Таблетки аспиринАспирин нельзя давать детям до шестнадцати лет, поскольку он плохо переносится в раннем возрасте, а при вирусной инфекции хоть и очень редко, но способен вызывать у детей осложнения, в том числе синдром Рея — некроз печени и, как следствие, острая печеночная недостаточность. Побочный эффект длительного приема аспирина — развитие язвенной болезни. Но это еще не все. Клиническая практика показала, что примерно через неделю после окончания приема аспирина ранее разжиженная им кровь на время сильно «густеет», что может приводить к образованию тромбов.

Если аспирин принимать долго, то сопротивление образованию тромбам выходит на некоторый искусственно поднятый уровень. Когда же прием внезапно прекращен, этот уровень начинает падать. За неделю он снижается до нормы, но, увы, организм на этом не останавливается. Примерно на девятые-десятые сутки кровь станет гуще нормы. Глубина «тромбозной ямы» и время стабилизации свертывания крови зависят от состояния организма, но исчисляются днями, а то и неделями.

Причина такова. После вывода из строя ЦОГ-1 производство простациклина — как мы помним, это физиологический антагонист тромбоксана — становится избыточным. Чтобы восстановить равновесие, организм сам начинает размыкать ключ 2, но быстро это сделать нельзя, так как, по-видимому, природа не предусмотрела эндогенного, то есть внутреннего, блокатора ЦОГ-2, регулирующей синтез простациклина . Клетки эпителия просто прекращают синтез, а наработанная ЦОГ-2 еще какое-то время продолжает действовать. Вновь запустить синтез ЦОГ-2 и замкнуть ключ 2 на схеме, похоже, удается не сразу, отчего по окончании приема аспирина возникает другой перекос: ЦОГ-1, способствующей загустению крови, становится много, а ЦОГ-2 — мало. Других возможностей вне рамок нашей упрощенной схемы касаться не будем.

А что, если человеку, принимающему аспирин по объективному показанию риска сердечно-сосудистых заболеваний, вдруг потребуется хирургическое вмешательство? Например, надо будет удалить зуб или, не дай Бог, серьезная травма. Ведь не идти же на операцию с пониженной свертываемостью. Проблема прерывания приема аспирина и плавного перехода на стационарный уровень свертываемости крови как-то решается практической медициной. Например, в 2009 году врач саранской Городской клинической больницы № 4 И.В.Юртаева в своей диссертации показала, в том числе и на добровольцах, что, если принимать вместе с аспирином антиоксидант (сукцинат 3-оксипиридин), это делает тромбозную яму при внезапном прекращении приема аспирина почти незаметной. Но вот тем, кто, спасаясь от инфаркта, пьют только один аспирин по настроению от случая к случаю с интервалом более недели, надобно знать, что эти самодеятельные меры только повышают риск.

В общем-то, нельзя сказать, что эффект проявляется часто, но не обращать на него внимания нельзя. Например, Игорь Сибон и Жан-Марк Оргогозо из неврологической клиники госпиталя университета Бордо указывают, что им удалось связать инсульт с прекращением приема аспирина лишь у 4,5% пациентов, но у этих пациентов удар случался строго спустя 6—10 дней после окончания аспиринотерапии. Вольфганг Бургер из лейпцигского госпиталя Св. Георга и Джузеппе Бьонди-Зоккаи с кафедры кардиологии Туринского университета в двух обзорах (соответственно 2005 и 2006 годов) публикаций на статистике, в сумме включавшей данные о ста тысячах пациентов, установили, что прекращение приема аспирина в 10,2% случаев привело в среднем через 8,5 дней к предынфарктному состоянию. При этом риск развития инфаркта или инсульта у этой группы пациентов был в три раза больше, чем у тех, кто аспирин не принимал.


Загрузка...
Яндекс.Метрика Google+