали. Далее отбирали 1 мл раствора, добавляли 99 мл дистилли- рованной воды и опять тщательно встряхивали. Процедуру разбавления повторяли еще 13 раз. Нетрудно посчитать, что конечный раствор содержал 5х10-30 моля аспирина на литр. Эта концентрация вполне заслуживает название «мнимой»: если вспомнить число Авогадро (6х1023), то станет понятным, что 3—5 последних разведений — встряхивание чистой воды без единой молекулы аспирина или спирта. Уместно заметить, что Ганеман и Авогадро тоже были современниками.

Полученный препарат в лаборатории Дотремпуша обозначили как ULDA (ultra low dose aspirin, ультранизкодозовый аспирин), в русский перевод мы добавим букву «Г» (Ганеман) — УНДА-Г. (Просто «гомеопатический аспирин» уже существует, и не один: так в народе называют два популярных лекарства — арнику (Arnica D6) и фосфат магния (Magnesium phosphoricum D6): считается, что их противовоспалительное действие напоминает аспирин.) В 1990 году Дотремпуш с коллегами испытали УНДА-Г на двадцати добровольцах и остались довольны — у тех, кто принимал обычный аспирин, кровь загустела — наблюдалось сокращение времени кровотечения. Конечно, делать какие-то разумные выводы на статистике из 20 человек невозможно. Однако указание к дальнейшим действиям получить можно, а уж следовать им или нет – зависит от смелости ученого.

Дотремпуш не испугался возможности движения в неверном направлении: полученное средство тут же начал исследовать на крысах и мышах, и эти эксперименты продолжаются более 20 лет. Новых добровольцев-людей пока не привлекают. С животными же ученые не особенно церемонятся. Основных методов два. Сначала крысе нагревают кончик хвоста до 37оС, а затем отрезают от него кусочек длиной 6 мм. Далее засекают время, прошедшее до момента остановки крови. Спустя десять минут крысе вскрывают брюшко, вынимают участок кишечника и помещают под микроскоп. Затем в течение 1/15 секунды светят на него лазером, вызывая повреждение. В поврежденном участке начинает образовываться тромб, а специальная система регистрации считает сгустки крови, которые от него отрываются и попадают в мелкие кровеносные сосуды — артериолы диаметром 15—25 мкм. На выходе получаются два параметра: число зафиксированных сгустков и время до окончания процесса образования тромбов, то есть до того момента, когда сгустки перестали поступать в кровеносный сосуд.

Перед тем как изучать кровотечение, животным давали дозу обычного аспирина, дозу гомеопатического аспирина разного разбавления или то же самое в смеси с ингибитором фермента ЦОГ-1 или ЦОГ-2. Раствор аспирина вводили подкожно, поскольку предыдущие опыты показали, что так результаты получаются более воспроизводимыми. В одних опытах ученые исследовали действие препарата вскоре после введения, в других — длительное воздействие. К каждой экспериментальной группе придавалась группа контроля, которой давали плацебо, соответствующее изучаемой комбинации препаратов. Например, плацебо для сверхразбавленного аспирина служил аналогично приготовленный раствор сверхразбавленного спирта. Счет мышам и крысам идет на тысячи, но в каждом из многочисленных вариантов опыта участвовали десять экспериментальных и десять контрольных животных. Результаты были опубликованы в специализированных медицинских журналах, например «Thrombosis and haemostasis», «Pathophysiology of haemostasis and thrombosis», «World Journal Gastroenterology». Самая свежая статья вышла в «Thrombosis and haemostasis» в 2010 году. Тот факт, что по химическому составу УНДА-Г — чистейшая вода, по-видимому, не смутил рецензентов журналов.

Мы коснемся лишь интересных для нас выводов. И главный из них состоит в том, что и количество образующихся сгустков под действием УНДА-Г, и продолжительность тромбообразования в три—пять раз больше, чем под действием нормального аспирина, и в полтора-два раза больше, чем в контроле, получавшем чистый физиологический раствор уже безо всяких «сущностей» лекарств. При кровотечении из хвоста, правда, различие между УНДА-Г и контролем было не столь впечатляющим и порой даже статистически не значимым.

Ученым удалось установить и механизм явления. Оказалось, что УНДА-Г — полная противоположность обычному аспирину. Если аспирин в терапевтических дозах выводит из строя ЦОГ-1, то УНДА-Г, напротив, на него не действует, а угнетает ЦОГ-2. Это было доказано прямыми сравнительными опытами, когда мышам вво- дили УНДА-Г одновременно с селективными блокаторами ЦОГ-1 и ЦОГ-2: блокирование ЦОГ-1 затрудняло тромбообразование, а добавка еще и аспирина в сверхмалой дозе восстанавливала способность к свертыванию крови. То есть такой аспирин действовал не на ЦОГ-1 (которой и так не было), а на что-то другое. И лучше всего на роль этого «другого» подходит ЦОГ-2.

Прием УНДА-Г, таким образом, повышает риск инфаркта, поскольку увеличивает скорость тромбообразования. Состояние тромбозной ямы, которое наступает у людей или крыс после прекращения приема аспирина через 8—10 дней (время tpm), этот препарат вызывает уже через час-другой. При одновременном приеме истинно гомеопатический аспирин в изученных разведениях 15C (C — septum, сто) полностью нейтрализует его аллопатическую дозу 100 мг/кг. Очевидно, в тромбоцитах аспирин ацилирует ЦОГ-1 и выделение тромбоксана падает, но одновременно УНДА-Г снижает выработку его антагониста простациклина. Так что внешне результирующий эффект будет выглядеть нулевым — свертываемость не изменяется.


Загрузка...
Яндекс.Метрика Google+